Армянская семья из Сирии планировала переехать в Армению, а не бежать от войны

26 декабря, 2013 - 17:16

"Она более ярый дашнакцакан, чем любой член этой партии",- говорит о своей теще Жирайр.

В декабре прошлого года мать Назик, госпожа Хатун,  переехала из сирийского города Камышли в Ковсакан. Членского билета партии Дашнакцутюн у госпожи Хатун нет, но она всей душой принимает дашнакцаканскую идеологию. Госпожа Хатун каждый день следит за новостями – местными, зарубежными. Кроме этого она каждый день читает Новый Завет, который постоянно находится возле ее кровати. Сын подшучивает над матерью, говорит, она столько раз читала Библию, что когда открывает ее, то уже не читает, а говорит наизусть.

В Сирии 71-летняя Хатун до шестого класса ходила в армянскую школу, умеет читать и писать по-армянски. Когда местную армянскую шгколу закрыли, армяне отказались отправлять своих детей в арабскую школу, посчитав это грехом.

У госпожи Хатун четверо детей – три дочери и сын. В 24 года она стала вдовой – муж погиб в автокатастрофе, после этого она не вышла замуж. Говорит, что в таких случаях закон не запрещает повторно выходить замуж, но у них не принято, чтобы армянская женщина, овдовев, вышла замуж. Армянская женщина должна вырастить детей, а местная армянская община помогает таким семьям.

Сейчас госпожа Хатун живет с семьей сына Вигена в одной из квартир в здании, выделенном сирийским армянам. У Вигена Огана и его жены Тамар Мелкон четверо детей – Самвел, Барди, Марал и Бекор. Все, кроме трехлетнего Бекора, ходят в школу. Виген говорит, что в Сирии они дают детям армянские имена. Самвела, например, назвали в честь отца Вигена. Для сирийских армян это очень важно, так как у арабов принято обращение "отец такого-то человека". К Вигену, например, они бы обращались "отец Самвела".

Вначале было трудно, говорит Виген. Детям в школе приходилось нелегко, они не понимали русский, не знали многие армянских терминов. Сейчас все потихоньку входит в свое русло.

В Сирии Виген не был на военной службе, но не потому, что избегал служить, а потому, что по арабским законам если у матери один сын, то он не служит в армии. Например, если у мужчины десять жен и от каждой жены у него по сыну, то никто из сыновей не служит в армии.

Виген признается, что скучает по Сирии. В Камышли он работал токарем, имел также собственный земельный участок, который обрабатывал с помощью наемных работников. Дела шли успешно. В 2005 и 2010 гг. приезжал в Армению и решил переехать сюда. Но перед переездом нужно было продать имущество, чтобы основать в Армении свой бизнес. Однакор из-за войны ему пришлосьт оставить там свою землю, отцовский дом, а также дом, построенный собственными руками. Когда началась война, семья Вигена вынуждена была все оставить и приехать в Армению.  

Виген успел продать только машину. В Армении он не может найти работу по своей специальности, а так как другой работы нет, он занимается сельским хозяйством. В Ковсане обрабатывает участок в 50 гектаров, сеет пшеницу, ячмень. Сейчас Виген и его семья ждут, когда будет квартира в новом здании, который строится в Ковсане для сирийских армян.  

На первом снимке – Виген с матерью, госпожой Хатун, на втором – дети Марал, Барди и Бекор.

Мери Мамян

Фото Эрика Григоряна

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.