НА КОГО ТОЛЬКО НЕ УПОВАЛИ АРМЯНЕ...

13 октября, 2017 - 12:48

Политическая ситуация в Закавказье в 1917-1918 гг. была крайне сложной и не исследовалась в должной степени историками советского периода. Теперь этот пробел восполняется. К числу материалов, проливающих свет на особенности той эпохи, принадлежат "Воспоминания" Геворка МЕЛИК-КАРАГЕЗЯНА, изданные в Москве по решению Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона и семинара Научно-педагогической кавказоведческой школы В.Б.Виноградова (Армавирский государственный педагогический университет).

ВНАЧАЛЕ НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОБ АВТОРЕ. Г.МЕЛИК-КАРАГЕЗЯН (1873-1940 гг.) родился в Эривани, окончил Берлинский университет и Брюссельскую консерваторию. Был редактором газеты "Аршалуйс", журнала "Кавказский вестник" (1903-1905 гг.), газеты "Мшак" (1920 г.). Являлся членом Закавказского комитета партии Народной свободы (кадетской), а с 1918 г. - членом ЦК Армянской народной партии. В 1918-1919 гг. был министром народного образования и искусств РА. В 1921-1933 гг. работал в финансовых и научно-просветительских организациях Закфедерации и Армении, умер в 1940 году, похоронен в Тбилиси.

Публикация "Воспоминаний" (полное название - "Делегация Армянского Национального Совета в Германию и в союзные с ней страны в 1918 году") подготовлена внуком автора Михаилом Вермишевым. Издание завершается очерком В.А.Захарова "Первая Республика Армения". О чем эти воспоминания?

После Октябрьской революции в России Особый закавказский комитет временного правительства (ОЗАКОМ) должен был подать в отставку. Очень скоро образовались национальные советы: Грузинский, Армянский, Татарский. Кроме них еще существовали Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и сформированный из них Краевой центр, что приводило к двоевластию в Закавказье.

В сложившейся ситуации нужно было разобраться с организацией новой правительственной власти в регионе и обеспечить защиту фронта, покинутого российскими войсками после перехода в Петрограде власти к большевикам. Для решения первой проблемы 24 ноября 1917 года было учреждено новое правительство, названное Закавказским комиссариатом. С проблемой безопасности населения края было посложнее.

Турецкие войска продвигались через оголенную линию фронта к Закавказью, татары с нетерпением ожидали прихода соплеменников, грузины колебались, выбирая между дипломатией и войной, а армяне в лихорадочном возбуждении искали пути к спасению оставшейся части нации. Армянские политические партии (главным образом АРФ "Дашнакцутюн") прилагали отчаянные усилия, чтобы поднять дух масс, найти денежные средства, сформировать войсковые части. В попытках воздействовать каким-либо образом на Турцию глава Армянского национального совета Аветис Агаронян решает направить делегацию в Германию, чтобы просить ее обуздать аппетиты турок и воспрепятствовать вторжению турецких войск в Закавказье. В делегацию в конечном итоге вошли два дашнакцакана (Аршак Джамалян, Липарит Назарян) и автор воспоминаний. Выехав из Тифлиса 26 февраля, делегаты по маршруту Батум-Туапсе-Новороссийск-Севастополь прибыли в Москву 12 марта. Описание деталей этого утомительного путешествия ярко характеризует нравы первых месяцев правления большевиков, когда с властью и порядком, особенно на периферии, была абсолютная неразбериха.

ЕЩЕ ДО ПРИЕЗДА В МОСКВУ ДЕЛЕГАТЫ УЗНАЛИ О ПОДПИСАНИИ МИРА В БРЕСТЕ со сдачей Карса, Ардагана и Батума туркам. Это еще более подкосило посланцев Армении, везущих, кстати, письмо Шаумяна на имя Сталина. Тот сказал Джамаляну, что выдал письменное распоряжение всем советам, чтобы они оказывали содействие армянским дружинам в борьбе против "империалистической" Турции. Но ничего реального, конечно, сделано не было. По словам Джамаляна, когда Ленину стало известно о командировке в Берлин, он, проведя рукой по лбу, сказал: "Да, плохо вышло с армянами. Пусть, конечно, едут". До отъезда из Москвы Г.Мелик-Карагезян при посредничестве Ваана Терьяна встречается с Троцким, наркомом по военным делам. Тот в беседе, во-первых, открещивается от своей причастности к подписанию Брест-Литовского мира, затем подчеркивает, что потерянного (Карс, Ардаган, Батум) не воротить. А на просьбу о военной помощи говорит, что войска для отправки на Кавказский фронт нет - Красная Армия только организовывается.

Преодолевая различного рода препятствия, посланцы Армении через Петроград, Псков (где уже стояли немцы), Двинск приезжают 22 апреля в Берлин, сознавая при этом, что "поездка делегации в Германию была скорее жестом отчаяния, чем более или менее обдуманной мерой". Германская сторона была уведомлена о приезде армян. Здесь из официальных лиц они встречались с советником министра иностранных дел Гепертом и товарищем министра Фон дем Буше. Кроме того, прошли беседы в Рейхстаге с лидерами фракций, с различными общественными деятелями.

Армянская делегация представила в МИД Германии три меморандума (с 28 апреля по 4 мая). В них описывалась ситуация в крае, беспомощное положение закавказских армян (после уничтожения населения Турецкой Армении), усугубляемое индифферентностью грузин и предательством татар. Отмечалось, что русские войска были выведены из армянских областей по настоянию Германии, и, таким образом, ответственность за дальнейшее неблагоприятное развитие событий ложится на нее. Просьба делегации заключалась в том, чтобы Германия предотвратила поползновения турок на большие территории, чем те, что достались им с большевистской подачи по Брестскому миру...

СЕГОДНЯ (ДА И ТОГДА) ПОПЫТКА УРЕЗОНИТЬ ОДНОГО ХИЩНИКА ОБРАЩЕНИЕМ К ДРУГОМУ ВЫГЛЯДИТ НАИВНОЙ. В ходе контактов с немцами вырисовывалась недвусмысленная позиция германских властей, прямо говоривших, что "сейчас Турция выставила два миллиона солдат. Жертвовать ими ради армян Германия не будет".

Еще один "полновесный" довод привел в беседе вождь немецких национал-либералов Г.Штреземан. Со слов Энвер-паши он поведал, что армяне восстали и уничтожили в одном городе турецкий военный гарнизон и мирных жителей - всего 80 тысяч человек. На эту чудовищную выдумку Г.Мелик-Карагезян заметил собеседнику: "Если бы мирное армянское население Турции (к тому же не имеющее права носить оружие) было в силах уничтожить 80000 турок, из которых чуть ли не половину составлял военный гарнизон, то мы едва ли имели бы нужду ехать в Берлин..."

8 мая делегации был вручен официальный ответ от императорского правительства. Там говорится о строжайшей дисциплине в турецких войсках ("сообщения об ужасах, творимых ими, есть злонамеренный вымысел"), а вот "армянские банды чинят ужасные бесчинства!" В послании подчеркивается, что турки не намереваются перейти границы, очерченные Брестским договором.

Между тем турки уже перешли границу и 15 мая ворвались в Александрополь (Гюмри), уничтожая мирное население. Оставшиеся в полном одиночестве (ни стратегических, ни тактических союзников) армяне сплотились и нанесли сокрушительное поражение 36-й турецкой дивизии, пополненной курдским конным отрядом  и соединениями местных мусульман. Потеряв под Сардарапатом более половины солдат, Вегиб-паша потом спрашивал у одного из армянских офицеров: "Почему вы меня не преследовали? Вы же могли занять и Карс". Он не знал, какими малыми силами была разбита его армия, которой противостояли обескровленные на турецком фронте армянские части, народное ополчение, женские отряды и беженцы.

30 мая армянская делегация выехала из Германии, вряд ли располагая достаточной  информацией о судьбоносных майских сражениях 1918 года. Рожденная в муках Первая Республика продержалась до декабря 1920 года. Прошедший через Геноцид армянский народ сначала лишился по Брестскому миру огромных исторических территорий. Грабеж продолжился при подписании уникального в своей нелегитимности Московского договора между Турцией и РСФСР (с потерей Нахиджевана и Карабаха). Беззаконие припудрили заключенным в октябре 1921 года под диктовку Москвы Карсским договором между Турцией, с одной стороны, и Грузией, Арменией, Азербайджаном - с другой. Договор заключен на 100 лет, до 21 октября 2021 года.

Александр ТОВМАСЯН

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Комментарии

Разве не ясно из всего, приведенного автором статьи, что Путин с Лавровым вместо того, чтобы под сурдинкой копошиться в эрдогановских помидорах, надо решать окончательно вопрос с Арцахом и ужо с Нахиджеваном также. Мне, простому обывателю, напоминать об этом? 100 летний срок Карсского договора истек в тот момент, когда перестала существовать РСФСР. Так что не надо давать в руки козлу( для краткости и далее только так) в руки автомат. Ему достаточно подсунут в оба носа на двоих Ультиматум. А в случае отказа Армения может и умыть свои руки. Как некогда это сделал Понтий Пилат. А потом говорят, что народы никогда не ошибаются. В случае народа, да, но и там и сейчас эта роль была отведена баранам с их же и согласия

PS. Примите к сведению, что статья датирована в пятницу 13 октября, а также возраст автора, перед которы я приношу заранее свои искренние извинения. В добрый путь Путину и всем, кому положено

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.