Геноцид армян в Турции вынудил моего прадеда бежать в Воронеж, – путешественник Арик Киланянц

15 октября, 2017 - 17:52

Воронежец Арик Киланянц преодолел 1200 километров на велосипеде, чтобы увидеть, где жили его предки.

Журналист «Блокнота Воронежа» пообщался с путешественником Ариком Киланянцем, который бросил работу в столице Черноземья ради того, чтобы отправиться в далекое путешествие на велосипеде к местам, где жили его предки.

– Расскажи о себе и своих увлечениях.

– Я, можно сказать, человек без определенного места работы, потому что я профессионально занимался фотографией 10 лет, сейчас занимаюсь видеооператорством, работаю на телевидении. Учился на повара, по образованию - зубной техник. У меня есть множество увлечений, между которыми я постоянно мечусь. Возможно, поэтому я и скитаюсь, хочется найти себя. Найти себе применение в жизни. Я люблю писать, особенно путевые дневники из путешествий.

– Что толкнуло тебя бросить всё и отправиться в такое путешествие, какова его цель?

– В начале лета я уволился с телевидения для того, чтобы отправиться в большое кругосветное путешествие, но оно по семейным обстоятельствам отложилось на год. Я вынужден был вернуться на телеканал. Но сейчас у меня вынужденный отпуск протяженностью 2 месяца, и в этот отпуск я уехал в другое путешествие. Целью было посетить родину своих предков, армян. Мой прадед в начале прошлого века жил на территории Османской империи и был вынужден бежать в Воронеж от геноцида, устроенного турками. С тех пор он никогда туда не возвращался. Мой отец в 90-е ездил туда, а теперь настала моя очередь посетить места, где жили мои предки. Цель была доехать до Турции, до того места, где находится дом моего прадеда.

– Расскажи о своем маршруте. Почему выбрал именно такой путь? Сколько километров уже преодолел на велосипеде?

– Конечная точка у меня была определена - Турция, а именно поселок, где раньше жили армяне. От Владикавказа до того места около 700 километров через Грузию. За все время я проехал около 1200 километров. Сегодня 20-й день моего путешествия, которое подходит к концу. Старался выбирать всегда красивые места, но, какая была дорога, такую и выбирал, в том числе по горам, учитывая перепады высот, перевалы, чтобы не попасть в снега и не замерзнуть. На маршруте было несколько тяжелых перевалов, когда надо было 1500 метров подниматься в гору. По утрам очень холодно, да и днем холодно.

– Какие страны ты посетил? Что в них запомнилось больше всего?

– Посетил я Турцию и Грузию, ну и Россию, конечно. Сложно выделить, что запомнилось. Это не просто отпуск, когда ты приезжаешь в одно место на недельку. Здесь новые места, люди, события. Выделить что-то одно я не могу...хотя, нет, могу! Красивая военная грузинская дорога, очень красивые там были рассвет и природа. А на обратном пути я побывал в Кармадонском ущелье. Это меня очень сильно потрясло. Увиденные масштабы, природа и те следы от катастрофы, которая произошла 15 лет назад (съемочная группа Сергея Бодрова погибла в результате схода ледника. - Прим. ред.). Ну и, конечно, родина предков. Дома, которые 1908-1909 года постройки, существуют в идеальном состоянии. Там живут турки. Было волнительно и интересно прикоснуться к этой частичке истории, которую сейчас тщательно оберегают и замалчивают.

– Как дела обстоят, например, с питанием, ночевкой и другими бытовыми вещами?

– Я старался максимально подготовиться к путешествию, чтобы минимально зависеть от условий. У меня с собой была компактная палатка, газовая горелка, походный котелок, сублимированные продукты, поэтому все очень просто. Когда надоедало жить в палатке или погода была плохая, я останавливался в нескольких городах в хостелах или отелях дешевых, чтобы согреться, постираться и отдохнуть. Еду по возможности по утрам и вечерам готовил сам в котелке, днем покупал что-то в лавках и магазинах. Изредка заходил в заведения, чтобы попробовать местную кухню.

– Как родные относятся к твоей поездке?

– Отношения родных к поездке неоднозначное. Вначале, как и всегда, отговаривали, переживали за меня. Говорили, может лучше на поезде. Но, когда поняли, что это неизбежно, и я все равно поеду, то было молчаливое смирение. Ярого одобрения не встречал среди родных. Больше так, мол, что с тебя взять, дурака, хочешь - поезжай.

– Сложно ли будет возвращаться потом к обычной жизни?

– Даже после 20 дней кочевой жизни, для меня это самое долгое путешествие, сложно вернуться к обычному быту. Я втянулся в эту жизнь. Просыпаться в палатке, собирать и упаковывать вещи, готовить в котелке, набирать воду в ручье – мне это понравилось. Будет этого не хватать. Но я смогу и в городе продолжать ездить на велосипеде. Надеюсь переждать эту зиму и весной отправиться в новое путешествие, более серьезное, сложное. Пока куда отправлюсь - не знаю. Есть только мечты и планы. Поживем – увидим.

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.