Азербайджанский «ландромат» во Франции: почему провалилось следствие

17 октября, 2017 - 23:21

Расследование международной группы журналистов под названием «Азербайджанский ландромат» Франции не коснулось. Однако параллельно с ним работала группа французских депутатов, призванная изучить политические и экономические связи между Парижем и Баку. Некоторые аспекты этих связей вызывали большие подозрения у парламентской комиссии, но никаких разоблачительных открытий она не сделала. Почему – объясняет ее президент Франсуа Рошблуан.

5 сентября в европейской прессе были опубликованы результаты расследования Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) об Азербайджане. В нем говорится о том, как правящая элита страны отмывает деньги и использует европейских политиков для лоббирования своих интересов в ЕС. После публикации во многих странах были открыты предварительные следствия о деятельности упомянутых в СМИ чиновниках.

Так, в Болгарии прокуратура открыла предварительное расследование в отношении своего представителя в Европейском банке реконструкции и развития. Ранее в Италии полиция открыла следствие в отношении бывшего руководителя Европейской народной партии в Совете Европы Люка Волонте, которого подозревают в получении денег от властей Азербайджана за то, чтобы не допустить принятия резолюции ПАСЕ о политзаключенных в этой стране. Педро Аграмунт был вынужден покинуть пост председателя Парламентской ассамблеи Совета Европы.

Волна политико-финансового скандала, прокатившаяся было по Евросоюзу, была остановлена у границ Франции, не спровоцировав практически никаких дебатов. А между тем, здесь судят журналистов по поводу выпуска программы Cash Investigation телеканала France-2, в котором корреспондент Лоран Ришар называет Азербайджан «диктатурой». В ходе репортажа, который называется «Мой президент в деловой поездке», упоминаются имена французских политиков, которых подозревают в коррупционных связях с Азербайджаном.

Это дело привлекло внимание тем, что впервые государство подало жалобу на клевету в отношении журналистов. Решение суд вынесет 7 ноября.

Но мало кто знает, что факты, описанные в «Азербайджанском „ландромате”», были предметом расследования специальной комиссии Национального собрания Франции. Бывший депутат этой нижней палаты парламента Франсуа Рошблуан рассказал RFI об этом расследовании.

С сентября 2016 по февраль 2017 в нижней палате французского парламента работала комиссия по информированию общественности, созданная по инициативе депутатов центристской партии UDI (Союз демократов и независимых).

Президент партийной фракции Жан-Кристоф Вигье требовал создания Следственной комиссии, однако, по настоянию министерства иностранных дел Франции, в создании этой комиссии было отказано.

Между следственной комиссией парламента и комиссией по информированию общественности – принципиальная разница, объясняет Франсуа Рошблуан:

«Я просил создания Следственной Комиссии, но под давлением МИДа президент Комиссии иностранных дел Национальной Ассамблеи Элизабет Гигу отказала мне в этом. Люди, которых заслушивает Следственная комиссия, обязаны давать присягу перед тем, как отвечать на вопросы, к тому же, они не вправе отказаться от приглашения в Нацсобрание, они обязаны явиться на слушания. Конечно же, я огорчился, когда мне пришлось возглавить комиссию по информированию. Но я все же согласился и даже подписал итоговый доклад, потому что если бы он не был подписан, то его бы не опубликовали, и никто бы ничего не узнал».

В ходе своей работы Комиссия по информированию общественности заслушала 34 свидетеля – дипломатов, работающих с Азербайджаном французских предпринимателей, представителей общественности и правозащитников. Многие из них выразили сожаление о том, что не все возможные свидетели были приглашены на заседания.

«Посол Азербайджана в Париже несколько раз связывался с президентом моей парламентской группы (UDI), чтобы попытаться закрыть комиссию по информированию, так как им это очень мешало, так как они были прекрасно знакомы с реальностью», — объяснил причину Франсуа Рошблуан.

Более того, некоторые из фигурирующих в журналистском расследовании политиков вошли в состав парламентской комиссии. Среди них – Жан-Фансуа Мансель, который возглавляет ассоциацию друзей Азербайджана во Франции. Эта ассоциация в основном оплачивается из фонда Гейдара Алиева, возглавляемого первой леди Азербайджана Мерибхан Алиевой. О более чем тесных связях Жан-Франсуа Манселя с Азербайджаном не раз писала французская пресса, и не знать этого депутаты не могли.

«Среди всех был один – Жан-Франсуа Мансель – который участвовал абсолютно во всех заседаниях комиссии. Однажды, во время слушаний, у нас случилась настоящая перепалка с ним, и он, хлопнув дверью, покинул зал заседания. Это было во время видеоконференции с автором репортажа Cash Investigation Месье Ришаром», — вспоминает Франсуа Рошблуан.

«Месье Ришар» – это тот самый фигурант дела о клевете, на которого подало в суд государство Азербайджан. Жан-Франсуа Мансель был свидетелем в суде против журналистов и выступал в защиту Азербайджана.

Среди друзей Азербайджана во Франции, входящих в ассоциацию, фигурирует Рашида Дати – бывшая депутат Европарламента и мэр 7-го округа Парижа, в котором расположен шикарный культурный центр при посольстве Азербайджана во Франции.

Франсуа Рошблуан до сих пор не может скрыть всоего возмущения:  «Я сожалею, что такие люди, как Жан-Франсуа Мансель, который является представителем Азербайджана во Франции (есть много других, но он – самый известный, так как является председателем ассоциации друзей Азербайджана), говорят неправду на заседаниях комиссии – это просто недопустимо».

В состав парламентской миссии о связях между Азербайджаном и Францией вошел и Тьери Мариани – широко известный друг России и Крыма, почетный гость Башара Асада, любитель шикарных приемов и знакомств с мультимиллионерами, за что французский журнал L’Express назвал его «вездесущий». Мариани также входил в состав ассоциации друзей Азербайджана, но позже вышел из нее, предпочтя Казахстан.

Еще один защитник политики Азербайджана — отмеченная французской прессой и телевидением Натали Гуле, сенатор от департамента Орн, в который Азербайджан вложил несколько сотен тысяч евро на реставрацию церквей и благоустройство входящих в него коммун. Во время своей поездки в Азербайджан в 2015 году Натали Гуле посетила в тюрьме известную правозащитницу Лейлу Юнус. Во время встречи француженка заявила, что не может помочь освобождению правозащитницы, так как власти знают, что выйдя из тюрьмы, та не согласится молчать.

Несмотря на присутствие заинтересованных депутатов в комиссии, ее отчет был принят и опубликован.

В этом документе, который можно найти на странице сайта Национального собрания, говорится о руководстве ряда французских предприятий, которых вынуждали давать взятки азербайджанским чиновникам.

Например, директор азербайджанского филиала крупнейшего молокоперерабатывающего предприятия Lactalis Антуан Бикийон рассказал на парламентских слушаниях о том, как его отказ от дачи взяток местным чиновникам и его намерение платить законные налоги вызвали ответную реакцию: предприятие стало объектом многочисленных финансовых проверок, а на таможне возникали постоянные трудности.

Но отчет ни слова не упоминает о французских государственных чиновниках и политиках, которые часто получали «подарки» от Азербайджана. О них можно узнать лишь из редких публикаций во французских СМИ.

Сегодня Франсуа Рошблуан сожалеет о том, что у него не получилось довести свою работу до конца. Однако он прекрасно осведомлен о проходящем в пригороде Парижа Нантерре процессе, где обвиняемыми проходят французские журналисты, снявшие репортаж о коррупции и нарушениях прав человека в Азербайджане:

«Мы не смогли дойти до конца, как я бы этого хотел. Но как показало время, я был прав. В Парламентской ассамблее Совета Европы я неоднократно предупреждал о сомнительной деятельности некоторых депутатов от Европейской народной партии (PPE). И хотя я в то время мало знал о Люке Волонте, но что касается Педро Аграмунта – я знал, что он был настоящим представителем интересов Азербайджана в ЕНП (РРЕ). Вначале он был президентом этой партии, а затем – президентом ПАСЕ, и первой его поездкой в качестве главы Парламентский ассамблеи был визит в Азербайджан. И все, о чем стало известно прессе в последние месяцы, меня не удивляет. Мне только остается благодарить таких журналистов, как Элиз Люсе и Лоран Ришар, за их работу. Так как очень много французских парламентариев – депутатов и сенаторов – которым тоже удалось полакомиться из азербайджанского горшка».

Касательно репортажа Cash Investigation, Франсуа Рошблуан говорит только, что сюжет «лишь подтверждает то, что я знал уже давно». Бывший депутат надеется, что французский суд оправдает журналистов. На это у него есть свои причины – в прошлом Азербайджан также подавал на него в суд:

«После того, как в Азербайджане произошли всем известные события сентября 2004 года, я сказал, что „Азербайджан ведет себя как террористическое государство”. Я сказал „как”, я не говорил, что Азербайджан – это террористическое государство. Меня ожидал процесс. Суд решил, что государство не может подавать в суд на клевету в качестве физического лица. Я выиграл суд в первой инстанции и во второй, теперь меня ожидает суд кассационный.

Поэтому я рад, что в суде, который идет в отношении двух журналистов, адвокат запросил отменить жалобу. Государство не может обвинять журналистов, указывать им, что можно говорить, а что нельзя. Представьте, что тогда будет с Северной Кореей? Суды против журналистов будут проходить каждый день».

Согласно рейтингу международной организации «Репортеры без границ», Азербайджан входит в двадцатку стран, где больше всего нарушается свобода слова. Он занимает 162-е место из 180-ти. Живущая ныне в Голландии Лейла Юнус говорит, что в азербайджанских тюрьмах сейчас сидят 160 политзаключенных.

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.