Путешествие Жозефа Питтона Де Турнефора продолжается

9 ноября, 2017 - 19:32

Ровно триста лет назад вышла книга известного французского путешественника, члена Парижской академии наук, профессора ботаники Жозефа Питтона де Турнефора (1656-1708) "Путешествие в Левант". Вместе с коллегами-ботаниками (немцем и французом) он по распоряжению короля Людовика XIV совершил в 1700-1702 гг. путешествие в Грецию, Малую Азию, Персию, Грузию и Армению. В ходе поездок он посылал письма (22) канцлеру Франции Луи Филиппу де Поншартреку.

КНИГА ВЫШЛА В 1717 ГОДУ, КОГДА АВТОРА УЖЕ НЕ БЫЛО В ЖИВЫХ. Через 300 лет кандидат филологических наук, исследователь армяно-французских культурных контактов Гоар Карагезян выпустила книгу "Армянский мир в "Путешествии в Левант" Турнефора". Ее презентация прошла 2 ноября в Институте литературы им. М.Абегяна НАН РА. Монография напечатана при содействии Всеармянского фонда арменоведческих исследований НАН РА.

Директор института Вардан Деврикян представил собравшимся проявивших интерес к презентации посла Казахстана в РА Т.Уразаева, консула Посольства КНР Ван Фэна, атташе по культуре Посольства Ирана Сайеда Мохамада Реза Гейдари. Затем последовали выступления.

Своим мнением о монографии делились исключительно доктора наук, филологи, историки: В.Деврикян, Э.Ворсканян, А.Исаакян (директор вышеупомянутого Всеармянского фонда), Э.Минасян (декан исторического факультета ЕГУ), С.Арутюнян, Альберт Мушегян (выдающийся исследователь, развенчавший потуги недоброжелателей, пытавшихся переместить Мовсеса Хоренаци из V века куда ближе к нам), О.Айвазян (директор издательства "Армянская энциклопедия") и другие. Уже имена ораторов говорят о значении работы, проделанной Гоар Карагезян, которую на презентации все не только поздравляли и благодарили за высокую ценность исследования, но и упрекали за то, что она равнодушна к перспективам получения следующей научной степени, которую давно заслужила. Что особо подчеркивалось?

Турнефор был ботаником, и главной целью путешествия было изучение растительного мира. Кстати, термин "гербарий", обозначающий собрание засушенных растений, впервые применил именно Турнефор в "Путешествии в Левант". Но параллельно изучению растительности ученый описывал города, нравы, религию, уклад, торговлю, взаимоотношения народов, встречавшихся на пути от Трапезунда до Тифлиса и обратно - от Тифлиса до Измира. Он увидел Баберд, Эрзерум, Карс, Гюмри, Ереван, Вагаршапат.

УЧЕНЫЙ ЧУТЬ НЕ ПОКОРИЛ ВЕРШИНУ АРАРАТА, НО: "...ЧЕЛОВЕК ОЧЕНЬ СИЛЬНО ОБМАНЫВАЕТСЯ, если измеряет свой путь на гору, глядя снизу вверх, особенно, ежели потом приходится тащиться по песку, который также неприятен, как в огромных пустынях Африки". Неудачная попытка восхождения отнюдь не была бесплодной. Как отмечал впоследствии академик В.В.Бартольд: "...благодаря исследованию горы Арарат, путешественником впервые был установлен факт, что климатические пояса в зависимости от высоты местоположения располагаются в таком же порядке, как в зависимости от географической широты".

Ссылка на Бартольда (он фигурирует на 6 страницах монографии) вовсе не единичный случай. Листая книгу, без всякого преувеличения, поражаешься неимоверному количеству сносок, примечаний - их в общей сложности 416(!) на 181 странице чистого текста. Список источников (на армянском, русском и французском языках) вообще занял аж 11(!) страниц. И все это тянет хотя бы на одну докторскую. Потому что, сопровождая Турнефора в его путешествии, Гоар Карагезян не просто цитирует ботаника, но сопоставляет его записи, сведения, впечатления с предыдущими и последующими исследованиями вышеупомянутых стран и народов. Турнефор оказывается в ученой компании с Агатангелосом, Вергилием, Кантом, Грибоедовым, Марко Поло, Лотманом, Лукуллом, Мухаммедом, Монтескье, Наполеоном, Руссо, Пушкиным и прочими (их несколько сотен) персонами, имеющими свои соображения по изучаемым вопросам. Это не просто монография. А энциклопедический охват темы, позволяющий внимательному читателю узнать огромное множество сведений, фактов, легенд из истории Армении и сопредельных стран.

С опозданием сообщу, что "Путешествие" Гоар Карагезян сама перевела с французского, который (включая старофранцузский) знает в совершенстве. А русским она владеет так, что этому позавидуют не только ученые, но и беллетристы. Легко, любовно отслеживая путешествие француза, отмечая его яркие исследовательские способности и эрудицию, Карагезян видит и проскальзывающее в нем превосходство "западного" над "незападным". "Этот взгляд с высоты европейского величия прослеживается в оценке всего: пища, религия, одежда, быт и др.". Особенно забавляют дегустационные оценки Турнефором качества армянского вина (это не уважаемая Г.Карагезян, а автор строк возмущается, перепробовавший достаточно французских сортов вин и убедившийся, что армянские им по меньшей мере не уступают).

Кстати, забегая вперед, замечу, что гостеприимный Вардан Деврикян затащил после презентации народ в свой кабинет - на дегустацию. А автору строк пришлось улизнуть, чтобы написать про "Путешествие". Разве это справедливо?

Чем еще ценна книга? Турнефор зафиксировал увиденные им кадры жизни народов, привел достоверные сведения, почерпнутые из официальных источников. Вот одно из них. "В городе Тифлисе проживает 20000 человек: 14000 армян, 3000 магометан, 2000 грузин и 500 римских католиков" (они тоже армяне. - А.Т.). Это начало XVIII века, вряд ли в приведенной информации виновно "армянское лобби". Но многие люди и народы часто не видят того, чего им не хочется видеть.

ТУРНЕФОР ОСТАВИЛ НАМ МНОЖЕСТВО ДЕТАЛЕЙ ИЗ ЖИЗНИ АРМЯН, ПОВСТРЕЧАВШИХСЯ ЕМУ В ПУТИ. Г.Карагезян ввела их в доступную для исследователей форму - перевела на русский, проанализировала, прокомментировала, провела параллели. Теперь это узнает русскоязычная аудитория. На презентации не раз подчеркивалось, что книгу надо перевести для начала на армянский.

Особую ценность для нас представляет текст приведенного Г.Карагезян в приложении XX письма Жозефа Питтона де Турнефора "Об обычаях, религии и торговле у армян". Не скажу, что все там написано точно, с исчерпывающей достоверностью. Но опять-таки многие детали нравов и реалий, увиденные глазами европейца, весьма важны. Приведу только начало XX письма канцлеру Франции:

"Армяне лучшие в мире люди, честные, вежливые, полные здравого рассудка и целомудрия. Я думаю, что они были бы более счастливы, если бы прибегали к оружию в случае необходимости, как обычно поступают люди, используя его во избежание жестокостей".

Повторю, что "армянское лобби" не водило пером Турнефора ни в этом абзаце, ни там, где он пишет про турок, курдов, грузин или магометан. И Байрон тоже не был "агентом армянского влияния", но восхищался армянской историей и культурой.

Нам, сегодняшним, есть с кого брать примеры, есть чем удивить мир. Подвижнические усилия Гоар Карагезян - в этом ряду. До Турнефора она написала еще 3 монографии: "Армения и армяне во французской литературе XI-XIV вв.", "Роль армян в трансмиссии культур. Памятники французской средневековой литературы в контексте культурного обмена "Восток - Запад", "Арарат - сакральная территория". Вот и судите, тянет ли это, включая "пришествие" Турнефора в русскоязычный мир, на ученую степень доктора?

Следующая работа Гоар Карагезян будет посвящена запискам европейских путешественников о Нахиджеване. В добрый путь.

Александр Товмасян, "Голос Армении"

Ваша оценка материала: 
Average: 1 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.