Совершенно секретно: как из-за армянских разведчиков "полетели головы" в ЦРУ

13 ноября, 2017 - 14:21

Помимо многочисленных маршалов и генералов, героев и простых солдат, армяне дали немало разведчиков. О тех, кто сражался не с оружием в руках, но внес не меньший вклад в победу рассказывает колумнист Рубен Гюльмисарян.

Быть разведчиком – значит иметь особый образ жизни, и дано так прожить единицам, говорил легендарный "Амир", светлой памяти Геворк Варданян, для этого нужно иметь "особенную стать". Армяне всегда славились отличными воинами, но то, что маленький народ только в первой половине ХХ века дал около шести десятков разведчиков – удивительный факт.

Если идти в хронологическом порядке, то отчет следует начать с Якова (Акопа) Давтяна, который был назначен и.о. начальника Иностранного отдела ВЧК 20 декабря 1920 года – эта дата считается днем рождения советской внешней разведки. Руководил отделом он под фамилией Давыдов, а сменил его на этом посту Рубен Катанян, тоже старый большевик, партиец с незапамятного 1903 года.

Среди более чем 60 разведчиков есть и семьи – семья Атаянцев, например. Братья и сестры, их было пятеро, начали службу в советских разведорганах и госбезопасности в 1920-30 годах. Легендой стал Иван Атаянц, который в 1926 году строил по комсомольской разнарядке железную дорогу в Армении, там был завербован для секретной работы в Иране. Работа его начальству, без сомнений, понравилась, иначе его не отправили бы изучать сразу шесть иностранный языков — английский, испанский, итальянский, французский, персидский и турецкий. Да и какой разведчик без языков, ясное дело.

Разговор о самых крупных фигурах еще впереди, и по каждой фигуре отдельно, поэтому ограничусь пока указанием значительных вех славных биографий. Так вот, в августе 1941 года Агаянца откомандировали в Иран, сначала просто резидентом, а затем главным резидентом внешней разведки. Там он курировал других резидентов и, в частности, группу Варданяна, того самого Амира.

Сказать банальные фразы о том, что все это было сложно и ответственно – значит, не сказать ничего. Это было чудовищно сложно и невероятно ответственно, особенно их работа при подготовке и во время Тегеранской конференции лидеров трех союзных государств в конце 1943 года. Агаянцу и Варданяну удалось выиграть сложнейшую партию у германского рейха в лице Отто Скорцени – готовилось покушение на Сталина, Рузвельта и Черчилля.

И совсем не преувеличение, когда мы утверждаем, что судьбы трех руководителей находились, в том числе, в руках армянских разведчиков, и они спасли их жизни. Знаменитый в свое время фильм "Тегеран-43" режиссеров Алова и Наумова, с музыкой Гарваренца и песнями Азнавура, как раз об этом и повествует. Посмотрите, кто не смотрел, оно ого стоит, хотя и не сериал о жизни экзальтированных домохозяек, конечно.

Уже в пятый раз называю Амира "легендой", но можно и в десятитысячный, потому что так оно и есть. В разведке он оказался в 17-летнем возрасте, и проработал в ней всю свою жизнь, а ведь разведчик, как и сапер, ошибается лишь однажды. Большая часть его боевого пути до сих пор засекречена, и будет ли когда-нибудь рассекречено все – неизвестно. Во всяком случае, сам Варданян говорил в одном из интервью так: "Есть вещи, которых вообще не откроют — никогда. Кое-что, быть может, чуть-чуть. Даже в операциях по Тегерану столько всего, о чем не сказано и что совсем не тронуто… Хотя сняты фильмы, написаны книги".

Одним из самых активных членов группы Амира был его близкий друг Оганес (Оник) Пахлеванян. Гоар, сестра Оника, с которой Амир познакомился, когда ей было 15 лет, стала его женой и соратником. С 1942 года Гоар работала рядом с мужем. Поженились они в 1946 в Тегеране, и еще около шести лет работали в Иране.

Это потом, через сорок с лишним лет, в 1984 году, Геворку Андреевичу дадут звание Героя Советского Союза, а Гоар Левонову наградят орденом Красного Знамени, и Амир станет первым советским разведчиком-нелегалом, получившим Героя за работу в мирное время.

Из последней командировки семья разведчиков вернулась в конце 1986 года, и именно тогда лично председатель КГБ СССР Чебриков и вручил Варданяну Золотую Звезду Героя, ордена Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны II степени, медали "За отвагу", "За оборону Кавказа", "За победу над Германией". Только тогда стало возможно это сделать.

Одним из самых важных советских разведчиков был Гайк Овакимян, работавший под именем "Геннадий". Именно он первым сообщил о том, что американцы разрабатывают атомную бомбу, а затем задумал, спроектировал и осуществил агентурную операцию Enormous – она позволила Советскому Союзу создать собственное ядерное оружие в рекордно короткие сроки.

29 августа 1949 года на полигоне в Семипалатинске, в условиях исключительной секретности, впервые была испытана советская атомная бомба. Москва официально заявила об этом событии только 23 сентября, но в Вашингтоне, конечно, уже все знали: американцы имели фотографии верхних слоев атмосферы в районе Семипалатинска, и на этих снимках, вне всяких сомнений, был атомный гриб.

США во главе с Трумэном были в состоянии грогги, ведь они были в полной уверенности, что их монополия на атомное оружие продержится по меньшей мере до начала 1960. Срочное совещание правительств США и Великобритании было созвано для обсуждения одного-единственного вопроса — как это могло произойти?

В итоге, по милости Геннадия-Гайка Овакимяна, полетели головы: в первую очередь был снят директор ЦРУ Хилленкоттер, еще год назад утверждавший о невозможности создания Советами атомной бомбы раньше середины 1950 годов. А генерал американской разведки Уильям Донаван о многом догадывался, но многого и не знал, и промолчал тогда, что, возможно, спасло Овакимяна.

"Геннадий" продолжил работу в Штатах, стал там даже доктором химии, и его агентурная работа положила начало становлению в Советском Союзе принципиально новых НИИ, конструкторских бюро и экспериментальных заводов строжайшей секретности.

Можно много рассказать, например, о Михаиле Алавердяне ("Заман"), Амаяке Кобулове и других. Эти истории во многом написаны, в отличие от историй армянских разведчиков, работавших под оперативными псевдонимами "Ахурян", "Олаф", "Золушка", "Вера", "Скиф" и других. Многое рассекретят далеко не скоро, что-то так и останется неизвестным, а огромного пласта интереснейшей информации нет в открытых источниках.

Остается надеяться, что захватывающая, по возможности полная, история разведчиков-армян когда-нибудь станет нам доступной. Хотя бы в основных чертах.

Рубен Гюльмисарян

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Комментарии

А разве Амаяк Кобулов не был расстрелян вместе с братом Богданом (Бахшо? ) по делу Берии?

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.