СУРЕН АРУТЮНЯН: ОН ПРИШЕЛ В НАШУ ЖИЗНЬ ИЗ ЛЕГЕНДЫ И УШЕЛ В ЛЕГЕНДУ

4 декабря, 2017 - 14:17

Есть люди, память о которых не тускнеет, а наоборот, становится светлее и ярче. К числу таких людей относится Иван Христофорович Баграмян.

Подарком судьбы было для меня тесное общение и сотрудничество с Баграмяном, человеком удивительной чистоты и порядочности. На протяжении девяти лет, с 1973 по 1982 год, он возглавлял Центральный штаб Всесоюзного похода комсомольцев и молодежи по местам революционной, боевой и трудовой славы советского народа. Я был у него заместителем. Мы тесно сотрудничали и дружили с ним, я по сей день храню в своем сердце чувство глубокого удовлетворения от совместной работы с этим замечательным человеком, выдающимся полководцем.

Баграмяна часто называли «комсомольским маршалом». Он командовал многомиллионной армией юношей и девушек – участников Всесоюзного похода, массового, беспрецедентного движения, которое воспитывало у молодежи чувство патриотизма, готовность с оружием в руках встать на защиту своей Родины, как это делали их отцы и деды.

В масштабах нашей страны эту важную патриотическую работу вели многие полководцы, генералы и адмиралы, тысячи ветеранов войны и труда. Они были организующим центром, душой и сердцем Всесоюзного похода. Я благодарен судьбе, что по характеру своей работы, будучи секретарем Центрального комитета ВЛКСМ, занимался вопросами оборонно-массовой работы, курировал комсомол Вооруженных сил СССР, активно общался с Баграмяном, Жуковым, Буденным, Коневым, Василевским, Чуйковым, Бабаджаняном и другими военачальниками. В результате этой работы в СССР было создано 70 тысяч памятников и обелисков, открыто 150 тысяч музеев и комнат боевой и трудовой славы. Следопыты разыскали и вернули родными и близким десятки тысяч имен ранее неизвестных погибших воинов.

Мы с Иваном Христофоровичем Баграмяном встречались в разных ситуациях. Я бывал у него в семье, дома и на даче, присутствовал на семейных торжествах. Отмечали 75-летие и 80-летний юбилей маршала.

О Баграмяне можно сказать так: это был армянский сын русского народа, который достойно служил советскому, русскому и армянскому народам. Баграмян подкупал своей скромностью, добрым отношением к людям. Весь образ его жизни убеждал, что истинная доброта – удел сильных людей. Он любил жизнь, любил людей. Характерным для него было уважительное отношение к подчиненным. Как говорили, от него исходили мощные лучи света, которые притягивали.

Баграмян был чрезвычайно одарен, обладал широкой эрудицией. Отличался чуткостью, исключительными человеческими душевными качествами. Его любили солдаты и офицеры, преклонялись перед его мужеством, храбростью и полководческим искусством, которым он владел в совершенстве. Глубокий ум, твердый характер и инициатива в работе, глубокие знания военного дела и аналитический подход к делу снискали Баграмяну огромный авторитет.

Особые дружеские отношения у Баграмяна были с легендарным командующим Первой Конной армией Буденным. Когда Семену Михайловичу предложили часть территории своей дачи в Баковке уступить кому-нибудь из военачальников, он заявил: если уступлю, то только Ивану Христофоровичу Баграмяну. Так что они жили рядом по-соседству. Каринка, внучка Баграмяна, дружила с внучкой Буденного. Как сейчас помню их вместе на даче на велосипедах...

Баграмян получал множество писем. Одно письмо, которое он получил еще во время войны, выделял из всех и хранил дома в своем кабинете. Письмо прислала из Америки Анаит Баграмян. Она писала: «Уважаемый земляк, друг и брат! Не знаю, как обращаться к Вам, Вы меня не знаете, хотя давно стали для меня родным человеком. Я американка армянского происхождения, которая любит Советскую Армению, является другом Советского Союза…». В письме рассказывалось о том, как в далеком детстве семью этой женщины в турецкой Армении настигли бандиты-изуверы, как они бежали в Россию. У нее был брат Ованес (Иван), который воевал против турок в Первой мировой войне, и о нем ничего не известно.

«Пожертвовала я для Красной Армии и для детей павших в бою советских воинов свое ожерелье и золотое кольцо – все, что имела, – писала она. – Отдала свои сбережения в фонд создания эскадрильи «Давид Сасунский». В первые годы войны тяжело дышалось, как будто переставало биться сердце. Свободно вздохнули, когда радио сообщило о большой победе Красной Армии под Сталинградом. По радио в первый раз я услышала Ваше имя, дорогой мой брат! Фамилия у нас с Вами одна – Баграмян… Пусть природа дарует Вам долгую жизнь и пусть здравствует наша любимая Советская Армения. Разрешите подписать письмо так: Ваша сестра».

Иван Христофорович ответил:

«Дорогая сестра! Письмо Ваше очень взволновало меня. Я родился на Кавказе, но не в турецкой Армении, и до сегодняшнего дня не было у меня сестры по имени Анаит. Но Вы можете считать меня своим родным братом. Нас не родила одна мать, но родня у нас – один народ, и он одарил нас общими чувствами. Отныне я буду знать, что у меня есть сестра за далеким океаном.

Ваш брат Ованес».

К сожалению, встретиться им так и не удалось…

От Баграмяна я получил бесценный дар – книгу его мемуаров и фотографии с автографами. Он был «последним из могикан», последним из ушедших великих полководцев Великой Отечественной, который достойно завершил яркую, уходящую в историю эпоху боевой славы Советской Армии. Не случайно многие говорили, что с кончиной Ивана Христофоровича ушла в прошлое целая военная эпоха.

О Баграмяне можно сказать так: он пришел в нашу жизнь из легенды и ушел в легенду.

Память о нем вечна!

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.