Не порите чушь: как Рыжков рассердился на Горбачевa из-за событий в Армении

7 декабря, 2017 - 14:27

В декабре 1988-го сбитая с ног землетрясением Армения больше всего нуждалась в тяжелой строительной технике — прежде всего в подъемных механизмах, а сверкающий лаком и никелем бронированный ЗИЛ, именуемый в народе “членовозом”, не был нужен ни селу, ни городу. Тем не менее он был.

Главным по спасению попавших под удар стихии людей, а дальше ликвидации ее последствий, был назначен Николай Рыжков – тогда председатель Совета министров СССР. Чтоб увидеть своими глазами и реально оценить масштаб постигшей Армению беды, главе правительства приходилось то и дело выезжать в Спитак, Ленинакан и другие сметенные полностью или наполовину города и села Армении. Ездить надо было с министрами и равноценными им руководителями, не привыкшими пользоваться ничем иным, кроме персональных автомобилей, часто прикомандированными к легендарному ГОН-у (Гараж Особого Назначения). Между тем представить себе что-нибудь глупее, чем черный лимузин в сопровождении ГАИ на забитых и разбитых дорогах Армении, было трудно.

Николай Рыжков тотчас распорядился выделить для своих поездок обычный пассажирский “Икарус”. Машина была хороша приспособлена к сложным климатическим условиям, отличалась неприхотливостью и удобной планировкой салона. На ней правительство и ездило. Очень скоро автобус стали узнавать и, встретив на дороге, водители тотчас уступали ему дорогу — не то чтоб облегчая, а, можно сказать, полностью снимая с плеч Госавтоинспекции ее профессиональные заботы.

Через несколько дней после катастрофы сообщили: в Армению собирается Горбачев. Дальше со слов Николая Рыжкова.

“Когда было согласовано, что М.С.Горбачев летит из Москвы прямо в Ленинакан, позвонил руководитель “девятки” — управления КГБ СССР, отвечавшего за безопасность высших руководителей страны, — генерал Юрий Плеханов, планировавший доставить в Ленинакан на тяжелом транспортном самолете ЗИЛы для М.С.Горбачева и его сопровождения.

— Тут я взорвался, каюсь, — вспоминает Николай Рыжков. — Заорал: Какие ЗИЛы?! Не порите чушь! Здесь беда, океан горя, а вы на “членовозах” разъезжать собрались? Что люди скажут – подумали? Не-ет! Горбачев со мной будет ездить. На “Икарусе”. И сопровождение тоже – места всем хватит, автобус большой. Ясно?”. “Ясно”, — коротко ответил Плеханов.

Но наутро в Ереван прибыл самолет с роскошным, сияющим ЗИЛом. Конечно же, Горбачев с женой и не подумали на нем ездить, в тех условиях это было бы просто нелепо, а передвигались по зоне бедствия на моем “персональном” автобусе, то и дело выбираясь из него и разговаривая с людьми в Ленинакане и Спитаке”.

А отвозить ЗИЛ обратно в Москву не стали — не до этого было. Лимузин застрял в одном из ведомственных автобаз Еревана, скорее всего, в гараже армянского КГБ.

Что с ним произошло дальше, ездил ли на нем первый секретарь ЦК Армении или не ездил никто, автору неизвестно.

Сергей Баблумян

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.