80 лет назад был убит Егише Чаренц: памяти великого поэта

16 декабря, 2017 - 15:32

Прошло ровно 80 лет с того рокового дня 1937 года, когда перестало биться сердце величайшего армянского поэта, неутомимого каменотеса и каменнобойца, рассекавшего скалистые громады и добывавшего слова из первородных слоев армянского языка.

Влияние многогранной личности Чаренца было чрезвычайно сильным и сейчас трудно сказать, как бы развивалась армянская литература, если бы с ним не расправилась адская машина уничтожения. Он прожил всего 40 лет и стал одной из главных жертв сталинского террора.

Жизнь Поэта совпала с Октябрьской Революцией, он со всем жаром принял ее пафос и ее цвет, весь хлынувший поток жестоких противоречий воспринял как могучее обновление жизни, а все наступившие перемены казались ему благом. Он участвовал в Гражданской войне, прошел через разруху и боль, столкнулся с жестокостью во всех ее проявлениях. Упоение и разрушением, и созиданием – равно как последующее разочарование стали участью нескольких величайших поэтов. ,

Это стихотворение он посвятил горячо любимому им Варпету Аветику Исаакяну. Чаренц написал: «Дорогой Аветик, внизу пели твою песню, - сердце мое переполнилось, и я написал следующий стих, прими как посвящение и привет...».

Года идут, и тем смиреннее,

Тем благоговейнее и сердечнее

Я склоняю пред тобой

И любовь, и сердце, и лиру.

Уж эта мечта несбыточная

Иметь песнь такую наивную,

Чтоб очаровала она дитя

И проникла в душу старика.

Сердце твое может возгордиться,

Что повинуясь сердцу его,

Ты песнь дал народу,

Чтоб ею он бессмертие обрел.

О, как бы я хотел иметь

Хоть одну песнь такую задушевную,

И на камнях кельи моей ее высечь

И чтоб она навеки там осталась.

И пришли бы поколения,

Прочли бы песнь мою задушевную

На камнях кельи моей, И песнь эту тебе бы я посвятил.

(Подстрочный перевод).

Эти строки были написаны им 27 сентября 1937 года. Ночью. В тюрьме.

За стихотворением следовало следующее, последнее признание поэта: «Вот так, дорогой Аветик. Духом я ясен и бодр, лишь забота о семье душевно гнетет и гложет меня. И это я оставляю Господу и армянскому народу». Через шесть недель, 27 ноября 1937г., тюремные врачи констатировали смерть заключенного Егише Чаренца, наступившую вследствие катарального воспаления легких и общего истощения организма в больничной палате внутренней тюрьмы НКВД г. Еревана. Узников этого здания не принято было хоронить. И ночью тело поэта погрузили в машину с надписью «Хлеб», отвезли по направлению Гарнинских высот и тайком закопали в горной местности. Могила поэта до сих пор неизвестна.

Многие произведения Поэта были переведены на русский язык, а под переводами значились имена Ахматовой, Пастернака, Тарковского. Его и при жизни боготворили как читатели, так и лучшие из писателей. Сам же Аветик Исаакян говорил, что за одно стихотворение Чаренца о звуках родного языка («Ес им ануш Айастани…») отдал бы все свои стихи. Редкое величие души по отношению к короткому, но известному произведению, спустя годы вышедшему отдельной книгой в переводах на 30 языков мира, - факт, достойный занесения в книгу рекордов.

Поднимите глаза! —

Я иду, я иду!

Из угрюмого чрева веков,

Я седые мечты за собою веду

И стихи наших дней без оков…

Поднимите глаза! —

Узнаете меня?

Я любил этот мир — от зари...

В ядовитой траве умервщлённого дня

Я бескровные крылья зарыл

И оставил, когда непроглядная тьма

Ваши души брала неуемные в плен...

Я иду многолик, как природа сама,

Где гулящей под стать, где - молитвой смирен.


Егише Чаренц.

Перевод Ашота Сагратяна

"К будущему"

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.