Первые памятники армянской колонии Санкт-Петербурга

3 января, 2018 - 20:53

Армянский музей Москвы предлагает вашему вниманию отрывок из книги Ашота Базиянца и Р. Мартиросяна «Обелиск», посвященной общественно-политической и хозяйственной деятельности армянской диаспоры Москвы и Санкт-Петербурга со второй половины XVIII века и до 1917 года, материализованной в памятниках архитектуры и монументальной скульптуры, а также трем породнившимся династиям Лазаревых, Абамеликов и Манук-Беев, сыгравшим значительную роль в исторических событиях своего времени.

Обратимся к периоду складывания армянской общины Санкт-Петербурга.

Первые памятники армянской колонии Петербурга XVIII в.

Небольшая армянская колония Петербурга, основание которой относится к первому десятилетию со времени закладки крепости Санкт-Петербург, сыграла большую роль в развитии и укреплении политических и культурных связей между русским и армянским народами.

Первые упоминания об армянах в Петербурге относятся еще к 1708 г., а в 1710 г. в городе уже были основаны «армянские конторы».

В 1712 г., задолго до окончания Северной войны, Петербург был объявлен столицей. Перемещение политического центра России в Петербург сопровождалось энергичными мерами Петра I по привлечению в новую столицу русских и иноземных купцов, превращению города в важный торговый порт на Балтийском море. Армянские купцы и торговые компании рассматривали Петербург не только как транзитный пункт на путях между Востоком и Западом.

Необходимость создания армянской колонии в политическом центре России, ее столице, сознавали и деятели армянского освободительного движения. Об этом говорит, в частности, просьба сподвижника Исраэла Ори* архимандрита Минаса «о дозволении строить в С. Петербурге армянскую церковь», датированная 1714 годом. К. Н. Григорьян, опираясь на тот факт, что в 30-х годах XVIII века в Петербурге существовала «Армянская улица» и в те же годы появилась необходимость иметь постоянного священника, пришел к справедливому заключению, что количество армян в городе выросло и появилось определенное число постоянных жителей. Вероятно, армянская колония Петербурга поначалу располагалась на Васильевском острове. Официально участок, занимаемый армянами, принадлежал Луке Ширванову, крупному промышленнику, владельцу мануфактур, судов, который считался главой армянской колонии в 40–50-х годах. Но уже «…бенгальский гражданин, армянский купец и ювелир Артемий Шериман» владел в 50-х годах домами и на Васильевском острове, и близ дворца. Армянская колония Петербурга в 80-х годах XVIII столетия насчитывала не более ста человек. Наиболее влиятельным лицом из среды армян Петербурга был Лука Ширванов, который и получил в 1740 г. разрешение построить на территории собственного дома небольшую армянскую каменную церковь, разумеется на свои же средства. Но вызывает сомнение утверждение, что в начале 40-х годов церковь эта была построена. В книге И. Георги*, вышедшей в конце XVIII в., церковь эта не упоминается. Во-вторых, стоило ли сооружать еще одну армянскую церковь через тридцать лет на том же Васильевском острове при наличии первой; в-третьих, не слишком ли много церквей для прихода в 100–150 человек? (Скорее всего слова «на территории собственного дома» следует понимать, что Лука Ширванов отвел часть дома под церковные службы.).

Сооружение первых армянских памятников Петербурга, сохранившихся до наших дней, связано прямо или косвенно с фамилией Лазаревых.

И. Л. Лазарев и «другие армяне» в 1770 г. просили разрешения построить в Москве и Петербурге армянские церкви. 2-го мая 1770 г. последовал именной высочайший указ, во исполнение которого «в Петербурге была отведена… под церковь земля по Невскому проспекту» и «приступлено было к постройке… на добровольные приношения прихожан, в которых значительная доля принадлежала ювелиру Ивану Лазареву». Армянская церковь на Невском проспекте, как и московская в Армянском переулке, строилась архитектором Ю. М. Фельтеном. Он же по заказу Лазаревых построил несколько домов около церкви.

Церковь Святой Екатерины

«…к 1778 г. армянская церковь была готова вчерне, если не была окончательно выстроена».

Окончательно здание отделано было, вероятно, в 1779 г., что позволило в начале следующего года — 18 февраля 1780 г., провести освящение храма.

Совершенно ясно, почему Лазаревы назвали построенную на Невском проспекте армянскую церковь именем св. Екатерины. На освящении церкви присутствовал фаворит Екатерины Г. А. Потемкин.

Один из выдающихся архитекторов первой половины нынешнего столетия [Прим. — XX века] Александр Иванович Таманян принимал участие в реставрации фасадов армянских церквей Петербурга, переустройстве входа церкви св. Екатерины. Помимо этого, по его рисункам и чертежам были изготовлены металлические решетки (последний факт сообщила вдова Бориса Борисовича Пиотровского Рипсимэ Михайловна).

В настоящее время [Прим. — Книга «Обелиск» была опубликована в 1993 году] на здании укреплена мемориальная плита со следующим текстом:

«Памятник архитектуры XVIII века. Здание бывшей армянской церкви Екатерины. Построена в 1771–1780 гг. Архитектор Ю. М. Фельтен.

Охраняется государством».

*Исраэл Ори (1658–1711) — деятель армянского освободительного движения. В 1701 г. в Москве получил обещание Петра I о поддержке движения армянского народа против турецкого и персидского ига.

*Описание российского имп. столичного города Санкт-Петербурга и достопримечательностей в окрестностях оного. Санкт-Петербург, 1794. Т. II. С. 282.

Базиянц А., Мартиросян Р. Обелиск. — Ереван : Издательство «Армянский открытый университет», 1993.

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.