СМИ рассказали об армянской семье, помогающей пенсионерам в пензенской области

11 января, 2018 - 14:15

Давай останемся

Скромная молодая женщина с негромким голосом напоминает скорее школьную учительницу или медсестру — ну, нет в ней ничего от привычного облика работницы торговли. Хотя внешность экзотическая для Сурского края: Теймине — армянка по национальности. Но когда начинаешь с ней общаться и слышишь знакомый пензенский говорок и характерные словечки, то сразу перестаешь в ней видеть приезжую — наша она, и все тут.

— Так мы уже 23 года в Иссе живем, — улыбается Теймине. — Я здесь в третий класс пошла. Помню, трудно было первое время: я русского практически не знала, на родине в армянской школе училась. А потом ничего, привыкла.

Первым из родного города Кировакана (сейчас — Ванадзор) в составе сезонной бригады строителей в Россию приехал ее папа Ншан Арутюнян. Он работал в нескольких регионах, включая и Краснодарский край. В России Ншану Арутюняну очень понравилось, и он стал задумываться о переселении в Краснодарье: все же климат там помягче, больше похож на армянский, да и соотечественников много живет.

А когда работал в Иссе, приехала к нему жена с двумя детками. Райцентр пришелся по душе: «Давай останемся, мне тут больше нравится…»

Копейки на хлеб

Арутюняны как-то быстро прижились в Иссе, поднатужились и в 2000 году открыли первый магазинчик, ставший началом семейного бизнеса, в который вовлекли и подросших детей. Через девять лет Ншан Арутюнян доверил управление торговой точкой дочери.

— Все вроде бы шло нормально, мы развивались потихоньку, — вспоминает Теймине. — Стали расширяться, второй магазин открылся… А потом умер папа. Мы очень тяжело пережили его смерть.

Девушка постоянно сама стояла за прилавком, за столько лет перезнакомилась со всем поселком.

Как-то в магазин зашла пожилая женщина, худенькая, в плохонькой одежде. А вслед за ней ввалился опухший от беспробудного пьянства великовозрастный сынок: «Мать, возьми чекушку, сил нет, умру, если не опохмелюсь». Старушка, пряча глаза, купила 250-граммовую бутылку водки.

— Но я не могла осуждать старушку. Мне просто стало ее безумно жаль. Она потом еще приходила, покупала в основном хлеб, крупы, каждый раз пересчитывала копейки… Мне прямо плакать хотелось оттого, что я не могу ничем помочь.

А сколько было еще таких старушек и старичков, одиноких, живущих на мизерные пенсии…

Я не могу иначе

Теймине понимала, что изменить ситуацию она не в силах, помочь всем страждущим не сможет. Однако и равнодушно смотреть на нуждающихся пожилых односельчан не могла.

Посоветовавшись с братом, решила: хотя бы раз в неделю раздавать бесплатно пенсионерам хлеб. Это было важно и для нее лично, и в память об отце.

Теймине нашла поставщика, который согласился отпускать свежий хлеб почти по себестоимости.

Теперь каждое воскресенье она раздает около 100 буханок. Берут в основном свои, давно знакомые. Но не откажет в помощи и человеку, которого видит в первый раз. Значит, сильно допекло, если он с другого края Иссы пешком приковылял за хлебушком…

Сейчас Теймине подумывает о том, чтобы раз в месяц или хотя бы по большим праздникам помогать особо нуждающимся еще и продуктовыми наборами, в которые вошли бы крупы, макароны, сахар, сладости.

Автор: Наталья СИЗОВА

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.