Для чего был создан «день геноцида азербайджанцев»

1 февраля, 2018 - 15:07

В течении всей (столетней) истории Азербайджана более десяти раз от верхушки власти поступали политические заказы для смены образа предков азербайджанцев и автохтонных народов населяющих Азербайджан. Последние указы были получены от президентов Азербайджана Гейдара и его сына Ильхама Алиевых. Согласно указу Гейдара Алиева «О геноциде азербайджанцев» от 26 марта 1998 года, ежегодно 31 марта в Азербайджане обязаны отмечать так называемый «день геноцида азербайджанцев» со стороны армян. Этот указ (далее указ-первоисточник) появился спустя 80 лет после отмеченных в нем трагических исторических событий и стал первоисточником по утверждению «геноцида» и соблюдению дня «геноцида» с опозданием почти на целый век. Более того, указ Алиева старшего послужил толчком к совершению новых вымышленных данных. С тех пор, ко дню вымышленного «геноцида» азербайджанцев, ежегодно появляется аналогичный указ (или распоряжение) президента Азербайджана. Наступивший новый год не был исключением. Алиев младший, ссылаясь на отцовский указ-первоисточник и последующие за этим научно-исторические мифы Национальной академии наук Азербайджана (НАНА), в своем распоряжении от 18 января 2018 года без стыда подтверждает эти новые мифы. В связи с этим заметим, что до 90-ых годов прошлого века никто, в том числе Алиевы старший и младший, не называл эти и другие события «геноцидом» азербайджанцев. Не забудем также, что государство под названием Азербайджан впервые возникло в том же 1918 г.

Но вернемся к указу-первоисточнику, вспоминая некоторые подробности. В нем говорится о сокрытии фактов неоднократного «геноцида» азербайджанцев, совершенные армянами не позднее начала ХХ века. А также о ведении политики «геноцида» со стороны армянских националистов с начала ХIХ века. Точнее, после заключения в 1813 и 1828 годах Гюлистанского и Туркменчайского (Российско-персидских) договоров, с чего и якобы началось расчленение азербайджанского народа и передел азербайджанских исторических земель. Однако лишь после появления указа-первоисточника в 1998 г., постепенно все азербайджанские историки, а за ними и остальные азербайджанцы в массовом порядке стали считать, что азербайджанские земли были разделены на северный (ныне – АР), южный (провинция Ирана Озарбойджан) и западный (РА) Азербайджан с указанных годов ХIХ века. И это несмотря на то, что в паспортах осевших и продолжающих оседать на землю различных тюркоязычных этносов и отдельных представителей из среды автохтонных народов (разумеется, без общности самоназваний и образов жизни) лишь с конца 30-ых годов ХХ века по указанию из Кремля закрепили одно единственное самоназвание «азербайджанли» (перевод с русского термина «азербайджанец»), в результате чего к середине ХХ века началось формирование единого азербайджанского народа. Причем, многие из азербайджанцев по паспорту к середине этого века не считали себя этническими азербайджанцами (или турками, как считают некоторые из них ныне), ибо отзывались прежним этническим самоназванием.

В указе-первоисточнике говорится также, что в результате передела якобы азербайджанских земель, росписью под вышеупомянутыми Российско-персидскими договорами, и реализации политики оккупации этих земель «в кратчайшие сроки было осуществлено массовое переселение армян» на эти земли, где до этого якобы «армяне составляли меньшинство по сравнению с проживающими там азербайджанцами». Судя по откликам в соцсетях, эту часть клоунады на политической арене Азербайджана, наравне с остальными, из указа-первоисточника вызубрило абсолютное большинство азербайджанцев. Так называемое «переселение» армян рассмотрим поподробнее, задавшись вопросом, что же было на самом деле.

Вовсе не случайно, что вплоть до конца ХIХ века ни один из историков, путешественников и прочих смертных нигде на планете не встречал единого анатолийского и, тем более, закавказского (азербайджанского) турецкого этноса с оседлым образом жизни. До указанного периода не был зафиксирован начальный этап этногенеза (или этнической истории) современных турков и азербайджанцев даже на базе компонентов из тюркоязычных племен или народностей, хотя бы потому, что к этому времени их предки не имели общего этнического самоназвания и единого оседлого образа жизни. А без общностей самоназвания и единого образа жизни нет и этноса. С другой стороны, основными соперниками в нашем регионе были Османская и Персидская империи, а с начала XIX века за господство над Закавказьем взялась и Российская империя. До этого, например в составе племенного объединении Кара-Коюнлу, Сельджукской, Османской или Персидской империй, подавляющее большинство населения Восточной Армении, Грузии, Талышстана, Лезгистана и Персидской провинции Озарбойджан составляли автохтонные народы – армяне, грузины, талыши, лезгины, аварцы, таты, персы, азарийцы (перешедшие к концу средневековья на тюркский язык) и другие более малочисленные народы. Причем лишь начиная с XI века, на указанных территориях из-за Каспия стали появляться тюркоязычные кочующие этносы. Естественно, время от времени некоторые представители этих этносов по той или иной причине оседали на землю, с сохранением прежней этничности, с прежним самоназванием или без сохранения, поддаваясь ассимиляции с другими этносами. А массовая перекочевка тюркоязычных и ираноязычных курдских племен на территорию исторической Восточной Армении состоялась по приказу персидских Шахов Исмаила и Аббаса в начале XVI и ХVII веков соответственно. Основная их масса была переведена на нашу родину, когда шах Аббас осуществил депортацию некоторой части армян Восточной Армении, в основном, вглубь Персии. Депортация продолжалась и в XVIII веке при Надир-шахе. С другой стороны, в начале XIX века после заключения российско-персидского мира удалось осуществить лишь частичную репатриацию армян на родину. Но, спустя несколько десятилетий, после того как природа родила новых турков в лице азербайджанцев, они репатриацию армян стали называть переселением в несуществующий тогда Азербайджан. Кстати, еще до репатриации армяне сохраняли абсолютное большинство в горных регионах Восточной Армении. Вполне возможно, что в равнинных местностях после депортации в XVIII веке мы составляли не более 10% от общего числа населения. Но даже при таком обстоятельстве, в виду отсутствия конкретных данных об этническом составе населения исторической Армении, невозможно доказать, что мы не являлись наиболее крупным этносом среди остальных. Дело в том, что все подсчеты населения на основании данных указанных веков в основном велись по этно-религиозному принципу – «армяне и мусульмане». В такой форме, после депортации армян, возможно, в равнинных местностях мы были в меньшинстве по отношению к общей численности населения. Но следует учитывать, что среди мусульман, кроме десятков кочующих тюркоязычных этносов, в Восточной Армении кочевали и иранские племена, жили персы, таты, азарийцы, лезгины, талыши и десятки других этносов. Картина не изменится при подсчетах этнического состава населения на основании российских данных XIX и начала XX веков. В этом случае подсчеты велись по принципу «армяне и закавказские татары/ тюрки». Ведь к закавказским татарам или тюркам также причислялись десятки различных кочующих и полукочующих этносов, часто включая в этот список курдов (тех, которые перешли на тюркский язык), азарийцев и даже некоторых лезгинов и ираноязычных талышей. С учетом этого факта следует считать, что мы, армяне, с этнической точки зрения составляли большинство и на равнинных регионах Кура-Араксинского междуречья, начиная от депортации XVI века до Геноцида армян начала XX века и вторжения турецкой Армии в регион Закавказья 1918 г.

Вернемся к указу-первоисточнику Алиева старшего. В нем отмечается, что армянская политика «геноцида» ХIХ века, которая якобы являлась, «неотъемлемой частью оккупации азербайджанских земель», основывалась в частности на пропаганде идей с целью обоснования попыток создания «надуманной» Великой Армении. И якобы для достижения этой цели, «были реализованы широкомасштабные программы, направленные на создание ложной истории армянского народа», а также искажение истории Азербайджана и в целом Кавказа. Далее в указе-первоисточнике утверждается, что мы воодушевленные этими иллюзиями «в 1905-1907 годах провели ряд широкомасштабных кровавых акций против азербайджанцев», охватившие территории современных Азербайджана и Армении. Поэтому остановимся и на этих так называемых «широкомасштабных кровавых акциях» армян против азербайджанцев. Что же было на самом деле в 1905-1907 годах?

Оставляя в стороне многочисленные достоверные факты по этому поводу, которые напрочь исключают геноцид, по сути, протоазербайджанцев, остановимся лишь на том, с чего начались события 1905 г. и как они были восприняты В.Ульяновым (Лениным) в том же году, разумеется, с точки зрения идеологии русской революции, но на основании достоверных фактом. Тем самым, мы прольем свет не только на мартовские и послемартовские события 1918 г. в Баку.

Ленин дважды опубликовал статью с одним и тем же названием «Революция и контрреволюция». Широко известна вторая статья, изданная в Российской ежемесячной газете «Пролетарий» (№17 от 20 октября 1907 г.). Первая статья Ленина малоизвестна. Впервые она была напечатана в Женевской русскоязычной еженедельной газете «Пролетарий» (№19 от 20 сентября 1905 г.), которая выходила с 14 мая по 12 ноября 1905 г. и являлась центральным органом РСДРП. Эта первая статья с указанным заголовком всего один раз была переиздана в советские годы, в первом собрании сочинений Ленина (В. Ульянов, т.VI, Государственное издательство, Москва, 1924). Цитирую Ленина из этого Собрании сочинений, копия которой находится у меня под рукой:

«Однако нигде мобилизация реакционных сил не привела к такой ожесточенной борьбе и таким гибельным последствиям, как на Кавказе. Кавказ явился как бы форпостом русской революции. Экономические противоречия отдельных групп населения, обостренные национальной рознью, вылилось здесь, под усиленным гнетом политического бесправия, в ярко выраженные революционные формы. Это привело к тому, что руководящая роль в народном движении пришлась на долю самому революционному, самому крайнему элементу, социал-демократии. Довольно указать на ту решающую роль, которую играла наша партия в крестьянском движении Закавказья, чтобы понять, как должно относиться к ней царское правительство. Но социал-демократическая партия опирается на пролетариат, а среди кавказского пролетариата самым сознательным элементом являлись армянские рабочие. И вот в глазах правительства армяне становятся таким же символом революции на Кавказе, каким евреи являлись в западной и юго-западной России. Для борьбы с этой революционной силой мобилизуется та часть кавказского населения, которая и по своему социальному положению и по своим религиозным верованиям больше всего расходятся с армянами, – татары (так в России обозначались тюркоязычные представители разноэтничных групп Закавказья – С.Г.). Правительство произвело в феврале пробную мобилизацию этих контрреволюционных сил, организовав известную бакинскую резню. Роль бакинского губернатора и полиции (среди которой очень много татар) была своевременно разоблачена и выведена на чистую воду. Однако это не помешало вторично прибегнуть к тому же испытанному средству, но только расширенному почти на все Закавказье и доведенному чудовищных размеров. Татарам была предоставлена полная свобода убивать, насильничать, грабить. И здесь контрреволюция спешила первая напасть на революцию, предупредить ее, не дать ей собраться силами.

Но на этот раз картина изменилась. Вместо вторичного избиения беззащитных армян под руководством и по указанию полиции, произошла вооруженная борьба двух частей населения, вспыхнула гражданская война. Если в феврале одного мановения руки губернатора довольно было, чтобы остановить расходившихся татар, то теперь даже вмешательство войск встречалось татарами ружейными выстрелами. Борьба реакционных сил с силами революционными превратилась в борьбу двух национальностей, привлекшую даже вооруженные силы из Персии. Место полицейского провокатора занял мусульманский агитатор в священной зеленной чалме. Движение переросло намерения правительства. Количество перешло в качество.

Кавказские события имеют громадное значение для дела русской революции. Они показывают, что мобилизация контрреволюционных сил в сколько-нибудь крупных размерах невозможна без того, чтобы не вызвать мобилизации сил революционных. Пока правительство пользуется для подавления народных движений силой полиции и войска, оно раздражает, революционизирует население, но все же оно прочно стоит на точке зрения своего верховенства, на точке зрения своего права и бесправия народа. Но когда оно толкает на открытую борьбу одни слои населения против других, санкционирует право самосуда реакционных элементов, оно тем самым косвенно санкционирует и право самосуда элементов революционных. Признавая право нападения одной части населения на другую, оно тем самым признает и право самозащиты. События вроде кавказских прививают народным массам сознание права на революцию. Возьмите хотя бы бакинские события. Полгода тому назад беззащитных армян резали на улицах, сжигали в домах. Теперь картина уже не та. Теперь уже значительное количество армян оказывается вооруженным и дает нападающим энергичный отпор. Погром превращается в гражданскую войну, в войну пока только оборонительную со стороны революционных элементов. Но диалектика революционной борьбы неизбежно приведет от обороны к нападению». Конец цитаты.

Конечно, учитывая тот факт, что азербайджанский этнос начал формироваться лишь к середине ХХ века, было бы разумнее указ-первоисточник именовать иначе, к примеру, хотя бы «О геноциде протоазербайджанцев», имея в виду и трагедию ходжалинцев на подконтрольной Азербайджану территории в пригороде Агдама, ибо подавляющее большинство этих жертв себя считали этническими турками месхетинцами. Навряд ли их успели официально причислить к азербайджанцам, ибо месхетинцев поспешно переселили в Ходжалу после геноцида армян в Сумгаите, накануне развязывания Азербайджаном полномасштабной войны в начале 90-ых годов прошлого века. Причем, вероятнее вероятнее всего месхетинцы были уничтожены для подготовки почвы в целях захвата верховной власти в Азербайджане, а за одно и обвинения армян в совершении “геноцида” азербайджанцев.

Заметим также, что указ-первоисточник «О геноциде (прото)азербайджанцев» историк Виктор Шнирельман считает «частью азербайджанской государственной программы по переписыванию истории Закавказья», ибо во время Гюлистанского и Туркменчайского договоров «восточнокавказские тюрки ещё и не думали о том, чтобы становиться «азербайджанским народом», и даже не знали этого термина». Кстати, по сей день наблюдается и парадоксальное явление. Многие азербайджанцы, считающие себя уже представителем древнего народа, в то же время пока находятся в режиме поиска этнической самоидентификации на основе тех или совершенно иных компонентов, включая древних агванских и/или мидийских этносов, даже древних армян и/или персов.

А теперь несколько слов о наказах Алиева младшего. Он, следуя тезисам из указа-первоисточника, продолжил утверждать о «геноциде» азербайджанцев, «творчески» развивая фальсификации отца. К примеру, в 2007 г. в своем обращении к азербайджанскому народу по поводу надуманного «дня геноцида» он заговорил и о значительно более широкой хронологии «геноцида» азербайджанцев. Это распоряжение, как все другие указы, распоряжения или обращения Алиевых с историческим подтекстом, также нашло отклики в издаваемых НАНА книгах и сборниках «научных» статей на различных языках. Напомним также, что в 2005 г. нынешний президент Алиев младший в своей речи по случаю 60-летия НАНА призвал азербайджанских ученых участвовать в программе обоснования перед мировым сообществом отсутствия исторических прав арцахских армян на нагорную часть Арцаха. Было дано указание обосновать и пропагандировать, что якобы «армяне пришли в Нагорный Карабах – неотъемлемую часть Азербайджана, как гости» и поэтому «абсолютно не вправе утверждать, что Нагорный Карабах в прошлом принадлежал им». Получив очередной политический заказ, азербайджанские ученые по разработке научно-исторических мифов с еще большим энтузиазмом начали совершать новые «открытия». После этих «открытий» 14 октября 2010 г. Ильхам Алиев вполне определенно и уверенно заявил, что «нынешняя Армения, территория, именуемая на карте Республикой Армения, - это исконно азербайджанская земля. Это истина. Конечно, Зангезур, Иреванское ханство - это наши земли!... Наши дети должны знать все это, должны знать, что нынешняя Армения располагается на исконных азербайджанских землях».

При этом, до и после политического заказа 2005 г. в Азербайджане систематически разрушались все следы армянской культуры. Например, в 2003-2006 гг. в Нахиджеване полностью было уничтожено средневековое кладбище в Джуге, включая уникальные хачкары. Причем к концу XIX века, к примеру, в Агулисе насчитывалось 11 церквей. А в 1919 г. город был разрушен вторгшимися турками. После установления советской власти, по договору большевиков с Ататюрком, Агулис и весь Нахиджеван, вопреки здравому смыслу был передан АзССР (выжившим агулисцам даже не позволили вернуться в собственные дама), а ныне противоправным образом располагается в АР. Позже в опустевшие армянские дома Нахиджевана заселили очередных только что осевших на землю курдоязычных (включая семью отца Гейдара Алиева) и тюркоязычных кочевников. С некоторых пор аналогичным образом поступают и по отношению к культурным наследиям аварцев, лезгин и талышей.

Не случайно, что «день геноцида» протоазербайджанцев появился лишь в конце ХХ века. Это связано и с тем, что формирование азербайджанского этноса началось лишь к середине ХХ века. А 31 марта стала этаким днем в связи с тем, что в конце марта и начале апреля 1918 г. в Баку происходили революционные события на основе непримиримой классовой борьбы в соответствии с идеологией Ленинизма. В этот день в Азербайджане проводятся публичные мероприятия, посвящённые лишь памяти протоазербайджанских жертв. Жертвы со стороны русских, евреев, талышей, лезгин, грузин, курдов или армян лидеров Азербайджана абсолютно не интересуют. Дать объективную оценку мартовским событиям без учета происходящего революционного процесса не возможно. Дело в том, что в ноябре 1917 года, спустя неделю после падения Временного правительства в Петрограде и прихода большевиков к власти в России, в Баку был сформирован Бакинский совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, который позже возглавил большевик Степан Шаумян. В конце марта (по некоторым данным в начале апреля) 1918 г. Бакинский Совет, в результате мартовских боев, утвердил единоличную власть в Баку. Части Красной Армии Бакинского Совета состояли из представителей различных этнических групп – в основном армяне, русские, евреи и грузины. В ходе прихода к власти социал-демократической партии большевиков были убиты, по видимому, несколько тысяч противников революции, включая представителей из числа разношерстных закавказских татар, и несколько сот ее сторонников. Причем, десятикратное и даже стократное превосходство потерь со стороны побежденных по отношению к победителям вполне естественно.

Конечно, армянские солдаты, помня о геноциде 1915 года и видя продолжающиеся жестокости со стороны наступающей турецкой армии, вступили в Красную Армию Бакинского Совета для защиты армянского населения Баку. В эти мартовские дни вооруженные закавказские протоазербайджанцы ждали прихода турок в качестве освободителей. Первые столкновения начались еще в 1917 г. Эти предусловия подготовили почву для мартовских событий, когда Красная Армия Бакинского Совета пыталась установить контроль над бакинскими улицами и столкнулась с вооруженными мусульманскими группами.

Кроме кровавых революционных событий по указке из большевистского центра России, на самом деле были зафиксированы и факты геноцида мирных жителей Баку, в основном, армянского происхождения. Наиболее массовое уничтожение армян Баку произошло после падения Бакинского совета и в особенности Диктатуры Центрокаспия, когда в Баку вторглись турецкие войска под командованием Нури Паши в сентябре 1918 г. На самом деле в результате мартовских и послемартовских событий в Баку в 1918 г. состоялся геноцид армян. А спланированный и осуществлённый Турцией геноцид армян в Западной Армении имел своё продолжение до и после этих событий в других районах Закавказья, населённых армянами.

Наконец напрашивается вопрос: что же происходит в научных кругах Азербайджана. Известно, что результативные научные утверждения доказываются на основании некоторых исходных утверждений, не подлежащие доказательству. По всей вероятности, иной альтернативы с целью прощупывания всевозможных вариантов бытия не существует. В то же время, научные технологии, основанные на мифах и искажениях строгой хронологии исторических фактов в качестве исходных утверждений, нельзя путать с научным подходом, в частности, в сфере научной истории. Результативные утверждения, полученные таким образом, окажутся из области научно-исторических мифов, которые отразятся неадекватным восприятием действительности среди народных масс. Ведь даже в естественно-научных и математических разделах исходные утверждения (аксиомы), выстраиваются путем научных экспериментов или наблюдений естественных явлений. И конечно, исключается, что об этом ни кому из научного круга Азербайджана не известно. Но несмотря на это, политизированность исторической науки Азербайджана десятилетиями продолжается. В результате чего по сей день грубо искажается история азербайджанского народа путем ее топорного удревнения, что не возможно без присвоения культурных ценностей автохтонных народов нашего региона. Поэтому мы не безразличны к анекдотичным научно-историческим мифам азербайджанцев, разрабатываемые под эгидой НАНА. С другой стороны, выше изложенное подтверждает, что власти Азербайджана видимо надеятся трансформировать явную дезинформацию в историческую информацию. И не только в восприятиях граждан этой страны. Факты говорят о том, что «исследованием» и пропагандой научно-исторических мифов Азербайджана стали заниматься и отдельные иностранные научные работники. И судя по реакциям в соцсетях, у некоторых рядовых иностранцев такая трансформация уже произошла. Поэтому, почему бы не надеяться. Ведь на самом деле информация возникает в результате взаимодействия (или взаимовлияния) сознания с невымышленными данными, а дезинформация – в результате взаимодействия сознания с вымышленными данными, что на интуитивном уровне понятно многим. (Откровенно говоря, мне не понятно почему эта интерпретация информации не признана в академических кругах, т.к. из нее следуют все существующие точные и непротиворечивые определения информации, а также размежевание информации от дезинформации). Это означает, что без сохранения языковых данных, включая биоданные в памяти человека, восприятие информации или дезинформации не возможно. Но мозг человека способен сохранять эти данные на время ограниченное продолжительностью жизни отдельного лица. Однако люди давно усвоили и способы создания долговременных носителей данных. Поэтому можно многократно твердить одну и ту же азербайджанскую чушь на различных языках в бумажной и электронной формах, авось и удастся вымышленные данные вбить и в мозги научных сотрудников. В Азербайджане этот процесс происходит с высокой скоростью и находится видимо на стадии завершения. Однако следовало бы иметь в виду, что трансформация дезинформации в якобы научную информацию порождает всего лишь степень зомбированности и неадекватное поведение среди людей.

Сос Гюлумян

Ваша оценка материала: 
Average: 5 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.