Политический развод из-за армян? - почему поссорились Амстердам и Анкара

19 февраля, 2018 - 20:16

Суть противоречий между двумя странами гораздо глубже. В первую очередь, это миграционный кризис в ЕС, одним из причин которого стала политика Эрдогана.

Отношения между Нидерландами и Турцией в последние дни стремительно ухудшаются. Причиной этого пикирования стал вопрос признания нидерландским парламентом Геноцида армян в Османской империи.

Напомним, палата представителей парламента страны на прошлой неделе приняла сразу две резолюции о Геноциде армян. Первая резолюция объявляет, что Палата представителей признает Геноцид армян, вторая же гласит, что министр или госсекретарь Нидерландов в апреле этого года должны посетить памятные мероприятия, посвященные Геноциду армян.

Автором обеих резолюций является депутат Палаты представителей Нидерландов, член партии "Христианский союз" Джоэль Фордевинд. Оба документа получили одобрение всех четырех фракций правящей коалиции.

Ответ Турции, как бывает в таких случаях, не заставил себя ждать. Временный поверенный в делах Нидерландов в Анкаре был вызван в МИД страны, где от него потребовали объяснений. В МИД призвали своего визави "пересмотреть стереотипную политику в отношении Анкары".

Пока неясно, чем закончится нынешний виток противостояния. Но несколько выводов сделать можно уже на данном этапе. Во-первых, сегодняшний кризис в двусторонних отношениях — не первый за последний год. Эти отношения "трясет", начиная с марта 2017 года. Тогда власти Нидерландов запретили турецким чиновникам и политикам агитировать среди голландских турок в пользу реформ в конституции страны, которая наделила президента Реджепа Эрдогана широкими властными полномочиями, ознаменовав переход к президентской системе управления.

В Анкаре тогда назвали действия официальных лиц Нидерландов "фашистскими". Премьер-министр Нидерландов Марк Рютте потребовал от Эрдогана извинений. В Нидерландах полиция вынуждена была применить водометы для разгона демонстрантов. Впоследствии отношения несколько стабилизировались, однако сейчас вопрос Геноцида стал причиной для новой фазы напряженности.

Как представляется, однако, признание Геноцида армян – лишь формальный повод для "обмена любезностями". Причины противоречий между двумя странами гораздо глубже. Ниже попытаемся рассмотреть некоторые из возможных предпосылок.

В первую очередь, это миграционный кризис в ЕС, одним из причин которого стала политика Эрдогана. Последний превратил вопрос беженцев в эффективный козырь, некую разменную монету в диалоге с Брюсселем. При каждом удобном случае турецкий лидер грозит наводить Европу новыми мигрантами, в основном – выходцами из Сирии. В настоящее время на территории Турции насчитывается свыше 3 миллионов сирийских беженцев. Анкара каждый раз заявляет, что откроет этот миграционный "вентиль" в случае, если евробюрократы станут себя "плохо вести".

Следствием такой политики Анкары стало то, что в сознании европейцев происходит некое осмысление, определение границ Европы. И очевидно, что Турция с ее строптивым и импульсивным лидером, мечтающим, как он считает, возродить былую мощь Османской империи, постепенно "вытесняется" из этих границ. В контекст этого "вытеснения", собственно, вписывалась и аналогичная резолюция по Геноциду в Бундестаге в июне 2016 года.

Признание Геноцида армян Берлином — одним из давних лоббистов турецких интересов на европейском континенте – ознаменовал возврат к более "расистскому", "антимусульманскому" миропониманию.

Очень похоже, что история сегодня повторяется – уже в случае с Нидерландами. Сейчас к многочисленным "огрехам" Анкары прибавился еще и курдский фактор. Операция "Оливковая ветвь" против курдов в сирийском Африне, многочисленные сообщения о жертвах среди мирных жителей серьезно подпортили имидж Анкары в глазах европейцев. Западное сообщество к тому же в целом симпатизирует курдскому милитаристическому феминизму, светскому характеру и сетевым принципам организации общественной жизни, в противовес религиозному фанатизму и авторитаризму, к которым скатывается Турция "умеренного исламиста" Реджепа Эрдогана.

Отношения Турции и западных союзников серьезно осложнились и, что называется, "по линии" НАТО, одно из причин которой опять-таки стал курдский вопрос. В Анкаре считают, что Альянс не только не оказывает ей должной поддержки в борьбе с "террористами", коими в глазах турок считаются курды, но и потакает их чаяниям и устремлениям.

Ложкой дегтя в бочке меда стала и закупка Анкарой у России зенитно-ракетных систем С-400 "Триумф". В НАТО считают, что хотя сделка с Москвой – суверенное право Турции, тем не менее, выражают сомнения в совместимости российских средств с натовскими системами ПВО и ПРО, в которые интегрирована турецкая оборона. А на угрозы западных политиков саботировать поставки американских истребителей F-35 Турции, в Анкаре ответили намерением отключить радар в Малатье, которая предусмотрена для "прикрытия" европейского и израильского неба от гипотетического ракетного удара со стороны Ирана.

Разумеется, все эти телодвижения Анкары не могли не встретить жесткого противодействия со стороны западного сообщества. И обсуждение Генеральными штатами Нидерландов резолюции по Геноциду армян, по замыслу ее инициаторов, способно в определенной мере отрезвить новоявленного турецкого "султана".

Вышеперечисленные факторы, по нашему мнению, и могли побудить нидерландских парламентариев внести свои пять копеек в сдерживание амбиций Анкары.

Действия Амстердама, безусловно, импонируют официальному Еревану, провозгласившему международное признание Геноцида армян одним из краеугольных камней своей внешней политики. Но в то же время вряд ли в этих условиях можно говорить о какой-то серьезной роли армянского государства в нынешнем возобновлении антитурецкого дискурса в одной из ведущих стран ЕС.

Инструментарий Армении для воздействия на умы европейских политиков не слишком богат и эффективен. И если в той же Франции одним из ключевых факторов при принятии решений, связанных с Геноцидом армян, является наличие большой и влиятельной армянской общины внутри страны, то в Нидерландах этим похвастаться не могут. Нет и сколь-либо серьезных экономических связей между Ереваном и Амстердамом, что теоретически могло бы вынудить последнего принять выгодные для армянской стороны решения.

Вообще армянской внешней политике последних лет свойственна некая безынициативность, при которой зачастую удобнее сидеть и ждать "попутного ветра", нежели предпринимать серьезные действия. Причин такой "обломовщины" – множество, и они вполне заслуживают отдельного разговора.

Ашот Сафарян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.