Армении нужен закон о репатриации

5 марта, 2018 - 11:07

Параллельно с эмиграцией в Армению переселяются представители диаспоры и возвращаются те, кто не так давно выехал

За 25 лет независимости Армении на фоне эмиграции возникла группа людей, которые, вернувшись на родину, стараются реализоваться на своей земле, способствуя сокращению десятимиллионной армянской диаспоры и увеличению числа жителей трехмиллионной страны.

По данным Национальной статистической службы Армении, за прошедшие 25 лет страну покинули один миллион десять тысяч человек. Этот показатель НСС получила, согласно международной методике, учитывающей данные переписи населения 2001 и 2011 годов. А по данным исполнительного директора созданного в 2012 году фонда Repat Armenia Вартана Марашляна, при поддержке их организации в Армению каждый год возвращаются тысячи-полутора тысяч человек.

«Мы консультируем, помогаем тем, кто хочет переехать в Армению. Мы — связующее звено: как найти работу в Армении, какие здесь перспективные специальности, помогаем установить связь с работодателями. Главное наше достижение в том, что у нас есть группа из порядка четырех тысяч пользователей в Facebook. Мы работаем и с уже переехавшими людьми», — говорит Марашлян, который сам вернулся в Армению, прожив много лет в России.

Вартан переехал в Москву с родителями в 1980 году. В 1998-м, в 24 года, он вернулся в Армению и прожил на родине два с половиной года. Говорит, если бы тогда не приехал в Армению, то сегодня был бы совершенно другим человеком и вряд ли жил бы на родине.

«Именно тогда я понял, что должен вернуться сюда жить. Прошло еще десять лет, и я понял, что готов к возвращению на родину. Вернулся я уже с женой и дочерью, сын родился в Армении».

«Здесь часто не понимают репатриантов. Все, начиная с водителя такси, критикуют — что вы здесь потеряли, бегите, пока не поздно. Мы не говорим, что здесь рай. Да, здесь тяжело, но это наша страна, и это большое преимущество в плане качества жизни и сохранения идентичности. Это отрицательное отношение, эту атмосферу нужно как-то изменить».

Наре Беджанян, которая переехала в Армению после четырнадцати лет, прожитых в Ростове-на-Дону, говорит, что ее на родину привели воспоминания, с которыми она жила в России:

«Четырнадцать лет я жила не настоящим, а прошлым или будущим. Я приехала и вновь обрела здесь все, что оставила, когда уезжала. Я дома. Предпочитаю преодолевать трудности на родной земле – трудности есть везде. Люди выезжают и живут более обеспеченно с финансовой точки зрения, но для меня это не единственный критерий счастья. Я ощущаю сложности, но здесь я сильнее духом».

Наре работает в компании Music of Armenia в качестве event-менеджера. Эта компания занимается популяризацией армянской музыки, организует концерты, фестивали.

Вартан Марашлян говорит — Армении нужен закон о репатриации. Министерство диаспоры разработало проект закона, который был передан в правительство, он дошел до парламента. Но там о законе забыли.

«Нужно разобраться, кого считать репатриантом, определить его статус. Нужно понять, что можно сделать для этих людей, какие существуют возможности для стимулирования репатриации. Речь идет не о финансовых проблемах, скорее, это правовая проблема, она консультативного характера. У тех, кто приезжает, мало информации. Возможно, для них нужно организовать специальные курсы. Даже то, как перевезти сюда свои личные вещи, уже вызывает вопросы и проблемы».

Информация:

Армянская диаспора образовалась в годы существования Советской Армении.  В 1921-1926 годах Армения приняла первый поток репатриантов, в 1931-1933 – второй. За эти годы на родину вернулись 42 тысячи армян. В 1946-1948 годах родина приняла третий, самый большой поток прибывших с Запада армян. Этот период получил даже название «Большая репатриация».

Власти Советской Армении поставили перед правительством СССР вопрос о необходимости организации репатриации. Решение было принято в 1945 году. Уже в 1946-м из Ливана, Сирии, Ирана, Греции, Франции и других стран в Армению переехали больше 50 тысяч армян. В 1947 году Армения приняла 25 тысяч репатриантов, а в 1948-м – еще десять тысяч. В целом в те годы из двенадцати стран мира в Армению переехали 90 тысяч армян. В 1950-х иммигрировали в страну еще четыре тысячи человек, а в 1960-1970 годах – 32 тысячи.

По данным переписи, проведенной в годы Советского Союза, численность населения в Армении составляла:

Марашлян отмечает, что активная политика по репатриации сегодня в стране не проводится ни со стороны власти, ни со стороны оппозиции, ни со стороны традиционных организаций диаспоры. Тому есть несколько причин, говорит он:

«Им кажется, что придется содержать репатриантов и тратить на них дополнительные ресурсы. Они не верят, что человек может по собственной воле переехать в Армению. По их представлениям, если кто и приезжает, то вынужденно, как сирийские армяне. Во-вторых, думают, что репатрианты не могут быть удобными гражданами, потому что могут проявлять гражданскую активность. Часто они влезают в политику, создают проблемы, потому что они чрезвычайно свободные люди и вообще «другие» по своей сути».

Repat Armenia работает с успешными, креативными, энергичными молодыми людьми, которые приезжают в Армению и самореализуются здесь. Они внушают местным жителям надежду — в этой стране можно жить и менять ее к лучшему.

«Репатрианты часто оказываются в роли пионеров — они открыли первые кафе для некурящих, туристические рестораны в регионах. Они работают в области виноделия, высоких технологий и образования. Приезжая в Армению, репатрианты часто создают что-то, чего здесь не было, и, что самое главное, они связывают Армению с внешним миром. Их главная цель – экспансия, они пытаются экономически связать Армению с другими странами. И у них есть преимущество, которого не может быть у большинства местных жителей, которые не жили за рубежом, не имеют связей и представления о внешнем мире», — говорит Марашлян.

Ара и Анаит Маркосян 25 лет назад выехали из Армении в США, чтобы работать в Силиконовой долине в качестве программистов.

С конца 1990-х они стали периодически приезжать в Армению и, наконец, решили вернуться и основать производство органической косметики.

Самым главным условием хорошего качества своей продукции они считают чистую воду Армении, но уверены, что все остальные используемые ими ингредиенты тоже хороши и ничем не уступают американским, европейским или японским аналогам. Уже более года компания Nairian выпускает 26 наименований продуктов из органического сырья — мыло, средства по уходу за кожей и волосами.

Супруга Вартана Марашляна Эмма, которая в Москве работала фармацевтом-технологом, после переезда в Армению в 2013 году основала фотостудию «Марашлян ретрофотоателье», где посетители могут фотографироваться в национальных армянских костюмах.

«Когда она только начинала, люди говорили: «Что такое тараз [национальный костюм]? Отсталая штука». Но она добилась успеха. Здесь она нашла то, что было ей по душе, и начала дело с нуля. Параллельно появилось еще кое-что — люди уже заказывают тараз на свадьбу. То есть в любой сфере есть куда углубиться», — говорит Вартан.

В Repat Armenia чаще всего обращаются экономически активные люди в возрасте от 20 до 40 лет, имеющие специальность и знающие, как и чем хотят заняться. География широкая – Сирия, США, Россия, Ливан, Иран, Канада и т.д. Часть из них – бывшие жители Армении или их дети, часть никогда не жила в Армении – это армяне в третьем или четвертом поколении, есть среди них армяне на четверть и даже совсем не армяне.

«Причины для возвращения у всех почти одни и те же, неважно, из какой они страны. Эти люди думают одинаково — здесь от них зависит больше, чем в той стране, где они жили, здесь они имеют больший вес, могут больше изменить в Армении, чем в десятимиллионной Москве или Нью-Йорке.

Во-вторых, во всем этом есть патриотическая тема — у нас есть страна, о которой нужно заботиться, способствовать ее развитию. В конце концов, Ереван – комфортный город для жизни, потому что, в отличие от крупных городов, здесь остается время на жизнь. Все твое время не уходит на то, чтобы добираться из пункта А в пункт Б. Здесь можно жить полноценной жизнью, здесь ощущается тепло, непосредственность, чего не хватает в крупных городах», — говорит Марашлян.

Уже 16 лет в Армении работает и живет руководитель Международного центра по разработке миграционной политики голландец Карел Хофстра.

«Если бы Армения мне не нравилась, я бы уехал. Армения – очень удобная страна для работы и жизни. Я получаю здесь зарплату по европейским стандартам, это упрощает жизнь, потому что многие сферы в Армении доступнее. Например, у нас очень дорого нанять няню, а в Армении – недорого и качественно. Недорого сходить в ресторан, построить дом или сделать ремонт. Люди непосредственные и теплые, климат прекрасный», — рассказывает на армянском отец троих детей, который женат на армянке.

Вартан Марашлян тоже считает, что Армения становится привлекательной, так как здесь жить дешевле. И экономическая модель в мире изменилась. Люди работают для клиентов из других стран – например, графические дизайнеры, веб-дизайнеры, архитекторы, программисты.

«Ты зарабатываешь деньги на внешнем рынке. А главная перемена в Армении – внутренний рынок. С одной стороны, они способствуют тому, чтобы в страну вливались финансы, с другой стороны, многие из них формируют ядро, затем расширяют свою деятельность и привлекают местных специалистов. Репатрианты меняют страну, создают новые возможности также для местных жителей, чтобы они не уезжали», — считает Марашлян.

Он утверждает, что никогда не жалел о своем решении, несмотря на множество трудностей и проблем в Армении. Говорит, за пределами Армении может находиться неделю, потом начинает скучать:

«Я уже отвык от мысли, что являюсь этническим меньшинством в какой-то стране. Я себя ощущаю полноценным человеком, когда живу на родине. Если у кого-то есть внутреннее желание переехать, мы готовы помочь, но для того, чтобы осуществить это желание, нужно над этим поработать. Мы готовы поддержать, но решение и его реализация зависит от них самих».

Ваша оценка материала: 
Average: 3 (2 votes)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.