СОСТОИТСЯ ЛИ "ТРЕТЬЕ ПРИШЕСТВИЕ" СЕРЖА САРГСЯНА?

13 марта, 2018 - 19:05

Меньше месяца осталось до истечения  9 апреля второго президентского срока Сержа Саргсяна. В этот же день согласно измененной в 2015 году Конституции, уйдет в отставку премьер-министр и правительство. Приближающееся время перемен, естественно, накладывает свой отпечаток на внутриполитическую атмосферу.

Отметим, что по законодательству, парламентские фракции должны представить кандидатов на пост премьер-министра в недельный срок после 9 апреля. Согласно изменениям в закон «О регламенте Национального Собрания», внесенным в январе сего года, выборы премьер-министра назначаются на следующий день после окончания периода представления и выдвижения кандидатов на этот пост, то есть в данном случае 17 апреля.

Чем ближе дата отставки президента и назначенных на 17 апреля выборов премьер-министра, тем более очевидным становится намерение Сержа Саргсяна воспроизвести свою власть уже в качестве премьер-министра. Об этом можно судить как по ряду спешно принятых законов, направленных на дополнительное усиление позиций  премьера, так и многочисленные публикации в подконтрольных властям СМИ о неизбежности теперь уже «третьего пришествия» Сержа Саргсяна. В этом же контексте следует особо упомянуть  заявления представителей  Республиканской партии Армении (РПА).

Так, пресс-секретарь правящей партии, вице-спикер Национального собрания Армении Эдуард Шармазанов считает вполне возможным премьерство Сержа Саргсяна: «Мое личное мнение состоит в следующем: ни в Республиканской партии, ни тем более среди активных политических деятелей как в оппозиции, как и во власти Армении нет деятеля, который может лучше выполнить функции премьер-министра государства, чем председатель РПА  Серж Саргсян». Он заверил, что в РПА еще не обсуждали вопрос о кандидате на пост премьера. Партия намерена обсудить этот вопрос   в начале апреля. Напомним, что ранее Шармазанов, комментируя возможность выдвижения Саргсяна на пост премьера, вопреки его (Сержа Саргсяна) прежнему обещанию (1) напомнил об Уинстоне Черчилле и Шарле де Голле, которые делали подобные заявления, но спустя годы, предпринимали шаги, противоречащие этим заявлениям, так как  эти шаги  проистекали из интересов их народа и государства.

Шармазанова превзошел его коллега, глава парламентской фракции «РПА» Ваграм Багдасарян, по словам которого, Серж Саргсян, как «рядовой партиец», несмотря на свои предпочтения должен подчиниться решению своей политической силы».

По оценке политолога Эдгара Варданяна, участившиеся в последнее время заявления высокопоставленных лиц о безальтернативности Сержа Саргсяна свидетельствуют о старте кампании по его продвижению на пост премьер-министра. «Началась кампания по продвижению Сержа Саргсяна на пост премьер-министра и суть ее в том, что С. Саргсян не сам предлагает свою кандидатуру, а его просят, умоляют, чтобы он занял эту тяжелую и ответственную должность, и он вынужденно уступает политической элите», – говорит политолог.

Подобное поведение представителей власти имеет свои объяснения. Ведь за годы правления президента Сержа Саргсяна они сами и нередко их близкие получили от правящего режима «хлебные» должности или преференции в бизнесе. Таким образом, установился некий  статус-кво, предусматривающий сохранение тех или иных интересов или достижений определенного круга лиц. Естественно, в создавшихся условиях уход первого лица может повлечь за собой изменение статус-кво,  столь выгодного для многих республиканцев и их ближайшего окружения.

Так, за заявлением обычно осторожного генерала Манвела Григоряна о незаменимости Сержа Саргсяна, вероятнее всего стоит обеспокоенность генерала как за свою предпринимательскую деятельность, так и за карьеру своего сына – нынешнего мэра Эчмиадзина.

Между тем, РПА является неоднородной структурой. Пожалуй, в плане неоднородности РПА можно сравнить с КПСС. Так, КПСС особенно в последние годы существования СССР, также как и РПА, стала  надежным оплотом для карьеры многих приспособленцев. Просто, в отличие от КПСС, большинство членов РПА не имеет представления о философии Гарегина Нжде, заложенной в основу идеологии Республиканской партии.

Неоднородность РПА отражается как на ее высшем составе, так и на некоторых подходах членов  правящей партии. Например, в Совете партии есть и бывший советский диссидент Размик Зограбян, и представитель криминала Мгер Седракян, и молодой карьерист получивший образование на Западе, Самвел Фарманян. Но важнее разница в подходах, которая, впрочем, не отражается на голосовании, здесь правила едины для всех республиканцев. Речь идет о том, что внутри РПА есть люди, которые способны посмотреть на ситуацию со стороны, они возможно осознают, ситуация может сложиться не так как пишут газеты и не так как утверждают некоторые функционеры.

«Среди элиты есть множество людей, которые остро заинтересованы в том, чтобы пост премьер-министра занял Серж Саргсян. Они и распространяют слухи, что Серж Саргсян не уходит из политики. Есть и те, которые заинтересованы в премьерстве Карена Карапетяна, они распускают противоположные слухи и пр. Это все показывает, что идет кастинг. А дальше одно из двух: либо сам Серж Саргсян еще не знает, какое будет решение, либо если знает, то, боюсь, больше никто не знает», – говорит директор института Кавказа, политолог Александр Искандарян.

Очевидно, что бесконечные заявления  о безальтернативности президента Сержа Саргсяна являются неким проявлением паники в рядах правящей верхушки. Ведь до сих пор нет  никакой определенности в этом вопросе, а итоговое решение должен принять Серж Саргсян.

Отметим, что  сам действующий президент  никогда не говорил о том, что может стать премьер-министром. Более того, Саргсян  публично не отказывался от своего обещания, данного  в 2014 году о том, что  он не будет баллотироваться в премьер-министры. О возможности отказаться от этого обещания говорили  и говорят некоторые деятели от РПА, но сам президент никогда не делал заявлений о том, что намерен отказаться от своего обещания.

Некоторые эксперты пытаются объяснить причину молчания президента  (до последнего момента) опасением за возможные осложнения во внутриполитической жизни, в частности, создание неконтролируемой ситуации.

Так, решение Сержа Саргсяна остаться у  власти может ударить по эффективной работе правительства. Ведь глава кабинета министров Карен Карапетян, кажется, не отказывался от намерения баллотироваться в премьер-министры.

С другой стороны, он  также не может сказать о своем решении уйти из политики. Такое заявление может привести к развалу властной пирамиды.

И тот, и другой варианты чреваты негативными последствиями в первую очередь для страны, находящейся в  состоянии войны.

По убеждению некоторых аналитиков, президент Саргсян не пойдет на столь безответственные шаги. И именно этим объясняется его молчание и, следовательно, существующая неопределенная ситуация.

Возможно, это и так, но ведь есть  еще фактор внешних игроков, который имеет четкие проявления, особенно в случае с  США.

В частности, США устами своего посла в Армении Ричарда Миллза озвучили довольно жесткую оценку событиям 1-2 марта 2008 года: «Демократия и демократизация требуют прозрачности и подотчетности, и для демократии Армении было бы здравым шагом полноценное расследование и раскрытие событий 1 марта 2008 года. Эти события всем нам напомнили о том, что жизнь каждого гражданина Армении должна быть защищена».

В отличие от своей былой несколько вялой реакции на события  1 марта,  США впервые за 10 лет продемонстрировали жёсткую позицию в этом вопросе. Безусловно, это является серьезным мессиджем армянской власти.

Другим серьезным мессиджем является ещё одно недавно сделанное заявление американского посла. «…Форма коррупции, которая вызывает наибольшую озабоченность и которая отталкивает американских инвесторов, это коррупция, из-за которой закрываются рынки и формируется неконкурентная среда. Это когда люди с экономическими и политическими связями ставят их на службу своим интересам, и в итоге правила игры становятся неодинаковыми для всех. Думаю, подобная форма коррупции  и злоупотребления властью остаются в Армении главным вызовом и препятствием для развития торговли и инвестиций», – сказал Ричард Миллз.

И, хотя представители правящей элиты в лице Ваграма Багдасаряна и некоторых других республиканцев, позабыв все дипломатические приличия,  дали «достойный отпор» послу, указав на наличие коррупционных рисков с самих США, заявление Миллза не потеряло своей силы или актуальности.

Между тем, другой ведущий внешний игрок – Россия – молчит. На самом деле молчание иногда опаснее того, когда говорят и даже озвучивают жесткие оценки. Тем более что есть некоторые симптомы, не очень удобные для армянской  власти. По мнению некоторых экспертов, то, что  происходит сегодня внутри России, может иметь отношение и к армянской политической жизни. В частности, недавнее послание президента России Владимира Путина Федеральному Собранию еще раз расставило все точки над « i»  во внешней политике этой страны.

И вот, на этом фоне, армянская правящая элита во главе с президентом Саргсяном  привезла из Лондона Армена Саркисяна и сделала его президентом. Надо полагать, что в рамках противостояния между Россией и Западом Армен Саркисян – совершенно неприемлемая для России фигура. Правда, Запад не спешит поздравлять Армена Саркисяна с избранием президентом, да и предположение о том, что А.Саркисян это западный проект, становится все более необоснованным. А учитывая  еще и то, что избранный парламентом президент Армен Саркисян не наделен какими-либо весомыми  полномочиями, следует не исключать того обстоятельства, что серьезные проблемы могут начаться у того, кто предложил кандидатуру А.Саркисяна на пост президента Армении.

Примечание

(1) Весной 2014 года во время встречи с членами специальной комиссии по конституционным изменениям Серж Саргсян заявил, что в случае перехода страны к парламентской форме правления, он не станет претендовать на пост премьер-министра. «Я официально заявляю, что больше никогда не буду выдвигаться на пост президента. Если в результате окончательных обсуждений, будет выбран путь, не соответствующий моему желанию, я имею в виду парламентскую модель, я не буду претендовать на пост премьер-министра. Я даже уверен, что один человек не должен больше двух раз в своей жизни претендовать на то, чтобы встать у руля власти в Армении», – заявил тогда Серж Саргсян.

Фото: armtimes.com

Ануш СИРУНЯН

Ваша оценка материала: 
Average: 4 (4 votes)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.