Родион Нахапетов: “В Ереване я наконец познакомился со своим отцом...”

31 января, 2014 - 13:06

Известному актеру, режиссеру, сценаристу и продюсеру исполнилось 70 лет

Родиона Нахапетова зрители помнят по фильмам “Живет такой парень”, “Раба любви”, “Валентина”, “Не стреляйте в белых лебедей”, “Нежность”... Не менее внушительный и список его режиссерских работ.  Нахапетов стал одним из первых российских режиссеров, кто рискнул уехать работать в Америку. И не прогадал. И хотя “Оскар” еще не получил, но занимается любимым делом. Часть времени проводит в Москве, часть — в Лос-Анджелесе. Пишет сценарии и готовит новые проекты. Один из них — фильм по повести американского писателя Рэя Брэдбери “Вино из одуванчиков”. Кстати, на съемки картины Нахапетова благословил при жизни сам писатель, они были дружны.

...Свой день рождения Р.Нахапетов встретил на борту океанского лайнера. Об этом народный артист России рассказал украинской газете “Факты”.(Интервью публикуется ниже.)
— Решили с женой Наташей, что нынешний мой день рождения отметим в путешествии по Тихому океану, отправимся на Гавайские острова, — рассказал Родион Рафаилович. — Проведем на лайнере 14 дней. Захотелось романтики. Прошлый мой юбилей, 65-летие, праздновали в Москве. Было весело и хорошо, но очень шумно. Поэтому решили поменять атмосферу и провести праздник в океане.
— Наверное, вы большой романтик?
— Всегда мечтал о море, с детства хотел стать адмиралом, ходить в дальние плавания. Можно сказать, осуществил свою детскую мечту, ведь и раньше выходил в море, правда, в такой длительный круиз и на столь большом корабле впервые.
—  Говорят, вы  приступили к съемкам картины по биографии своей мамы-разведчицы...
— Большие надежды возлагаю на фильм, это мой сыновний и патриотический долг, связанный с Украиной, с моей Родиной. Я ведь родился в городе Пятихатки Днепропетровской области. В картине речь идет о подвиге мамы, которой на тот момент не исполнился и 21 год. Подпольная организация “Родина” отправила ее, чтобы передать сведения о фашистских войсках, оккупировавших Кривой Рог, и в действующую Красную армию, в Донецк (бывший город Сталино). Она шла, думая, что это пешее путешествие займет две-три недели, а получилось почти полгода. В это время мама была беременная, поэтому в какой-то степени я шел вместе с ней. И теперь я хотел бы восстановить этот путь. Мамы уже давно нет в живых, а я до сих пор не преодолел этот трагический и сильный, важный для понимания жизненных ценностей путь.
— Цифры 2 и 4 имеют для вас символичное значение.
— Это вы точно подметили. Моя мама родилась в 1922 году, а я — в 44-м. Она умерла в 44 года, когда мне было 22. Ждал, опасаясь, что же произойдет со мной в 44 года. Так получилось, что в этом возрасте я уехал в Америку, голливудская студия “XX век Фокс” купила мою картину “На исходе ночи”. Это был первый советский фильм, приобретенный Голливудом для интернационального показа.
...В 2004 году я снимал фильм “Моя большая армянская свадьба” — впервые взялся за комедию. Но самое интересное было то, что в Ереване я наконец познакомился со своим отцом, вернее с его могилой — в 1991-м он умер. Побывал на кладбище, приблизился к своему отцу, которого считал погибшим. У них с мамой был военный роман. А потом папа вернулся на родину, в свою семью. По линии отца я нашел родственников, у меня появился младший сводный брат, племянники. И мы помогали им одно время, когда они учились. Сейчас племянники уже повзрослели и в помощи не нуждаются. Созваниваемся, поздравляем друг друга с праздниками.
В Ереване после съемок картины я больше не был, а вот в Украину тянет, там мои корни. Особенно мне дорог Днепропетровск, потому что в этом городе прошли мое детство и юность. Там мы с мамой жили очень бедно, но счастливо.
— Росли вы в тяжелое послевоенное время, побывали в интернате, но говорите о тех временах с ностальгией.
— Каждый человек, вспоминая детство, находит что-то хорошее, иначе нужно вообще все зачеркнуть. Несмотря на бедность, атмосфера в нашей семье из двух человек всегда была доброжелательная, нежная, теплая. Даже тогда, когда мама заболела туберкулезом и ее положили в больницу, а меня отправили в интернат, был уверен, что все будет хорошо.
...У меня раньше, чем у других ребят в классе, прорезался низкий голос. И когда начали готовить новогоднее представление в школе, на роль медведя назначили меня. Я отнекивался, поскольку был очень стеснительным, но мне заявили: “Маску надень и говори, что тебе скажут”. Я бурчал что-то под маской, зрительный зал смеялся. После спектакля стали выдавать подарки всем участникам, и я получил целый пакет конфет, печенья. Как же был счастлив, когда принес все это домой. Поделился с мамой, вечером мы ели конфеты и вместе радовались. Я подумал: “Вот здорово, наверное, это интересное дело, можно каждый раз подарки получать”. С тех пор каждый Новый год я играл медведя.
— Это и определило вашу дальнейшую актерскую судьбу?
— Ну не только медведь. Я так увлекся, что записался в драматический кружок во Дворце культуры машиностроителей, в так называемую агитбригаду. Моим учителем был Дмитрий Филиппович Бразинский, очень хороший актер, дорогой мне человек, который поверил в мой талант. Во многом я обязан ему тем, что стал артистом. Помог он мне и поступить во ВГИК. Я был принят на курс Юлия Райзмана. Поверьте, был очень старательным студентом, уже на втором курсе начал сниматься, подрабатывать.
...Свою первую большую роль я получил в 18 лет у знаменитого Василия Шукшина. Можно сказать, случайно. Василий Макарович тоже учился во ВГИКе. Помню, он ходил на занятия в сапогах и военной гимнастерке, в то время как, к примеру, Андрон Кончаловский — в модных американских джинсах. Так вот, у нас на курсе была студентка, статная красавица Лида Александрова, ставшая первой женой Василия Шукшина. Как-то она позвала его в студенческую мастерскую на наш экзамен, познакомила. Режиссер сразу же пригласил меня на фотопробы. Так я получил роль инженера Гены в фильме “Живет такой парень”.  После этого на студии имени Горького мне стали предлагать другие роли, уже главные.
— Вам, молодому актеру, даже роль Ленина доверили.
— Причем дважды. Играл Владимира Ильича в фильмах Марка Донского. Я-то понимал, что эти роли конъюнктурные. А вот мама, умирающая в то время от рака, страшно мною гордилась и радовалась.
— Благотворительный фонд, созданный вами, успешно работает?
— Все началось с ночного телефонного звонка. В три часа ночи звонил отец шестимесячной Анечки. Тогда я уже был в Лос-Анджелесе. Дрожащим от волнения голосом мужчина произнес: “Вы играли такие роли, что не можете быть плохим человеком. Мы подумали, вы можете помочь моей дочери, она умирает, у нее тяжелый порок сердца. Сделайте что-нибудь, ведь в Америке такие врачи”. Наташа тут же начала обзванивать больницы, чтобы найти выход из этой ситуации. Нашли замечательного японского хирурга, согласившегося бесплатно оперировать ребенка. Потом мы организовали свой фонд, который помогает детям с врожденными пороками сердца. Привозили детей в Америку, делали бесплатные операции. Американские врачи выезжали в Россию, оперировали в Казани, Москве, Петербурге. Сейчас деятельность нашего фонда немного изменилась, поскольку в России медицина активно развивается, есть и квалифицированные врачи, и необходимое оборудование. Теперь мы занимаемся конкретными случаями.
— У вас же и самого был порок сердца?
— Мама боялась за мою жизнь, потому что врачи слышали шумы в сердце и говорили, что в нем маленькая дырочка. Доктора сказали, если до 16 лет доживу, то в дальнейшем все будет хорошо. Дырка зарубцевалась с Божьей помощью, опасность для жизни миновала.
— Как следите за здоровьем?
— Много ходим с Наташей, йогой занимаемся, чтобы держать себя в тонусе. Силы придают дочери (радуюсь их успехам), внуки, любимая работа...

(С сокращениями)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.