ХРОНИКА ПЕРВОЙ МИРОВОЙ. АРМЯНСКИЙ КОРПУС: ГЕРОИ САРДАРАПАТА. ЧАСТЬ IV

11 апреля, 2018 - 14:04

Мы продолжаем публикацию отрывков из воспоминаний Маршала Ивана Баграмяна, прошедшего боевой путь Первой мировой как в русской армии, так и в Армянском корпусе и армянской армии  - от Персии  до Кавказского фронта. В предлагаемом вниманию читателя продолжении воспоминаний Маршала рассказывается о событиях, предшествовавших знаменитому Сардарапатскому сражению мая 1918 года.

Как мы уже ранее писали, эти воспоминания появились лишь в Ереванском издании мемуаров прославленного маршала. Местами они подвержены идеологическому налёту коммунистического периода, - без этого, вероятно, они просто не были бы пропущены советской цензурой. Но к чести Маршала, идеологические посылы минимальны, и они ни как не сказываются  на оценке реальных исторических событий и характеристиках, данным автору Армянскому корпусу, его солдатам и офицерам.

Меумары И.Х. Баграмяна стали первой в советской историографии попыткой объединить воедино разрозненные сведения об Армянском корпусе, его структуре, составе, пройденном боевом пути и многочисленных сражениях. Сражениях  часто отступательных, драматических, но и победных, судьбоносных для всего армянского народа. Каким, например,  был Сардарапат, - столетие которого мы также будем отмечать в мае 2018-го.

И. X. БАГРАМЯН

«Мои воспоминания»

Ереван, Айастан, 1979

ГЕРОИ САРДАРАПАТА

Когда началось вторжение турецких войск в Закавказье, Бакинский совет в воззвании, подписанном Степаном Шаумяном, обратился от имени бакинского пролетариата ко всем рабочим и крестьянам Закавказья с призывом без промедления поднять восстание против своих угнетателей, предателей народных интересов, против беков, ханов и их лакеев — меньшевиков и дашнаков, которые в самую критическую для трудящихся минуту так трусливо сдали все позиции и поставили свои народы на край гибели. Единственным выходом из положения, указывалось в воззвании, было бы «свержение контрреволюционного закавказского правительства и присоединение к России, которая одна могла спасти народы Закавказья, особенно армянский народ, от порабощения турецкими захватчиками»(1) .

Почти одновременно с этим воззванием Кавказский краевой комитет РСДРП (б) выступил с обращением к рабочим, крестьянам и солдатам, разъясняя цели германской (Грузия к этому времени была оккупирована кайзеровскими войсками) и турецкой интервенции, призывал трудящихся Кавказа «вместе с российским пролетариатом и крестьянством вступить в решительную, не знающую страха борьбу с контрреволюцией» (2).

В это тревожное время нашествие турок прежде всего угрожало Александрополю (ныне Ленинакан). Александропольский комитет РСДРП(б) выступил с особым призывом к трудящимся записываться в Красную гвардию. В нем говорилось: «Наступил решающий час. Все на фронт! Все за оружие! Беспощадная борьба против врагов революции!»(3)

Между тем, захватив Карс, агрессор продолжал наступление по всему фронту, несмотря на то, что он признал независимость ЗФДР и дал согласие возобновить переговоры с ее правительством. Турки потребовали, чтобы войска этой вновь созданной республики отошли за русско-турецкую границу, существовавшую еще до 1877 года.

К концу апреля — началу мая 1918 года турецкие части оккупировали Батумскую и Карсскую области. Одновременно они, овладев Орговом и Игдырем, заняли Сурмалинский железнодорожный узел и вышли к берегам реки Араке.

При приближении захватчиков армяне, бежавшие в начале войны из Турции и осевшие в Карсской и Батумской областях, снова тронулись с насиженных мест и, бросая имущество, потянулись на север в глубь Закавказья. Вместе с армянами бежали также русские, греки и курды-езиды.

В это грозное время, хотя Бакинская коммуна развернула активную борьбу против реакционных сил края, возглавляемых контрреволюционными партиями мусаватистов, меньшевиков и дашнакцаканов, трудящиеся Закавказья как никогда нуждались в братской помощи со стороны Советского правительства и только что созданной Красной Армии. Однако молодая Республика Советов сама переживала неимоверные трудности в борьбе против ополчившихся против нее белогвардейских сил и кайзеровских войск, оккупировавших огромную часть страны. К тому же Закавказье в ту пору было территориально отрезано от центральных районов России, откуда могла бы прийти помощь.

У народов Закавказья был единственный путь спасения: сбросить самозваную антинародную власть и, сплотясь в едином боевом содружестве, развернуть решительную борьбу против турецких войск, вторгшихся в пределы Армении и Грузин.

Последующие события показали, что агрессивные планы турецких правителей не ограничивались захватом части Армении и Грузии. Они стремились как можно быстрее заполучить Баку с его нефтепромыслами, беспощадно подавить Бакинскую коммуну — очаг революции, а затем овладеть всем Кавказом.

Готовясь осуществить этот замысел, турецкое главное командование с выходом своей армии к рекам Арпачай и Араке решило переформировать свои силы на Кавказском фронте, объединив 6-й корпус (5-я и 37-я кавказские дивизии) и 1-й корпус (9, 11 и 36-я кавказские дивизии) в группу войск «Карс» под общим командованием Якуба Шевки-паши. 10-я Кавказская дивизия находилась в Карсе, составляя резерв этой группы. На группу «Карс» возлагалась задача оккупировать Восточную Армению, взять Тифлис и установить контроль над железной дорогой Тифлис-Баку. После этого намечался захват Азербайджана, откуда можно было, опираясь на так называемую «мусульманскую» армию, вести дальнейшие операции для оккупации всего Кавказа.

4-й турецкий армейский корпус имел в своем составе 5-ю и 12-ю пехотные дивизии, которые вели боевые действия против армян на игдырском и нахичеванском направлениях.

Части Грузинского корпуса после сдачи Батумской области сосредоточили свои главные силы для прикрытия территории Грузии от побережья Черного моря до района Ахалкалаки.

Армянские же войска, оставив Карсскую область, отошли за реки Арпачай и Аракс.

На правом их крыле фронтом на запад развернулся отряд генерала Андраника, получивший задачу обезопасить в случае наступления турок Александропольский отряд от ударов с северо-запада.

Центральный участок фронта занимал Александропольский отряд в составе 1-й Армянской стрелковой дивизии генерала Арешева и частей Александропольской крепости. Он имел задачу прикрыть город и выходы из него в направлении Джаджурского перевала.

Оборона рубежа на реке Арпачай между участками, которые удерживали Александропольский и Эриванский отряды, была возложена на Алагезский отряд в составе 1-й и 2-й армянских пехотных бригад и 1-го Особого армянского конного полка под общим командованием полковника Мореля.

1-й Особый армянский конный полк, в рядах которого я продолжал службу, после отхода из Карса расположился на северном берегу реки Арпачай в 20-25 верстах восточнее Александрополя. Им продолжал командовать войсковой старшина Золотарев.

Эрнванская группа армянских войск включила в себя 5-й и 6-й полки 2-й Армянской стрелковой дивизии, 3-ю Армянскую пехотную бригаду полковника Багдасарова, Партизанский и Игдырский пехотные. Партизанский и Зейтунский конные полки, Пограничный батальон подполковника Силина и четыре артиллерийские батареи под командованием полковника Араратова. Эта группа, которую возглавлял командир 2-й Армянской стрелковой дивизии генерал Силиков, должна была не допустить прорыва турецких войск в Араратскую долину.

Командир корпуса генерал-лейтенант Назарбеков сосредоточил за Александропольским отрядом свои резервы, чтобы не допустить прорыва главной группировки турецких войск в направлении Караклиса и Дилижана. В резерв были выделены Отдельная армянская кавбригада, 7-й и 8-й стрелковые полки 2-й Армянской стрелковой дивизии.

Нам всем тогда казалось, что, добившись оккупации территорий, предусмотренных условиями Брест-Литовского договора, турецкие правители должны были прекратить дальнейшие военные действия против Закавказья. Но на деле это было не так, хотя после выхода к реке Арпачай турки в течение почти 20 дней действительно не проявляли никаких агрессивных намерений.

Вероятно, именно под влиянием этого в армянских войсках, входивших в состав Александропольского отряда, понизилась бдительность и готовность к отражению возможных новых ударов со стороны противника.

Накануне коварного нападения турок на Александрополь мы все готовились отпраздновать 15 мая — первый день пасхи. Непростительно беспечно поступил тогда командир 1-й Армянской стрелковой дивизии генерал Арешев, пригласив к себе в ночь под праздник всех четырех командиров полков — полковников Пирумова, Осипяна, Самарцева и подполковника Каракешишяна. Надо полагать, в ту ночь подобные «пасхальные торжества» были устроены и офицерами других частей, которые, глядя на своих старших начальников, тоже забыли о всякой бдительности.

Этим обстоятельством и воспользовалось командование турецкими войсками. Утром 15 мая полки 1-й Армянской дивизии и войсковые части крепости Александрополь подверглись сильному артиллерийскому обстрелу, а вслед за этим и атаке со стороны турецких войск.

Весьма странную позицию занял командир армянского корпуса генерал-лейтенант Назарбеков. Находясь в ночь на 15 мая вблизи от Александрополя, и зная, что турки могут развернуть внезапное наступление, этот боевой и достаточно опытный военачальник не предпринял никаких мер для того, чтобы немедленно привести в боевую готовность подчиненные ему войска.

Как выяснилось впоследствии, для наступления против армянских частей, действовавших на александропольском направлении, турки привлекли свои 5, 11, 9 и 36-ю кавказские дивизии, а также большие отряды курдской конницы и иррегулярных военных формирований из местного мусульманского населения. Охваченные с обоих флангов, полки 1-й Армянской стрелковой дивизии не выдержали внезапного натиска врага и, оставив город, начали поспешно, неорганизованно отходить на Джаджурский перевал и далее на Караклис.

Турецкое командование, опираясь на захваченный Александрополь, решило продвигаться в трех направлениях. По тифлисскому шоссе через Карахачский перевал на Борчалу шла 5-я кавказская дивизия с задачей занять Тифлис, а затем двинуться на Баку. Перед фронтом наступления этого вражеского соединения оборонялся отряд генерала Андраника. В направление Караклиса устремились 11-я кавказская дивизия. 9-я кавказская дивизия пыталась обойти гору Алагез (Арагац) с севера и, выйдя в район Баш-Абарана (Апаран), развернуть наступление на Аштарак и Эривань. И, наконец, 36-я кавказская дивизия должна была стремительно пробиваться вдоль железной дороги Александрополь — Эривань, выйти в Араратскую долину и захватить города Эчмиадзин и Эривань.

Таким образом, наступление турецких войск шло по расходящимся и изолированным горами направлениям.

Продвигавшаяся вдоль железной дороги на Эривань 36-я кавказская дивизия полковника Кязым-бея имела в своем составе 106, 107 и 108-й пехотные полки, два артиллерийских дивизиона, ударный пехотный и отдельный саперный батальоны. Она была усилена корпусным кавалерийским полком и крупным отрядом курдской конницы, насчитывавшим в общей сложности 1500 сабель. Помимо этого, здесь действовали боевые группы, сформированные из местных жителей-мусульман.

Против этих сил на левом берегу реки Арпачай от села Казарапат (Исаакян) до железнодорожной станции Алагез фронтом на запад оборонялся Алагезский отряд. Полки 1-й и 2-й армянских пехотных бригад, входивших в него, были крайне малочисленны, имели в своих рядах всего по 300-400 солдат и офицеров. Наш 1-й Особый армянский конный полк (до 300 сабель) прикрывал эвакуацию в Араратскую долину большого количества беженцев. Все дороги были буквально запружены людьми, арбами и скотом.

Неудачный исход боев за Александрополь и вынужденный отход Алагезского отряда принесли нашим воинам немало тягостных минут. Они отчетливо понимали, к каким большим бедствиям может привести наступление турок, если его не удастся приостановить. А ведь теперь удары противника были нацелены уже в самое сердце Армении — Араратскую долину с ее древними городами Эчмиадзином и Эриванью.

Алагезский отряд, прикрывавший эриванское направление, из-за крайнего недостатка сил и средств был лишен возможности сдержать продвижение турецких войск. Зная, что для обороны района Эривани в Араратской долине сосредоточена какая-то группировка армянских войск, мы еще не теряли надежды, что нам удастся одолеть 36-ю турецкую дивизию, хотя она считалась в турецкой армии одной из самых боеспособных.

Передовые части турок, преодолевая наше сопротивление, вступили в пределы Араратской долины и к исходу 20 мая заняли железнодорожную станцию Араке. Алагезский отряд успел своевременно оторваться от противника, отошел и закрепился на западной окраине крупного населенного пункта Сардарапат. Наш конный полк еще накануне был выведен в район села Гечерлю (Мргашат) в резерв отряда. С утра 21 мая турки продолжали свое наступление, стремясь захватить Сардарапат.

В этот день произошел случай, который глубоко врезался в мою память, поскольку едва не закончился гибелью руководимого мною небольшого разъезда.

Примерно к полудню я был неожиданно вызван к командиру полка войсковому старшине Золотареву, от которого лично получил четкое приказание: во главе боевого разъезда, состоявшего из пяти всадников, немедленно выдвинуться к западной окраине Сардарапата и выяснить силы турок, ведущих наступление на это село; попутно уточнить, какими частями обороняет Сардарапат 1-я Армянская пехотная бригада.

Должен разъяснить, что в коннице разведка противника велась тогда двумя различными видами разъездов. На разъезд, имевший в своем составе 10—12 и более всадников, обычно возлагалось ведение разведки сил противника, преимущественно конницы, в различной боевой обстановке. Обычно начальник разъезда, двигаясь вместе с его ядром, периодически высылал вперед — от рубежа к рубежу — дозоры, состоявшие из 2-3 конников. По мере выявления важных данных о противнике он направлял своему командиру донесения с одним- двумя всадниками.

Так называемый боевой разъезд, в отличие от первого вида, состоял всего из 4-5 всадников. Он предназначался для разведки поля боя накоротке, на быстрых аллюрах, без высылки вперед дозорных. О добытых сведениях начальник боевого разъезда обязан был лично докладывать своему командиру. Такого рода задача и была возложена на мой разъезд.

Я немедленно вернулся к себе и отобрал из состава моего взвода пять наиболее смелых кавалеристов на самых лучших конях и, подав команду: «За мной!», повел их галопом к восточной окраине Сардарапата, чтобы здесь выйти на центральную улицу, проходившую через все село. В восточной части на ней была расположена старинная церковь. Чтобы выйти к этому месту, надо было раньше проскочить под аркой, перекинутой через улицу, и тогда сразу же взору открывалась и сама церковь и перспектива в сторону западной части.

Каково было наше удивление, когда мы, выскочив на галопе к церкви, совершенно неожиданно увидели впереди около двадцати солдат в обмундировании и со снаряжением русской армии, которые с винтовками наперевес шли навстречу нам, прижимаясь к каменной ограде церкви с одной стороны улицы и к глинобитному забору — с другой. Заметив нас, солдаты внезапно остановились, продолжая держать свои винтовки наизготовку. Остановились, словно вкопанные, и мы.

Я никак не мог представить себе, что перед нашим разъездом в каких-нибудь 40—50 метрах стоял взвод турецкой пехоты, одетый в военное обмундирование и снаряжение русской армии (4).

Будучи твердо уверен, что мы встретились с подразделением нашей пехоты, я принялся во весь голос уверять солдат на армянском языке, что мы, мол, свои, мы армяне. В ответ они взмахами рук стали, как мне показалось, давать знаки, чтобы мы продолжали свое дальнейшее движение. Чтобы доказать, что мы действительно свои, я быстро спешился и перекрестился. В ответ раздался винтовочный залп. Поняв, наконец, что мы напоролись на турок, я едва успел скомандовать разъезду: «Назад!», — а сам бросился рядом в переулок. Конечно же, в этих условиях я был лишен всякой возможности вновь сесть на своего коня и уйти от опасности. У меня был единственный выход: как можно быстрее укрыться от прямого обстрела.

Как только я скрылся в переулке, раздался второй залп, на этот раз аскеры стреляли, как видно, для острастки, так как видеть меня не могли. Опасаясь, что турки бросятся в погоню за мной, я, не теряя времени, по соседним улицам быстро вышел на восточную окраину села и вскоре добрался до Гечерлю к своему полку. Мне сообщили, что конники моего разъезда, к счастью, не понесли потерь от турецких залпов. Им удалось, благополучно избежав повторного обстрела, отойти к своим, правда, они поторопились доложить командиру эскадрона штаб-ротмистру Реутову о том, что я погиб. Мое появление в полку после этого злополучного эпизода было, конечно, приятной неожиданностью для боевых друзей и особенно для солдат моего взвода.

Я бился над загадкой: как могло случиться, что мы неожиданно столкнулись со взводом турок? Ведь по самым свежим данным, которыми мы располагали, западную окраину села Сардарапат сравнительно недавно обороняли пехотные подразделения из Алагезского отряда. В дальнейшем выяснилось, что части 36-й турецкой дивизии, пользуясь подавляющим превосходством в силах и огневых средствах, стремительной атакой смяли наши слабые подразделения, вклинились в Сардарапат и стали быстро продвигаться по его центральной улице на восток. На острие клина, расколовшего нашу оборону, двигался с мерами предосторожности злополучный вражеский взвод, с которым нам суждено было столь неожиданно столкнуться, как говорится, лоб в лоб.

К исходу 21 мая передовые части 36-й дивизии турок полностью овладели селом и железнодорожной станцией Сардарапат.

Приложение: 

1.  Газета «Банвор», 21 марта 1918 г.

2.  Архив Армянского филиала ИМЛ при ЦК КПСС, ф. 33, д. 10, лл. 1—5.

3.  Там же.

4. С занятием Эрзерума, Сарикамыша и Карса в руки турок попали крупные запасы обмундирования, обуви и снаряжения русской армии. Турецкое командование широко использовало эти запасы для экипировки своей плохо одетой и обутой армии.

(ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)

Подготовил Александр АНДРЕАСЯН

Начало: ХРОНИКА ПЕРВОЙ МИРОВОЙ. АРМЯНСКИЙ КОРПУС: ВТОРЖЕНИЕ. ЧАСТЬ I http://russia-armenia.info/node/47313

Продолжение: ХРОНИКА ПЕРВОЙ МИРОВОЙ. АРМЯНСКИЙ КОРПУС: ВТОРЖЕНИЕ. ЧАСТЬ II http://russia-armenia.info/node/47438

Продолжение: ХРОНИКА ПЕРВОЙ МИРОВОЙ. АРМЯНСКИЙ КОРПУС: ВТОРЖЕНИЕ. ЧАСТЬ III http://russia-armenia.info/node/47614

 

Ваша оценка материала: 
Average: 5 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.