Китай и Армения: вековые связи, пригодившиеся в третьем тысячелетии

16 апреля, 2018 - 12:16

Китай, с древних времен бывший закрытой страной, тем не менее открывал свои двери армянским купцам, поставлявшим в Поднебесную уникальный краситель кармин из араратской кошенили и вывозившим на продажу китайские шелка, фарфор, нефрит… При раскопках армянских городов Гарни, Двина, Ани, крепости Амберд были обнаружены китайский фарфор и селадонит, свидетельствовавшие об экономических связях с Китаем в эпоху раннего Средневековья. В средневековой армянской живописи можно найти китайские мотивы, а армянские авторы в своих произведениях подробно описывали   культурные и природные особенности Китая.

Хотя христианам въезд в Китай был запрещен, для армян делалось исключение. Армянские купцы сумели стать своими, привычными людьми в таком чуждом и непонятном Западу Китае, замершем в тысячелетней неподвижности за Великой стеной. Поэтому предприимчивые армяне, хорошо знавшие язык и обычаи «страны ченов» (так в армянских источниках назывался Китай), часто становились проводниками для европейцев, желавших совершить благополучное путешествие по Китаю. Иезуитские проповедники, чтобы не вызвать подозрений, при въезде в Китай переодевались армянскими купцами.

Таким образом, армяне еще в древности выступали народом-посредником между западной и китайской цивилизациями, а Великая Армения была видным экономическим субъектом на Шелковом пути из Поднебесной. Торговые пути из Китая в Римскую империю проходили через Переднюю Азию, и в частности город Арташат в Великой Армении, который за богатство и роскошь был назван Плутархом Карфагеном Армении. Далее торговые пути шли к портам Черного моря.

Современной Армении исторические связи между народами двух стран пригодились, когда Китай решил возродить Великий шелковый путь в новом контексте, выбрав глобализм как внешнеполитическую практику вместо традиционной изоляции. Дипломатические отношения между Китаем и суверенной Арменией были установлены в 1996 году. Интересно, что КНР первой открыла свое посольство в этой стране. В настоящее время Китай занимает второе место во внешней торговле Армении (11,7%). По данным на 2014 год, экспорт из Армении в Китай составил $171 млн, а импорт – 417 млн.

Но главным образом крошечная Армения интересует Поднебесную как транспортный коридор в Европу через Ближний Восток, Южный Кавказ и Иран. Этому способствует удачное геополитическое положение страны – в стороне от зон потенциального риска, таких как Сирия, Ирак, Курдистан, ирано-азербайджанская и ирано-турецкая границы. Поэтому не имеющая собственных выходов к морю Армения вписывается как логистическая единица не только в проект сухопутного, но и «Морского шелкового пути XXI».

Поэтому осторожные китайские инвесторы готовы потратиться на строительство автомобильных и железных дорог в горной Армении, где оно в несколько раз дороже. Например, строительство железной дороги в скалах Занзегурского хребта обойдется в 10 млн. долларов на среднестатистический километр строительства, тогда как аналогичное строительство на ровной местности обходится в 2 млн. Поэтому на 300 километров пути понадобилось 3 млрд китайских инвестиций.

Крупнейшая китайская строительная корпорация Sinohydro Corporation участвовала в строительстве третьего этапа автомобильной дороги Север – Юг на двух участках (Талин – Ланджик и Ланджик – Гюмри). Дорога длиной 46,2 километра обошлась в 140 млн. долларов. Кроме того, такие китайские корпорации, как China Civil Engineering Construction Corporation и China Communication Construction Company, возможно, будут участвовать в строительстве армянского участка Гавар – Мегри железной дороги Армения – Иран. Длина отрезка составляет 305 километров, а его инвестиционная стоимость оценивается в размере 3,5 млрд долларов. Тем не менее, пока данный проект, анонсированный в 2008 году, очень далек от реализации.

В настоящее время железная дорога Гавар – Мегри находится в весьма плачевном и запущенном состоянии. Еще до революции она была построена русским правительством как часть Закавказской железной дороги и должна была связывать Армению с Ираном. И Российская империя, и Советский Союз развивали свою внешнюю геостратегию, в том числе с помощью инфраструктурных проектов. Делалось это продуманно, с учетом местных особенностей, которые вписывались в геостратегический проект. Так, для России исторически важным является выход к Ирану и Персидскому заливу. Помочь закрепиться на этом направлении должно было освоение Закавказья, в частности железнодорожное строительство. После распада СССР начался системный упадок экономики и инфраструктуры по всему постсоветскому пространству, в частности деградировали и железнодорожные пути в Закавказье. Инфраструктура деградировала вместе с устранением геостратегического вектора, выстраивавшимся СССР/Россией.

Многие армянские аналитики и эксперты оптимистично смотрят на перспективы армяно-китайских отношений. Они уверены, что Китай будет инвестировать в дорожное и железнодорожное строительство маленькой гористой страны. Для того чтобы заинтересовать Поднебесную, пригодится советское наследие, как инфраструктурное, так и промышленное. Помимо совместных дорожных проектов Армения может предложить КНР восстановить и модернизировать оставшиеся от СССР химические заводы и институты. Так считает президент армянской общины Китая, исследователь-международник Мгер Саакян. Химическая продукция может продаваться в странах ЕАЭС, где пользуется спросом. В Армении будут созданы новые рабочие места, а Китай получит прибыль. Также он проявил интерес к проекту строительства медеплавильного завода в Зангезуре.

М. Саакян надеется на получение китайских инвестиций для сельского хозяйства Армении с тем условием, что взамен техники и инновационных технологий в Китай будут осуществляться поставки сельхозпродукции – овощей, фруктов, мяса. Аналитик уверен, что Китай, страдающий от повышенного загрязнения воздуха и почвы, заинтересован в приобретении экологически чистых продуктов питания из Армении. В этом плане китайцев может привлечь и экотуризм. На данный момент экспорт из Армении касается в основном продуктов горнодобывающей промышленности, алкоголя – прежде всего, знаменитого армянского коньяка, а также напитков, соков и консервов.

Еще одним перспективным направлением сотрудничества является организация прямых авиарейсов Ереван–Пекин–Ереван, Ереван–Шанхай–Ереван, Ереван–Гуанчжоу–Ереван, что будет способствовать увеличению притока китайских туристов в Армению и активизации культурных и экономических связей между странами. Наличие таких авиарейсов облегчит армянским предпринимателям въезд на территорию КНР.

Помимо чисто транзитных функций, отведенных Армении в проекте Нового шелкового пути, эта маленькая страна может стать китайским плацдармом в Закавказье и поможет Поднебесной закрепиться в таком геополитически важном регионе мира, как Кавказ. Поэтому Китай развивает с Арменией в том числе военное сотрудничество, хотя приоритет, конечно, отдается экономическому и политическому взаимодействию. Армения – все же слишком маленькая региональная величина для полноценного военного сотрудничества.

В сентябре 2017-го министр обороны Виген Саркисян прибыл в Китай с официальным визитом, в рамках которого было подписано соглашение о предоставлении Армении помощи в размере 10 млн. юаней (около 1,5 млн. долларов). Кроме того, в ходе визита обсуждалось военное сотрудничество в кадровой сфере. Армянские военнослужащие оканчивают китайские военные вузы и, по мнению В. Саркисяна, становятся хорошими командирами. Также главы оборонных ведомств двух стран обсуждали проблему карабахского конфликта и другие вопросы международной безопасности. Китайский министр обороны Чань Ваньцюань подчеркнул, что Пекин выступает за мирное урегулирование конфликта.

Таким образом, в настоящее время Армения выполняет функции посредника между Китаем и Западом, причем армянские аналитики и эксперты с большим энтузиазмом пишут о сотрудничестве с Поднебесной. В то же время на практике успехи армяно-китайского взаимодействия более скромные, чем это выглядит в аналитических отчетах и статьях. Просто в силу своей небольшой величины закавказская республика не может занимать видного места в глобальном китайском проекте, хотя и способна играть в нем полезную для Пектина роль.

Иное место занимала Армения в геополитическом проекте большой России – и Российской империи, и СССР. Закавказье было значимым регионом для России, обеспечивающим выход к Ирану. Его сделали красивым и благополучным фасадом, особенно это было заметно в советское время. Сейчас Армения также могла бы стать посредником между ЕАЭС и Ираном, а также между ЕАЭС и Китаем, так как с последним у Армении существует опыт тысячелетнего взаимодействия. Но пока сотрудничество стран постсоветского пространства с такой огромной величиной, как Китай, разворачивается чаще всего индивидуально, в обход интересов евразийской интеграции.

Анастасия КОВАЛЕВА

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.