Армения: «бархатная революция» или обычный кризис?

20 апреля, 2018 - 18:41

Ситуация в Армении, связанная с многотысячными протестными акциями против премьерства экс-президента Сержа Саргсяна, по всем параметрам совпадает с политическим кризисом. Такую уверенность высказал политолог, специалист по ведению переговоров, старший консультант компании CM&Partners Артур Мартиросян. При этом эксперт считает, что власть и оппозиция в каком-то плане стали заложниками создавшейся ситуации, ибо их позиции взаимоисключающие, а люфт манёвра очень узок.

Несмотря на прогнозы о скором угасании протестной волны, все же градус внутреннего напряжения в Армении растет. В связи с этим возникают вопросы — существуют ли варианты мирного разрешения внутриполитического кризиса, можно ли разрядить обстановку без существенных имиджевых потерь для сторон политического конфликта, готовы ли власть и оппозиция к переговорам?

Избрание лидера правящей Республиканской партии Армении Сержа Саргсяна на должность премьер-министра стал причиной масштабных антиправительственных митингов. Протестная волна набирает обороты. Помимо Еревана, она охватила и другие большие города Армении — Гюмри и Ванадзор. Митингующие уже шестой день подряд блокируют правительственные здания и центральные улицы Еревана с требованием отстранения от власти бывшего президента, который 17 апреля был избран большинством депутатов новым главой правительства — фактическим руководителем страны в условиях парламентской системы.

Серж Сарсгян четыре года назад инициировал конституционные реформы по переходу страны на парламентскую систему правления, обещая после истечения своих президентских полномочий не претендовать на кресло премьер-министра. Затем он нарушил данное обещание, тем самым подтвердив сомнения скептиков в том, что истинной целью перекройки конституции являлось «продление личной власти Сержа Саргсняа в статусе премьер-министра».

Помимо нарушения данного обещания, основные претензии, высказывающиеся протестующими в адрес властей и лично Сержа Саргсяна, связаны с коррупцией во власти, тяжелым социальным положением в обществе, с высокими темпами миграции и нарушениями прав человека. Сам лидер протестного движения, глава парламентской фракции «Елк» («Выход») Никол Пашинян называет процесс продления власти Сарсгяна попыткой «азербайджанизации Армении», имея ввиду бесконечное пребывает Ильхама Алиева у штурвала страны.

«Все признаки политического кризиса в Армении налицо. В городах Армении, особенно в Ереване, тысячи людей выходят на улицы, блокируют правительственные здания, центральные проспекты, создают транспортный коллапс. Это, безусловно, свидетельствует о наличии политического кризиса», — сказал в беседе с EADaily Артур Мартиросян, добавив, что пока неясна лишь глубина этого кризиса.

«К сожалению, в Армении нет достоверных исследовательских данных о том, сколько людей недовольны властью, какая часть из них — представители молодежи, насколько они готовы выходить на улицы для протеста и пр. Но визуальная картина происходящего демонстрирует, что мотором протеста является молодежь — люди от 20 до 35 лет. Это, примерно, 80% митингующих», — поделился своими наблюдениями эксперт.

Вообще «омоложение» состава участников протестных акций в последние годы присуще армянской реальности. Движущей силой акций протеста против повышения тарифов на общественный транспорт и электроэнергию в Армении в 2014 и 2015 годах были также представители молодежи. Однако захлестнувшие в настоящее время Ереван акции протеста носят ярко выраженный политический, антиправительственный характер, тогда как требования предыдущих митингов были социальными.

«Тогда тоже на самом деле причины протестов были политические, социальные вопросы были лишь повод для выражения этого протеста. Просто мало кому удавалось придать этому процессу политическую форму», — отметил армянский политолог, директор Института Кавказа Александр Искандарян, добавив, что в настоящее время существенно изменился и состав участников акций протеста. «На улицы выходят преимущественно молодые ребята — с 18−22 лет. Бесполезно объяснять им про какие-то сложные социально-экономические проблемы. Поэтому выкрикиваются короткие и максимально общие слоганы и происходит „шоуизация“, „фестивализация“ процесса», — считает директор Института Кавказа.

Мартиросян, как и многие другие эксперты, практически уверен в том, что рост протестной волны стал сюрпризом для всех, в том числе для оппозиции. «Сначала было заявлено, что акции протеста проведут с 13 до 17 апреля, то есть до дня избрания Сержа Саргсяна на пост премьер-министра. Однако люди продолжали бастовать, в связи с чем Пашинян и другие лидеры оппозиции начали сходу придумывать продолжение процесса», — сказал старший консультант компании CM&Partners.

Анализ эксперта подтвердил и ответ Никола Пашиняна на вопрос журналиста о том, какие же действия будут предприняты в будущем. «Мы посмотрим и еще решим. Порой логика акций сама подсказывает, какие шаги предпринять», — сказал лидер протестного движения.

Протестные акции в Армении Артур Мартиросян сравнил с волнениями в Чехословакии в 1989 года — и там тогда говорили о «бархатной революции». На митинге 17 апреля Никол Пашинян заявил о начале в Армении «бархатной революции» и призвал протестующих начать формирование революционных комитетов. «Сейчас Пашинян говорит о формировании теневого правительства, но о ревкомах не вспоминает, может быть потому, что кто-то ему подсказал, что от этого несет большевизмом», — полагает эксперт.

Лидеры антиправительственных акций в Армении, часто ссылаясь на Ганди и Нельсона Манделу, заявляют о ненасильственной форме борьбы, а при столкновении с кордонами полиции демонстративно поднимают руки. Протесты в Армении, конечно, не обходятся без столкновений с полицией, но в целом митингующие избегают потасовок с правоохранителями. С этой целью они часто меняют маршрут протестного шествия, встречая на своём пути большое скопление полицейских.

В заявлениях и лозунгах, адресованных полиции, тоже заложена идея мирного протеста. Среди них «Сложи оружие и отвергни Сержа (Саргсяна — ред.)» и периодические заявления Пашиняна о том, что акции носят исключительно мирный характер, и они не перерастут в потасовку, если даже полиция начнет применять силу. «Я приношу свои извинения вам и вашим семьям, господа полицейские, что из-за наших акций вы вынуждены круглые сутки нести службу, но мы это делаем и для вас», — часто повторяет Пашинян.

Применяемые армянской оппозицией методы уличной борьбы в мировой политической практике называются технологиями ненасильственной борьбы. Они были с успехом протестированы во многих странах, прошедших через внутренние потрясения, среди них и Югославия, Чехословакия, на пример последней сослался и эксперт Артур Мартиросян.

«Конечно, полностью равнять эти процессы нельзя. Тут много различий. И не стоит серьезно ссылаться на Ганди и Манделу, так как это все-таки Армения, а не Индия или ЮАР. Это Армения, где страсти часто зашкаливают во время акций протеста, особенно когда идет борьба нервов с параллельной демонстрацией мускулов. И тогда может быть применена сила», — считает эксперт.

Обе стороны политического конфликта оказались в незавидном положении. Власти при низкой легитимности не решаются идти на силовые действия против демонстрантов. Но при неугасающей протестной волне маловато места для маневра и для Никола Пашиняна и его команды. «Их не простят, если Пашинян вдруг заявит, что готов идти на переговоры с властью. А о чем он или с ним должны говорить? Попробуем представить ситуацию. Власть в лучшем случае, скорее всего, заявит, что готов говорить обо всем, кроме отставки Сержа Саргсяна с поста премьер-министра, что является главным требованием оппозиции. Лидеры же оппозиции на это не пойдут, поскольку не представляю, как они после этого выйдут на площадь и заявят, что предмет переговоров не смена власти, а что-то другое», — сказал наш собеседник.

Ситуация очень шаткая, так что при начали переговоров, по мнению Мартирояна, без сильных имиджевых потерь, скорее всего, не обойтись. «При смене предмета переговоров потери будут очень чувствительными для оппозиции, для ее лидера Никола Пашиняна. Люди, вышедшие на улицы по его призыву на самом деле не ярые сторонники оппозиции, а скорее настроены против власти, а конкретно Сержа Саргсяна», — заявил специалист по переговорам, добавив, что Пашинян для них канал выражения протеста.

Низкий уровень доверия к властям и оппозиции в Армении подтверждают достаточно свежие данные последних соцопросов. По данным опроса Gallup International Association, проведённого с 22 по 30 марта текущего года по всей Армении, лишь 4,7% опрошенных полностью доверяют действующим властям. В то же время, по тем же данным, неутешительно и положение оппозиции. Кредит ее доверия тоже оставляет желать лучшего. Оппозиции доверяет лишь 4,9% респондентов, скорее доверяет — 19,3%, скорее не доверяет — 26,2%, и вообще не доверяет 43,7% опрошенных, еще 6% затруднились ответить.

В связи с этим, уступки могут дорого обойтись оппозиции, тогда как властям практически нечего терять при согласии на переговоры. Пашинян ведь хорошо помнит опыт оппозиционного блока «Армянский национальный конгресс» (АНК), в котором сам и состоял. АНК развалился тогда, когда отступил от жестких политических требований, смягчил свою позицию и начал вести переговоры с властью. Сам Пашинян тогда придерживался более жесткой позиции. Вряд ли он сейчас пойдет по уже протоптанной политической тропинке", — размышляет Артур Мартиросян, при этом заметив, что лидеры оппозиции долго не смогут выступать лишь с резкими заявлениями, без конкретных действий.

«Если заявил о формировании теневого правительства, а молодежь это восприняла с восторгом, это лишь начало. Они вскоре будут задавать вопросы, а кто же команда Пашиняна, кто, например, будет главой МИД или министром юстиции в этом теневом правительстве», — считает Мартиросян

Между тем, позиции сторон пока продолжают оставаться взаимоисключающими, констатирует эксперт, добавив, что в Армении никто не будет терпеть кризис десятки лет с длительным периодом секретных переговоров, как это было ЮАР.

«Счеты идут на дни. Оппозиция надеется на расширение масштабов митинга, а власти не решаются на силовую акцию, надеясь на скорое затухание протестного пламени. Между тем, впереди памятные даты и мероприятия, которые, скорее всего, будут способствовать нарастанию протестной активности. Это 24 апреля — день памяти жертв Геноцида армян в Османской империи, когда в Армению приезжают гости из многих зарубежных стран. После этого ожидаются другие большие мероприятия — 100-летие основания Первой республики Армения и саммит Франкофонии. Вряд ли власти Армении будут рады тому, чтобы в эти дни протестующие блокировали улицы, саботировали работу государственных учреждений и происходили столкновения с полицией», — пояснил он, добавив, что-либо проблема будет решаться за столом переговоров, либо за его переделами.

Между тем, эксперты уверены, что Пашинян, если даже пойдет на переговоры с властью, то попытается сделать это так, чтобы не потерять заработанные в последние дни политические дивиденды. Он сейчас затмил всех на оппозиционном поле и своими действиями, по мнению экспертов, обеспечил себе лидерство в лагере оппозиции на предстоящие четыре года — до следующих парламентских выборов. «Пашинян в этом плане теперь не личность, а институт. Он свою задачу выполнил. Он стал главным оппозиционером не только в представлении жителей Армении, но и в Москве, в Брюсселе, в Вашингтоне. И эту задачу он выполнил блестяще. Сегодня в стране нет другого деятеля, который может встать рядом с ним», — отметил Искандарян.

По его словам, Пашинян не будет идти на переговоры с властью. «Повторюсь, на ближайшие четыре года игра уже сыграна, и идти на какие-то соглашения сейчас бессмысленно. Пашиняну сделают подарок, если сейчас посадят в тюрьму», — заключил эксперт.

Подготовил Аршалуйс Мгдесян

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.