ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ЭКВИЛИБРИСТИКА АМЕРИКАНСКОГО СОПРЕДСЕДАТЕЛЯ: СТАТУС-КВО НЕПРИЕМЛЕМ ИЛИ ПООЩРЯЕМ?

5 февраля, 2014 - 12:44

В январе активизировалась подготовительная к новой встрече президентов Армении и Азербайджана работа сопредседателей Минской группы ОБСЕ. На нынешнем этапе миссия сопредседателей фактически сведена к обеспечению графика периодических встреч президентов двух из трёх сторон Карабахского конфликта. Ни о каких содержательных сдвигах в процессе урегулирования говорить не приходится. Патовая ситуация стала ещё более откровенной после принятия Арменией решения о вступлении в Таможенный союз и последовавшего затем, с подачи азербайджанской стороны, обострения на линии соприкосновения сторон. Азербайджан вновь вернулся к неприкрытой милитаристской риторике, предъявлению претензий не только на Нагорный Карабах, но и на «территории западного Азербайджана». Многое указывает на стремление внешних конфликту сил укрепить элементы статус-кво, позволяя азербайджанской стороне лишь изредка «выпускать пар из котла» проведением диверсионных вылазок. На этом фоне могли показаться диссонансом слова американского сопредседателя Джеймса Уорлика о том, что «статус-кво должен быть неприемлем».

Новый американский сопредседатель (заменил на посту своего предшественника Роберта Брадтке в сентябре 2013 года) взял в правило делиться мыслями с помощью собственного микроблога в «Twitter». Высказывание о неприемлемости статус-кво было размещено на следующий после встречи глав внешнеполитических ведомств Армении и Азербайджана (при участии сопредседателей) в Париже день. Очередной контакт Эдварда Налбандяна и Эльмара Мамедьярова (24 января этого года) был нацелен на уточнение готовности сторон провести новую встречу на высшем уровне. Таким образом, это было не более, чем техническое мероприятие, посвящённое практически единственному организационному вопросу. В связи с этим возникает вопрос. Почему Уорлик решил снабдить свой Twitter-комментарий тезисом о неприемлемости статус-кво? Ответ во многом очевиден. Он укладывается в «матрицу» предыдущей модели поведения сопредседателей, уравновешивающих свои «проармянские» высказывания рассуждениями из серии отвечающих интересам Азербайджана. И в этот раз Уорлик в своём комментарии от 25 января сперва решил зафиксировать мысль о необходимости проявления всеми сторонами конфликта твёрдой политической воли. Здесь, безусловно, ключевым для интересов Армении и Нагорного Карабаха является понятие «все стороны конфликта».

Если бы урегулирование Карабахского конфликта зависело от сопредседателей Минской группы, мы имели бы абсолютно иную ситуацию. Мандат сопредседательства не позволяет назначаемым Россией, США и Францией дипломатам реально влиять на процесс урегулирования. Тем более диктовать всем сторонам содержательную повестку процесса переговоров. Мандат сопредседателей наделяет их следующими основными полномочиями (в порядке следования пунктов в документе-мандате ОБСЕ от 23 марта 1995 года): 1) осуществление совместных усилий для укрепления режима прекращения огня; 2) развитие общей базы для переговоров со сторонами конфликта; 3) ведение переговоров со сторонами конфликта для заключения политического соглашения о прекращении вооружённого конфликта.

На рубеже 2009-2010 годов были ожидания по части поднятия уровня влияния сопредседателей на переговорный процесс путём назначения высоких дипломатических представителей от каждой страны-сопредседателя. Вплоть до уровня заместителей глав внешнеполитических ведомств. Но идея не получила своего развития. Также, как ранее поданные сигналы о склонении, например, США к созданию отдельной должности специального представителя по Карабахскому конфликту. Нынешние сопредседатели Минской группы – это дипломаты среднего звена с организационным мандатом ОБСЕ на сближение позиций всех сторон конфликта. Некоторый оптимизм вновь назначаемых сопредседателей постепенно сходит на нет после нескольких визитов в регион и встреч с руководствами сторон конфликта. Джеймс Уорлик был переведён на должность американского сопредседателя с поста заместителя спецпредставителя США по Афганистану и Пакистану (прежде он был послом США в Болгарии). До сопредседательства в Минской группе Уорлик занимался вопросом подготовки договора о безопасности между США и Афганистаном. Старт переговоров вокруг данного соглашения был анонсирован госдепартаментом ещё осенью 2012 года. Тогда Уорлик поделился с общественностью намерением американской стороны завершить процесс разработки и принятия соглашения в течение одного года. Обещанное американо-афганское соглашение о безопасности, в котором должны быть зафиксированы статус, численность и функции остающегося после 2014 года в Афганистане ограниченного воинского контингента США, не подписано до сих пор. Более того, перспектива его заключения в виду обострившихся разногласий между администрацией Барака Обамы и правительством Хамида Карзая в Кабуле, продолжает пребывать в неопределённости.

С таким коэффициентом полезного дипломатического действия на афганском направлении Уорлик заступил в должность американского сопредседателя. Опять-таки подчеркнём, что от персонального состава сопредседательства Минской группы мало что зависит. Впрочем, заслуги представителей России, США и Франции в данном механизме сближения позиций конфликтующих сторон трудно переоценить. В своей главной составляющей это проявилось в частых визитах сопредседателей в регион конфликта, что само по себе является своеобразной гарантией невозобновления масштабных военных действий. К достижениям сопредседателей, в том числе и при непосредственной роли представителей США, относится факт восстановления формата личных встреч президентов Армении и Азербайджана. Реплики же о «неприемлемости статус-кво» – это в большей мере дань указанному выше балансированию между интересами армянских сторон и Азербайджана. К ним необходимо относиться с уважительным пониманием лимитов заявлений и действий внешних сил в отношениях с Ереваном и Баку.

Есть целый ряд объективных причин, которые указывают на тщетность попыток достичь быстрых решений в карабахском урегулировании, не решив первоочередные задачи. Впредь до позитивных сдвигов, например, в таких вопросах, как создание механизма расследования инцидентов вдоль линии прекращения огня, отвод снайперов с передовой, думать о более «высоких материях» в процессе урегулирования преждевременно. Было время, когда многие эксперты стали опрометчиво делиться мнениями о миротворческой операции в зоне конфликта, которая «вот-вот» станет реальностью. С позиций сегодняшнего дня очевидно, что если стороны не могут придти к общему знаменателю по таким очень конкретным и абсолютно востребованным вопросам, как механизм расследования инцидентов на линии соприкосновения в зоне и отвод снайперов с передовой, то рассуждения о миротворческой операции далеки от реальности.

Процесс карабахского урeгулирования вступил в очередную фазу подчёркнутого статус-кво. Заявления внешних сил могут указывать на обратное: на стремление достичь «быстрого прогресса», «как можно скорее завершить работу над рамочным соглашением» (как это отмечалось, в частности, в совместном заявлении глав внешнеполитических ведомств стран-сопредседателей Минской группы от 22 марта 2012 года). Но во всём этом больше дипломатической риторики, чем трезвого политического расчёта.

Важно отметить, что в заявлениях, например, американского руководства статус-кво никогда не преподносился исключительно в территориальном аспекте. Говоря о статус-кво, США понимают более широкий характер этого явления, включая сюда военную, политическую, экономическую, гуманитарную составляющие. Постановка же всех указанных компонентов под одновременный пересмотр – явный нонсенс, не имеющий ничего общего с установившимся балансом интересов внешних по отношению к конфликту сил.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.