И ЖИЗНЬ, И СЛЕЗЫ, И ЛЮБОВЬ РОЗАЛИИ АБГАРЯН

10 мая, 2018 - 19:39

17 июня исполняется 95 лет ветерану ВОВ, заслуженному учителю Армении Розалии Абгарян. Несмотря на солидный возраст и пошатнувшееся здоровье, Розалия Сергеевна продолжает активную деятельность в Комитете ветеранов войны и вооруженных сил Армении, заведуя секцией женщин - ветеранов войны.

ЕЕ ЭНТУЗИАЗМУ И СИЛЕ ВОЛЕ МОГУТ ПОЗАВИДОВАТЬ МНОГИЕ МОЛОДЫЕ. Не забывая поздравить с днем рождения и праздниками женщин-ветеранов в нашей стране, она старается окружить их вниманием и заботой, а в случае необходимости подключает различные ведомства - кому-то требуется сложная операция или нужно добыть дорогостоящее лекарство, кому-то необходим слуховой аппарат... Но не менее важен и интересный досуг - нужно организовать экскурсии в музеи, устроить походы на театральные постановки, побывать на концертах известных артистов. В пухлой тетрадке хранятся записи не только о многочисленных инициативах, но и указаны те, кто помогает в реализации мероприятий - Рита Саргсян, руководитель московского культурно-делового центра "Дом Москвы" Армине Тютюнджян, начальник отдела культурных и общественных программ Российского центра науки и культуры в Ереване Ирина Касацкая, ну и, конечно, председатель Комитета ветеранов войны и вооруженных сил Армении Петрос Петросян и председатель Республиканского совета ветеранов войны, труда и вооруженных сил и правоохранительных органов Армении Симон Есаян.

Родом из Карса

Судьба преподнесла Розалии Сергеевне много испытаний, которые она с честью преодолела. Во многом события ее жизни тесно переплетаются с историей нашего народа, всей страны.

Отец Сергей Абгарян был родом из Карса. Во время Геноцида его семью - жену с двумя сыновьями вместе с другими жителями турки согнали на табачное поле, окружили и сожгли заживо. Отец тогда воевал в ополчении и с боями сумел выйти к городу Гянджа. Здесь он познакомился с будущей женой.

- После женитьбы они переехали в Тифлис, где я и родилась, - рассказывает Розалия Абгарян.

Завтра была война...

Самыми тяжелыми в ее жизни остаются воспоминания о войне. На следующий день после окончания школы утром по радио объявили о вероломном нападении Германии на Советский Союз. Так началась самая страшная и самая кровопролитная война в истории человечества. Удивительно, с какой оперативностью во дворе школы появились люди в военной форме, установили полевой котел, стали формировать части и отправлять на передовую.

- СОБРАЛИСЬ И МЫ, ВЫПУСКНИКИ ШКОЛЫ, НАПИСАЛИ ЗАЯВЛЕНИЕ ОТ ИМЕНИ всего класса и отправились в военкомат с просьбой отправить нас на фронт. Но только трое из нас - Амалия Асатурова, Юра Кузьмин и я пошли на войну. Сначала мы прошли курсы по подготовке и изучению радиосвязи, по окончании которых в товарных вагонах нас отправили в Сталинград. На подступах к городу начались обстрелы. Немецкий летчик на трофейном советском самолете обстреливал сверху наш поезд из пулемета. Подруге Нине Пруидзе снесло голову. Я была в шоке. Чтобы выбраться из поезда, мне пришлось перелезать через обезглавленное тело человека, ставшего мне родным. Я не сразу поняла, что ранена - ноги не слушались, - вспоминает Розалия Сергеевна.

После лечения в госпитале связистку Абгарян направили в Луганск (тогда город назывался Ворошиловград). С вещмешком за спиной, в легких шевровых ботиночках в лютый мороз девушка отправилась к месту назначения, и неудивительно, что обморозила себе стопы.

- Меня сразу же отправили в санчасть. Ноги так распухли, что пришлось разрезать ботинки. После лечения я продолжила службу на радиостанции, держала связь как с Генштабом, так и с отдельными подразделениями и подпольными организациями оккупированных территорий. Несмотря на то что враг стремился в первую очередь вывести из строя радиостанции, мы не имели права изменить время выхода на связь с подпольем, действовавшим в тылу у немцев, - рассказывает она.

Скоро вернемся

Немцы были хорошо вооружены. На них работала вся Европа, на их стороне воевали румыны, итальянцы...

- С тяжелыми боями мы вынужденно отступали. Помню, как под Петропавловском попали в окружение. Целую неделю ни воды, ни еды. Была осень, мы собирали лесные яблоки и груши, на них и держались. Рано утром появлялся самолет-разведчик "Фоке-Вульф" (мы его называли "Рамей"), и вскоре начиналась интенсивная бомбежка, обстрелы. Однажды сверху сбросили пустую бочку, которая, соприкасаясь с воздухом, издавала устрашающий звук. Это была психологическая атака на нас. Как правило, несколько самолетов выстраивались в круг и, снижаясь, сбрасывали смертоносный груз. Бомбы сыпались, как картошка, по мере приближения к земле увеличивались в размере. И не дай бог прямое попадание - тогда на месте ничего живого не оставалось, одни зияющие воронки. Перед глазами до сих пор жуткое зрелище, когда наших бойцов, собравшихся у полевого котла, в мгновение ока разбросало на куски - ноги, руки, головы.

Не забыть и ужас при виде партизана на виселице. Для молоденькой девушки пережить подобные события было очень непросто. По прошествии стольких лет я вспоминаю эти страшные события и удивляюсь, как рано нам пришлось повзрослеть, стать выдержанными и научиться переносить трудности.

Тяжело было при отступлении. Ноги вязли в грязи так, что терялись сапоги. Было больно прежде всего в моральном плане - ведь мы оставляли своих людей, свою землю. Помню, когда переправлялись через Дон, мост был разрушен. Из нескольких резиновых лодок сооружали переправу, по понтонным мостам должны были переправить технику и войска. А на берегу масса людей с котомками - кто на велосипеде, кто пешком. Люди просили военных переправить их на другой берег. "На кого вы нас оставляете?"- спрашивали они. А мы отвечали, что скоро вернемся. Но это "скоро" затянулось на годы.

Так мы дошли до предгорий Кавказа. Дальше - ни шагу назад! Таков был приказ главнокомандующего. Остановились в обороне у Туапсе, Новороссийска.

Идет война. И холодно, и голодно, и нет никаких бытовых условий. Шинель нам заменяла и одеяло, и матрас, и подушку. Собственно и спать-то приходилось, когда была возможность, где придется - на сене, на досках или на голой земле. Были случаи, когда спали на ходу, идя в строю, плечом к плечу.

Бои за Малую землю

Знаменитая Малая земля, которую называли Огненной из-за того, что она обстреливалась со всех сторон: с моря, с воздуха, с суши. Она была рядом - через Целинскую бухту. Нам очень доставалось. С подругой Фридой Кац мы в пещере, которую называли кубриком, протянули провода, антенну. Работали на переносной рации.

Было 10 сентЯбрЯ 1943 года. Я ищу заданную волну и сквозь шум и треск эфира вдруг слышу на ломаном русском "Сталин капут! Сталин капут!" А вслед за этим мужской голос: "Врешь гад! Гитлер капут!" Не успел он повторить, как послышалась такая отборная ругань, ну, думаю, до чего же богат русский язык!

И тут на Малой земле стало светло, как днем. Это стреляли "Катюши". Вслед за ними солдаты и моряки-пехотинцы, которых немцы называли "черными дьяволами", стали атаковать со всех сторон окопы и вступать в рукопашный бой.

16 сентября после шестидневных боев Новороссийск был взят. Мы вошли в этот славный город со стороны цементного завода. Помню вагон темно-вишневого цвета, весь изрешеченный пулями. Сегодня железный остов этого вагона считается музейным экспонатом.

Наша часть освободила много городов Украины, России, Польши, Венгрии, Чехословакии. Тогда в составе нашей армии был и чехословацкий корпус во главе с генералом Людвигом Свободой, и именно 9 мая 1945 года Прага была освобождена от немецких оккупантов. На радостях стреляли в воздух, подбрасывали детей вверх, поздравляли друг друга.

Мы праздновали двойную победу - освобождение Праги и самую желанную, самую счастливую и долгожданную Победу над фашистской Германией.

Жизнь продолжается

После войны фронтовики вернулись к обычной жизни - влюблялись, женились, воспитывали детей, учились и восстанавливали страну.

ДЕМОБИЛИЗОВАЛАСЬ РОЗАЛИЯ АБГАРЯН В ДЕКАБРЕ 1945 ГОДА. В тот же день вернулся ее будущий муж, с ним ей довелось увидеться на переправе колонны и поговорить минут пять. Молодые вскоре поженились.

Первенцу было годик, когда Розалия Абгарян решила получить высшее образование. После окончания ЕГУ поступила на работу в химико-технологический техникум, а в 1969 году была удостоена звания заслуженного учителя Армянской ССР. Муж вышел в отставку в звании полковника МВД.

Сегодня Розалия Сергеевна по праву гордится своими детьми и внуками. Старший сын Юрий Налбандян - кандидат технических наук, возглавлял завод лакокрасочных изделий, преподавал в вузах страны. Младший сын Сергей Налбандян - инженер-пилот гражданской авиации, которому доверялись все ответственные рейсы, а дома на видном месте висит фотография с Папой Римским в салоне самолета. Достойное место в обществе занимают и внуки Розалии Сергеевны - кандидат медицинских наук Микаел Налбандян, специалист по логистике Заруи и специалист по управлению персоналом компании "Синопсис - Армения" Рузанна. Им и всем молодым людям ветеран войны Розалия Сергеевна Абгарян желает мира и сил сохранить свою страну, обеспечить ее развитие и процветание.

Марта АХНАЗАРЯН

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.