ПРАЗДНИК ТОРЖЕСТВА МИРА НАД ВОЙНОЙ

14 мая, 2018 - 14:34

9 мая в Арцахе всенародно, уже двадцать шестую весну,  торжественно отмечают сразу три праздника: День Великой Победы, Армии обороны НКР и освобождения Шуши.

Среди народов, принявших активное участие в борьбе против германского фашизма и его союзников, достойное место занимает немногочисленный армянский народ, перенёсший в начале XX столетия трагедию первого в Новейшей истории человечества геноцида. На фронтах Великой Отечественной войны сражались более пятисот тысяч армянских воинов. В годы войны были сформированы также армянские национальные соединения, прошедшие с боями путь от предгорий Кавказа до Берлина.

Армянскими национальными соединениями являлись 76-я, 89-я, 390-я, 408-я, 409-я дивизии, частично — 261-я. Первая из них, преобразованная в ходе войны в 51-ю гвардейскую дивизию, участвовала в Сталинградском и Курском сражениях, в боях за освобождение Прибалтики. Особенно отличилась 89-я трижды орденоносная стрелковая дивизия, которой было присвоено название Таманской за участие в освобождении Таманского полуострова. Таманская стрелковая дивизия (единственная из национальных дивизий Советской Армии) под командованием генерал-майора Нвера Геворковича Сафаряна участвовала в штурме Берлина. В освобождённой Праге завершила свой боевой путь 409-я дивизия. Более 60 генералов-армян командовали крупными соединениями Красной Армии, вплоть до армий и фронтов.

В борьбе против нацизма активное участие приняла и армянская диаспора. Кампанию по оказанию помощи советским вооружённым силам развернули такие организации как «Национальный совет американских армян» в США, «Национальный фронт армян» во Франции, «Армянский национальный совет Сирии и Ливана», «Союз друзей СССР» в Ираке», «Союз друзей армянской культуры» в Египте, «Армянский фронт» в Румынии, «Культурный союз аргентинских армян», «Союз помощи Армении» действующий во многих странах Латинской Америки, армянские национальные организации на Кипре, в Иордании, Палестине и других странах. Большая помощь действующей армии, фронту, в частности танкистам, была оказана зарубежными армянами-христианами во главе с Католикосом Геворгом IV Черекчяном. На их пожертвования были построены и переданы Советской Армии танковые колонны «Давид Сасунский» и «Ованес Баграмян». Более 30 тысяч армян сражались в армиях союзников, из них 20 тысяч — в американской и канадской армиях. Европейцам хорошо известны имена М. Манушяна, А. Казаряна, М. Даштояна и других героев движения Сопротивления во Франции, Италии, Греции, других странах Западной Европы. Армяне участвовали также в партизанском движении в тылу врага. В составе партизанского соединения С.А. Ковпака с успехом действовал отряд армянских партизан «Победа», а в кавалерийской партизанской бригаде М.И. Наумова — отряд им. А.И. Микояна.

За мужество и отвагу, проявленные в боях, за умелое руководство воинскими частями 70 тысяч сынов и дочерей армянского народа были награждены орденами и медалями СССР. Высшей награды — звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» — были удостоены 106 армян. Полными кавалерами ордена Славы стали 27 армян. Из их числа 36 Героев Советского Союза и один полный кавалер ордена Славы были награждены посмертно или погибли позже на фронтах Великой Отечественной. Армянский народ в Великой Отечественной войне понёс большие потери. Более двухсот тысяч, т.е. практически каждый второй не вернулся с фронта. Потери советских армян можно сравнить с потерями американской армии (более 300 тыс.).

Одна из самых ярких страниц летописи боевой славы, которую стяжал наш народ на полях сражений Второй Мировой войны, по праву принадлежит армянам Арцаха (Нагорный Карабах). Всему миру известны имена дважды Героев Советского Союза лётчика Нельсона Степаняна (вторую звезду ему присвоили посмертно) и маршала Советского Союза Ивана Баграмяна, Главного маршала бронетанковых войск Амазаспа Бабаджаняна, маршала авиации Сергея Худякова (Арменак Ханферянц), адмирала Флота Советского Союза Ивана Исакова. Десятки карабахцев стали генералами, командующими фронтом, армией, корпусом, дивизией.

Нет, пожалуй, ни одного армянина, кто не знал бы о военных подвигах уроженцев древнего армянского села Чардахлу, расположенного в северной части Нагорного Карабаха. В годы Великой Отечественной войны, из этого села на фронт ушло 1250 человек,  853 из них были награждены орденами и медалями. 452 чардахлинца сложили свои головы на поле боя. Это село дало стране двух маршалов, 12 генералов, 57 полковников. Семеро чардахлинцев были удостоены звания Героя Советского Союза. Среди выдающихся военных деятелей в первую очередь нужно отметить маршалов Иван Баграмяна и Амазаспа Бабаджаняна, генерал-полковника Григория Карагезяна, генерал-майоров Юрия и Леонида Мартиросянов, Гургена Манасяна, Гарегина Габриеляна. Среди женщин тоже есть выдающиеся личности, отличившиеся храбростью и мужеством в военное время: капитан Кнарик Кочарян, медсестра Манушак Хачатрян и связист Нвард Варданян.

Однако, судьба этого героического села, как и остальных армянских населённых пунктов Северного Арцаха оказалась трагической. В ходе этнических чисток, проведённых в Азербайджане в последней четверти XX столетия, всё армянское население их было депортировано.

Что касается участия в Великой Отечественной войне армян из собственно Нагорно-Карабахской автономной области, то факты таковы. По данным всесоюзной переписи 1939 г., население НКАО составляло 150 838 человек, из них армяне — 90%. На фронт было мобилизовано более 45 000 человек (т.е. порядка 32% населения, в то время как по Советскому Союзу в целом этот показатель был в пять раз меньше). С фронта не вернулось 22 тысячи армян-карабахцев.

Советский генерал С.М. Штеменко в своих мемуарах отмечал: «Процент мобилизации населения в армию в НКАО был почти в два раза больше, чем даже в фашистской Германии во время Второй мировой войны. Гитлеровцы, которые проводили несколько тотальных мобилизаций, до таких высот не дошли — мобилизовали 16% населения...» («Генеральный штаб в годы войны». — М. 1974, кн.2, стр. 506-507). Многие историки и аналитики утверждают, что завышенная мобилизация в Нагорном Карабахе, включённом помимо воли его населения в состав Азербайджанской ССР, за счёт сокращения числа призывников — представителей титульной нации АзССР, являлась частью сознательной политики тогдашних властей Аз.ССР, направленной на уменьшение численности местного армянского населения.

Среди арцахских армян — участников военной компании в Финляндии и Великой Отечественной войны — 7 кавалеров ордена Славы всех трёх степеней, 24 Героя Советского Союза, из них двое — лётчик Нельсон Степанян и маршал СССР Иван Баграмян — этого звания были удостоены дважды.

ОДИН ИЗ ДВАДЦАТИ ЧЕТЫРЁХ

АЙРИЕВ Армен Теванович (25.09.1910 — 13.02.1966), военный лётчик-штурмовик, уроженец села Тог (Гадрутский район Республики Арцах).

Советский офицер, участник Великой Отечественной войны (с 1941 по 1945 гг.), Герой Советского Союза (1944 г.), вышедший в запас в звании майора в 1951 г. — Айриев Армен Теванович — с 1924 года жил и работал в Ташкенте. Окончив школу младших авиационных специалистов, служил механиком, в наземной службе. В июне 1941 году, после окончания Энгельской военной авиационной школы пилотов, был направлен на фронт. Уже в конце октября 1941 года в составе боевой пятёрки товарищей-однополчан Армен Айриев принял участие в штурме аэродрома противника в Полтаве. В ходе операции было уничтожено 12 немецких бомбардировщиков.

В январе 1942 года группа советских штурмовиков, ведомая командиром авиаэскадрильи Арменом Айриевым, атаковала скопление пехоты и машин противника. Было сожжено двадцать автомашин и уничтожено несколько сотен фашистских пехотинцев. В июне того же 1942 года состоялся ещё один дерзкий налёт, в этот раз — на Брянский аэродром, где оккупанты базировали свои бомбардировщики. Штурмовики, ведомые капитаном Айриевым, повредили 44 вражеские машины. Особо отличился командир эскадрильи Айриев в период разгрома Таганрогской группировки противника и освобождения Донбасса.

Командир эскадрильи 503-го штурмового авиационного полка (206-ая штурмовая авиационная дивизия, 7-ой штурмовой авиационный корпус, 8-ая воздушная армия, Южный фронт) капитан Армен Айриев к октябрю 1943 года совершил 105 боевых вылетов на штурмовку аэродромов, переправ, скоплений живой силы и техники противника. Уничтожил 12 танков, 150 автомашин, 12 самолётов на аэродромах, 20 орудий, до 320 солдат противника. При этом, вверенная ему эскадрилья совершила 324 успешных боевых вылетов, в результате которых был нанесён значительный урон вражеским силам.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 апреля 1944 года, за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм капитану Айриеву  Армену Тевановичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1316).

Армен Теванович Айриев был также награждён двумя орденами “Красного Знамени” (05.02.1942, 12.12.1942), орденами “Александра Невского” (24.05.1945), “Красной Звезды” (05.11.1946), медалями "За боевые заслуги" (03.11.1944), "За оборону Москвы" (1944), “За оборону Сталинграда" (1943).

Всего за годы Великой Отечественной войны на Юго-Западном (232 штурмовой авиаполк), Южном, Калининском, Сталинградском, Северо-Кавказском, 4-ом Украинском, Ленинградском, 1-ом, 2-ом и 3-ем Прибалтийских фронтах им было выполнено 135 боевых вылетов.

В общей сложности, на личном счету Героя Советского Союза Айриева А.Т. сорок четыре уничтоженных самолётов противника, тридцать орудий и миномётов, пятьдесят три баржи, семнадцать переправ, три катера, четыре железнодорожных эшелона с боеприпасами и живой силой, шестьсот военнослужащих противника.

После войны А.Т. Айриев продолжал служить в ВВС СССР. В 1946 он был направлен для прохождения обучения на Высшие командирские тактические курсы Воздушных сил СССР. С 1947 года, после окончания курсов, в звании майора А.Т. Айриев служил заместителем командира штурмового авиаполка по лётной подготовке. Последние пятнадцать лет своей жизни, после выхода в 1951 году в запас, Айриев А.Т. был служащим Ташкентского горисполкома.

13 февраля 1966 года Армен Теванович Айриев скоропостижно скончался. Похоронен в Ташкенте. Одна из улиц столицы Узбекистана была названа в его честь.

Армен Теванович Айриев оставил для потомков также рукописные заметки с описанием боевых эпизодов и подвигов, совершённых им и его боевыми товарищами.

Ниже вниманию читателей мы предлагаем заметки и фотографии из архива Армена Тевановича, любезно предоставленные нам для публикации его вдовой Анной Васильевной Айриевой.

АЙРИЕВ Армен Теванович:

— К началу Великой Отечественной войны наш авиационный полк находился в лагерях в 30 километрах западнее г. Кировограда. Летали мы на истребителях И-153 («Чайка»). В лагерях занимались учебно-боевой подготовкой.

21 июня 1941 г. командир и комиссар полка собрали весь личный состав и объявили о провокационных действиях немецко-фашистских войск, а на завтра, 22 июня, стало известно о вероломном нападении фашистов на нашу Родину. В тот же день полк получил приказ перебазироваться в район Тирасполя, а 23 июня, с 12 часов дня, наш полк уже включился в боевые действия этого района. В составе А9 я уничтожал живую силу и технику противника. Бои были исключительно жестокими, и вскоре мы потеряли все самолеты и часть личного состава.

К этому времени я уже имел 40 боевых вылетов.

В середине июля нас перевооружили на самолёты Ил-2 (Илюшина). Лётчиков нашего полка во главе с командиром А9 майором Неверовым отозвали с фронта в г. Кировоград на аэродром Федровки, где осваивали новые самолёты Ил-2. За несколько дней часть лётчиков, освоивших новый самолёт, уже вылетала на выполнение боевых заданий, а по готовности вылетали на фронт и другие.

Под командованием командира А9 майора Неверова лётчики Гончаров, Усанов, Хиталишвили, Хинвалели, Ашрафуллин, Губарев, я и другие товарищи начали регулярные боевые действия с аэродрома Куцы-балки, западней города Первомайска.

Мне хочется сказать большое спасибо конструктору т. Илюшину за создание этого грозного самолёта. Самолёт Ил-2 был вооружён 2 пушками, 2 пулемётами, 8 «катюшами» и фотоаппаратом, а его бомбовая нагрузка составляла 500 кг. Кроме того, пулевые попадания были не опасны для брони машины, её могло пробить только крупнокалиберное оружие. Немецкие фашисты назвали самолёт Ил-2 «чёрной смертью». Мы, лётчики, преисполненные ненавистью ко врагам Родины, уничтожали живую силу и технику противника с полёта не выше 500 метров. Иногда снижались до 25 метров, иначе говоря летали над головами противника, где бы они не появлялись. Наши вооружённые силы уничтожали врага и без боя, не оставляя ни одного опорного пункта, отступая лишь тогда, когда грозило окружение или иное безвыходное положение.

Когда над полем боя появлялись наши штурмовики, мы, лётчики, часто наблюдали с воздуха, как поднималось настроение наших войск: солдаты кидали вверх шапки, махали руками, прыгали, им казалось, что мы способны творить чудеса. Возвратившись на свой аэродром, мы проверяли состояние наших самолётов, иногда оказывалось по 40 пулевых пробоин на каждом из самолётов. Полевые ремонтные мастерские старались, не считаясь со временем, трудностями, быстро восстановить повреждённые в боях самолёты с тем, чтобы они снова сражались с коварным и хитрым врагом.

Мы, лётчики, ни на минуту не забывали о том, что нас с нетерпением и надеждой ждут наземные войска, им необходима наша помощь, и готовы были в любое время дня и ночи выполнять поставленные перед нами боевые задачи.

Город Николаев

Однажды группа в составе пяти самолётов с Николаевского аэродрома штурмовала по западному берегу Чёрного моря итальянскую кавалерийскую дивизию, наступавшую на наши пехотные войска. Наша группа самолётов увидела противника с высоты 500 метров и тут же с высоты 250-300 метров атаковала их пушками и катюшами, причём бомбы, сбрасываемые нашими лётчиками, падали прямо в цель, так как вражеская конница насчитывала 1500 конников и находилась на ограниченном поле.

Сбросив бомбы, группа самолётов штурмовала врага из пушек и пулемётов, а когда кончились боеприпасы, опускались до высоты 3-4 метров и летали над головами противника. Летая, хоть и без боеприпасов, на высоте стригущего бреющего полёта, мы всё равно наносили вред противнику: от мощного моторного гула самолётов лошади в страхе начинали метаться из стороны в сторону и падали. Действия группы штурмовиков сорвали атаки противника и дали возможность нашим войскам подтянуться.

Командование наземных частей войск вынесло нашей группе благодарность, так как действия наши парализовали атаки немецко-фашистских истребителей, потому что каждый их выстрел убил бы своих же солдат. Вскоре, возможно из-за недостатка горючего, истребители ушли. А командир нашей группы Ашрафуллин приказал нам на бреющем полёте вернуться на свой аэродром. На этот раз наши самолёты получили по 60-70 пробоин, имелись пулевые повреждения даже на воздушных винтах, пришлось менять винты или отдельные лопасти. Но этих замечательных Ил-2 тогда не хватало!

Город Полтава

На аэродроме в Полтаве я занимал должность старшего лётчика. Командир полка подполковник Авакумов поставил перед нами задачу – уничтожить колонну танков Гудериана, движущуюся от Кременчуга на восток. На выполнение задания отправился ведущий и мой ведомый, младший лейтенант Алексеев, с бомбовой нагрузкой, состоящей из противотанковых бомб по 144 штуки 1.5, 2, 2.5 кг и 8 катюш.

Дело было к концу дня. Долетев до места назначения, я обнаружил, что танков там нет и поэтому повернул самолёт по дороге на восток и на 30 километре увидел хвост колонны. Я начал её бомбить с высоты 50 метров с горизонтального полёта. А когда повернул на 180 градусов, я и мой ведомый увидели 11 очагов пожара. Ясно, на душе стало легче, хоть на 11, но всё же меньше стало фашистских танков.

На другой день получили приказ двумя самолетами уничтожить переправу, живую силу и технику противника в районе Кременчуга. Ведомым был лётчик Хинвалели. Мы удачно сбросили на цель фугасные бомбы, переправа была разрушена, 5 автоцистерн с бензином сожжены. После выполнения задания мы опустились до бреющего полёта, немецкий офицер стрелял по мне, я ему погрозил кулаком и на боевом развороте в 180 градусов с высоты 400 метров атаковал фашистского аса с 4-х точек из 2-х пушек и 2-х самолётов. Об этом случае мой ведомый Хинвалели доложил начальнику штаба полка. Самолёт моего ведомого был повреждён, он не смог дотянуть до аэродрома и посадил самолёт на живот на центральной улице Полтавы. Интересно то обстоятельство, что жители Полтавы приняли его за фашиста, так как он очень плохо говорил по-русски. Но потом поняли, что он грузин.

В районе Знаменки я и старший лейтенант Чернов штурмовали колонну мотомехчастей противника, уничтожили три штабных автобуса, на которых находились исключительно штабные офицеры со штабными документами. Кроме того, мы уничтожили десятки автомашин с грузами.

В последних боях самолёты нашей эскадрильи получили серьёзные повреждения, их пришлось сдать. Мы уехали за новыми самолётами в Воронеж и через 15 дней снова были в строю на аэродроме Чугуев под Харьковом и начали боевые действия.

К этому времени линия фронта проходила западней Харькова. Командиром звена Чернову, мне и Хиталишвили было приказано уничтожить бомбардировочную авиацию противника марки Ю-88, базирующуюся на аэродроме в Полтаве. От Чугуева до Полтавы 110 километров. С бомбовой нагрузкой (противотанковые бомбы 1.5, 2, 2.5 кг по 144 штуки на каждый самолёт) вылетели на выполнение задания, весь маршрут совершили на бреющем полёте.

Не доходя до аэродрома, растянули самолёт в колонну с дистанцией 500-600 метров. И несмотря на то, что 14 самолётов Ю-88 были на старте с работающими моторами, они не успели даже тронуться с места, мы их полностью сожгли, что впоследствии подтвердилось показаниями экипажа и фотоснимками.

Следует сказать, что самолётов этот период войны не хватало, поэтому мы вылетали на боевые задания небольшими группами.

Город Егорьевск

Приказом Главнокомандующего наш полк перебросили на защиту Москвы на аэродром в Коломне.

В январе 1942 года вся наша Армия и народ поняли, что дальше отступать нельзя. Я и мои боевые товарищи неоднократно успешно выполняли поставленные перед нами задачи по уничтожению живой силы и техники врага.

Как-то в феврале 1942 года я с ведомым вылетели в тыл противник, чтобы уничтожить скопление вражеских автомашин. Выполнив задание, я обнаружил, что на нас идут 4 истребителя противника. Напарника сожгли в воздухе. Я остался один. Немцы хотели вернуться на свой аэродром, но я им не давал, тогда они начали атаковать меня с целью сбить. Но я уже находился недалеко вблизи линии фронта. Хотя мой самолёт был сильно повреждён: лопасти воздушного винта по 30-40 сантиметров были обрублены, мотор горел, — я продолжал лететь. Фашистские лётчики подстроились ко мне, показывая пальцами, мол, горит мотор, я им махнул рукой — пусть горит. Мне нужно было во что бы то ни стало долететь до своей территории. Но атаковать меня противник не мог: у них кончились боеприпасы, а на таран они не шли.

Наконец, когда я совершил вынужденную посадку на своей территории, и обнаружил в самолёте до 500 пробоин.

Город Брянск

Я стал командиром эскадрильи. Она славилась своими боевыми качествами, отлично выполняла боевые задания на фронте. В лётный состав входили Герой Советского Союза Демёхин, Герой Советского Союза Кигаев, лётчики Милонов, Прялкин, Горбулька, Хинвалели, Сушков, Шварцман. Моими заместителями были Шибалов, Сушков, Шкильной. Большая заслуга в успешном выполнении нами боевых заданий и технического состава, готовящего материальные части к боевым вылетам.

На Брянском фронте, в мае месяце, командование воздушной армией долго готовилось нанести удар по аэродрому противника, базирующемуся в Брянске. Наша истребительная авиация в течение пяти дней вела разведку. Моя группа в составе 5 самолётов Ил-2 и 10 истребителей Як-1 тоже должна была сопровождать нашу пятерку, в эти же дни находились в полной готовности. Разведчики по радио сообщили, что авиация противника производит посадку. Мы вылетели на расстоянии 100 километров от фронта и выполнили задание.

В июне 1942 г. на Брянском фронте, на берегу реки Миценки, в лесу мы обнаружили штаб фронта противника. Нам удалось уничтожить его: было убито 150 штабных офицеров, сожжён бензосклад, много легковых машин. Все наши лётчики вернулись невредимыми.

Аэродром в Зарянске

11 июля 1942 года воронежским фронтом была поставлена задача уничтожить переправу на реке Воронеж. В 6 часов утра две группы по 5 самолётов в каждой вылетели на выполнение задачи. Справились отлично: переправа была уничтожена. Но я сам сильно пострадал, с танкового орудия попали в мотор, и я вынужден был сесть восточнее города Воронежа в районе наших войск, получил контузию, не помнил, как попал в госпиталь, не помнил, как меня выбросило из самолета на расстоянии 50 метров от него.

Вернувшись в строй, продолжал громить врага. Из многочисленных эпизодов расскажу некоторые, наиболее запомнившиеся.

I Эпизод

Это произошло в мае 1944 года на 4 Украинском фронте, в деревне Малая Лепетиха около г. Николаева, на аэродроме которого фашисты сосредоточили много своей авиации.

Перед тремя штурмовыми полками (503, 807, 686) командующим 8 воздушной армией была поставлена задача – уничтожить скопление бомбардировщиков противника на аэродроме г. Николаева. Эскадрилью должны были прикрывать 40 истребителей. Эскадрилья, состоящая из 60 машин, летела строем по 10 самолётов в каждом, на дистанции 600 метров друг от друга, что составляло вместе с истребителями прикрытия 100 самолётов. Все самолёты летели ниже облаков, на высоте 400-500 метров.

Через некоторое время 20 истребителей на большой скорости ушли вперёд с целью блокировать аэродром г. Николаева. Самолётам удалось штурмовать аэродром, было уничтожено более 80 самолётов врага и много лётно-технического состава.

Сблизившись с группой самолётов, которыми командовал полковник Каллбин, получили приказ следить за истребителями противника, над оккупированной территорией зенитная артиллерия противника сожгла самолёт Як-3 лётчика Милонова и он планировал на восток. Я со своим звеном откололся от строя и начал следить за самолётом Як-3. Лётчик Милонов, посадив самолёт на живот, вылез из кабины. Я приземлился, приказал лётчику сесть в мою машину, надеясь быстро подняться снова в воздух. Но случилась беда, оказалось, что одно колесо моей машины в бою было пробито пулями. Положение создалось весьма серьёзное. Быстро, сориентировавшись в обстановке, я отдал приказ лётчику Клюеву прикрыть меня и сел. В это время Клюев атаковал вражеские войска, которые на автомашинах уже подъезжали к нам. Я же за это время сумел забрать весь экипаж самолёта Милонова: двух лётчиков посадил в заднюю кабину, а двух воздушных стрелков посадил на шасси. Это был единственный выход, оставшийся у меня.

С выпущенными шасси я пролетел через реку Днепр и около города Никополя, восточнее Днепра, вынужден был произвести посадку, так как кончился бензин и добраться до своего аэродрома я не смог. Но это было уже не страшно. Мы были на своей территории.

II Эпизод

С мая 1944 г. по август 1944 года наш аэродром находился на Крымском фронте.

В июле месяце фашисты были окружены со стороны суши. Единственным местом отступления для них оставалась Румыния, куда они могли проникнуть по Чёрному морю. По приказу командования моя эскадрилья должна была уничтожить в море отходящие корабли с войсками противника.

В 8 часов утра 5 штурмовых самолётов и 6 истребителей прикрытия вылетели на выполнение боевого задания в следующем боевом порядке: 1) Абрикосов; 2) Милонов; 3) Айриев; 4) Клюев; 5) Прялкин. Через 30 минут мы вышли на цель на высоте 900 метров и тут нас встретил сильный зенитный огонь.

Встали над целью. Я приказал старшему лейтенанту Клюеву атаковать неприятеля со стороны Солнца. Клюев с пикирования сбросил бомбу с высоты 300 метров и точно попал в цель. Зенитный огонь замолчал, и мы полностью уничтожили вражеские корабли.

Наши катера подошли и взяли в плен несколько генералов и полковников. По их показаниям удалось установить, что погибло 8000 солдат и офицеров.

Командующий генерал-лейтенант Хрюкин вынес нам благодарность, нас премировали 8 тысячами рублями за отличное выполнение задания.

III Эпизод

Мы на 4 Украинском фронте. Мы входили в состав 206 дивизии 503 ШАП. И тут наша эскадрилья отличилась в боях за освобождение Мелитополя. Нашей эскадрилье приказали уничтожить артиллерийско-миномётную батарею восточнее города Мелитополя. Я вылетел на выполнение задания с пятью самолётами. Не долетая до линии фронта, заметил 15 Ю-87. Немедленно отдал команду перестроиться в правый пеленг, открыть колпак пушки и пулемёта с четырьмя катюшами, атаковать самолёты противника. Мы вылетели с превышением на 200 метров, т.е. на высоте 600-700 метров, а противник на высоте 500-600 метров. Мне удалось один за другим сбить два самолёта противника, семь самолётов сбили мои товарищи. Это произошло на глазах Командующего фронтом и командующего 8-ой воздушной армии. Все сбитые самолёты упали на нашу территорию, а уцелевшие в беспорядке ушли.

За руководство этим боем я был награждён орденом Александра Невского, а мои товарищи орденами Красного Знамени.

IV Аэродром в Чугуеве

Под Харьковом, на аэродроме Чугуева при штурмовке конницы противника воздушным винтом я отрубил руку фашиста, она попала под шторки радиатора, так и привёз руку для доказательства, с какой силой и ненавистью мы уничтожали фашистско-немецких захватчиков. В штурме участвовали, кроме меня, Дзжанбазошвили и Хиталишвили. Дзжанбазошвили погиб под Москвой, а Хиталишвили получил Звание Героя Советского Союза, сейчас в отставке и живёт в Кутаиси.

Вот всё, что сохранила моя память, память сердца, от тех героических, незабываемых годах, когда на многих фронтах советские люди отстояли, кровью оплатили право на жизнь, сражались за счастье родной земли.

Я не могу забыть однополчан, погибших в боях, не могу забыть горечь многих утрат, боль и слёзы матерей, Мне хочется, чтобы молодое поколение бойцов нашей Советской Армии знало о подвигах отцов, о боевой дружбе, о верности присяге, об умении выдержать все испытания времени.

Текст для публикации подготовлен Константином МУРАДЯНОМ (г. Москва)

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.