Нужно ли что-то менять в отношениях России и Армении

14 мая, 2018 - 19:20

Прежде чем говорить о запросе на аудит российско-армянских отношений, нужно понять, в чем движущая сила протеста, который вытолкнул Никола Пашиняна на пост премьер-министра Армении. Протест аккумулировали «низы»: домашние хозяйства, студенты, предприниматели средней руки.

Как сформулирована «струна», заставляющая подвергать санации не столько бывшую правящую партию, сколько систему и курс. В Ереване, как и в Киеве, на улицах говорили «о поиске украденной справедливости». Пытаются определить формулу того, как государству стать более эффективным и объединяющим интеллектуальные ресурсы.

Часть переменных этого уравнения серьезно зависит от России и Европы. Однако российская часть не просто проигрывает «еврооптимизму», а подвержена серьезным деформациям. Кажется, в случае с Арменией в ЕАЭС все отлично – здесь и цифровая повестка, и сертификация товаров, и рекордный за последние годы прирост торговли – 25,2% (до 2,2 млрд долл.), где треть – прямая заслуга России. Но популярность ЕАЭС не растет. Главный секрет побеждающего евроэнтузиазма кроется в том, что Россия невольно продуцирует паразитические модели ведения бизнеса и управления страной в целом.

Согласитесь, большинство капитанов предпринимательства России и СНГ стали богатыми с помощью специальных преференций, ухода от налогов, производства контрафакта, так называемого бюджетного распила и утилизации советского промышленного капитала. Кроме того, незаконные поборы, собираемые в пользу «семей» президентов, предложения делиться бизнесом, другие механизмы управления в системе теневой экономики – все они гражданами революционных стран СНГ проецируются именно на фактор влияния России. Что, конечно, хотя и отчасти, но справедливо.

Действительно, наши торгово-инвестиционные связи с партнерами в СНГ выстраиваются с учетом именно этого фактора «личного интереса» элиты и в его фарватере, с учетом влияния теневой экономики. Альтернативных российских программ (или в рамках ЕАЭС), направленных на системные изменения наших соседей и союзников, крайне мало. ЕС, напротив, педалирует именно необходимость трансформации в сторону открытости и снижения барьеров. Плюс образовательно-информационная поддержка для малого и среднего бизнеса. Таким образом, получается, что мы поддерживаем олигополии, а Европа – новые тенденции. Даже если на практике с евродонорством также много подводных камней – образ именно такой.

Резкого и существенного разворота Армении не произойдет. Ереван – не Киев. Армения связана с Россией большим количеством социально-экономических связей (около 40% инвестиций – российские, подавляющая часть денежных переводов мигрантов – до 10% ВВП – тоже имеет российское происхождение). У Армении сложное окружение. Из-за бескомпромиссной политики в карабахском конфликте она также не может рассчитывать на быструю компенсацию российского вектора. И делать глупости – выходить из ОДКБ и ЕАЭС – желающих не видно. Нет и идеологической подоплеки для размежевания с Россией, какая есть у Украины по голодомору и прочим событиям, связанным с негативным опытом отношений московской метрополии к украинской «колонии».

С другой стороны, можно допустить спокойное отношение Кремля к некоторому неизбежному дрейфу Армении в сторону других центров за поиском новых ресурсов развития. Исследование McKinsey показало, что для удвоения ВВП в проекты развития Армении следует инвестировать более 500 млн долл. в год в течение 15 лет. Россия, как ведущий донор, не может игнорировать это обстоятельство и не сможет решить задачу в одиночку.

Российско-армянские отношения состоят из сложных симбиотических элементов. Здесь и интеграция граждан, и обеспечение притока валюты от субъектов российского малого бизнеса, и непрозрачные отношения между российскими холдингами и их посредниками в Армении. Это объективные реалии, которые трудно изменить декретами. Остается развивать прежние, известные механизмы, сформулировать совместные программы по поддержке армянского экспорта за пределы ЕАЭС. Это будет стимулировать приток валюты и создавать более качественную экономическую среду в стране. Соглашение о ЗСТ между ЕАЭС и Ираном будет способствовать такому развитию. Стоит развивать адресные программы поддержки производителей малого и среднего бизнеса: возможно, создать в РФ госкомпанию по выкупу продукции у производителей «домашних хозяйств» в ЕАЭС и ее дальнейшей реализации на других региональных рынках.

Развивать новую энергетику и повышать энергоэффективность в самой Армении. Реализовывать программы в сфере образования. Здесь, кстати, имеет смысл подключить военных: необходимо проработать возможность создания в Армении филиала Кадетской школы IT-технологий Военной академии связи им. Буденного. В странах российского военного базирования вообще имеет смысл создавать общее образовательное пространство (среднее общее образование) посредством военно-образовательных институтов. Развитие подобной образовательной инфраструктуры создаст дополнительное усиление «орбите привлекательности» России.

Александр Валерьевич Караваев – научный сотрудник Института экономики РАН

Ваша оценка материала: 
Average: 1 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.