С чувством глубокого неудовлетворения. Впрочем – как всегда

16 мая, 2018 - 19:29

Первой поездкой нового премьер-министра РА Никола Пашиняна за пределы Армении – и, наверное, этого следовало ожидать – стал визит в Республику Арцах. Уже 8 мая, сразу же после своего избрания в Национальном собрании, он отправился в НКР, чтобы 9 мая принять участие в том, что у нас называют “ератон”, то есть “троепразднество” – по случаю Дня Победы в Великой Отечественной войне, Дня формирования Армии обороны НКР и Дня освобождения города Шуши.

Глава Армении и президент НКР Бако Саакян стали также одними из первых посетителей Музея армянских денег, который, при техническом и профессиональном содействии Центробанка РА, открылся в Шуши 9 мая. В музее собрана богатая коллекция металлических монет и бумажных банкнот, имевших хождение в древней, средневековой и современной Армении – от Цопкского армянского царства и империи Тиграна Великого до Армянской ССР и нынешней Республики Армения. 

Эта поездка и сопутствовавшие ей заявления руководителя армянского государства (напомним: Армения сейчас – парламентская республика, и главой государства является премьер-министр, а не президент) вызвали довольно раздражённую реакцию у наших восточных соседей по Закавказью. Так, по сообщению РИА «Новости», официальный представитель МИД Азербайджана Хикмет Гаджиев скептически отнёсся к заявлениями нового премьер-министра Армении Никола Пашиняна “по вопросу непризнанного Нагорного Карабаха”.

“Первоначальные заявления новоиспеченного премьер министра Армении Никола Пашиняна в отношении урегулирования… нагорно-карабахского конфликта вызывают больше вопросов, чем понимания. Что это – первичная наивность или незнание предмета, или бравада победителя, а может – всё вместе? Поживём – увидим”, — сказал Гаджиев. Он также выразил надежду на приход к власти в Армении “здравомыслящих сил, которые смогут трезво оценить складывающуюся в регионе обстановку”.

Придется несколько разочаровать г-на Гаджиева, поскольку Никол Пашинян, при всем его миролюбии – вовсе не такой наивный человек, как ему, видимо, хотелось бы. Что касается здравомыслия и способности трезво оценить складывающуюся в регионе обстановку, то здесь ему лучше бы повнимательнее присмотреться к собственному начальству. А заявления нового премьера Армении о готовности к переговорам с властями Азербайджана по урегулированию карабахского конфликта, но – с условием участия в них и НКР как стороны конфликта как раз и свидетельствуют о прагматизме и здравомыслии Пашиняна. Нагорно-Карабахская Республика уже двадцать семь лет, после референдума, проведённого, кстати, с полным соблюдением норм международного права, живёт вне Азербайджана, и возвращаться обратно не собирается. Кто скажет, что это не так, пусть первый бросит камень в Хикмета Гаджиева.

Этого не приемлет официальный Баку, до сих пор считающий Арцах “отторгнутыми территориями” и время от времени сотрясающий воздух воинственными заявлениями. Ереван же и Степанакерт навязывания предусловий категорически не принимают, принципиально осуждая регулярные провокационное нарушение азербайджанской стороной режима прекращения огня в зоне соприкосновения.

Взгляд из Степанакерта

Арцахский писатель и журналист Ашот Бегларян констатирует упрямое нежелание официального Баку признавать объективные реалии.

- Азербайджанское руководство всячески противится восстановлению полноценного трёхстороннего переговорного формата “НКР-Азербайджан-Армения”,- говорит он.-  А власти нашей республики последовательно выступают за полноправное участие в процессе, и они готовы де-юре взять на себя свою долю ответственности за поддержание региональной стабильности. Возвращение Арцаха за стол переговоров существенно повысило бы эффективность переговорного процесса.

Ашот Бегларян в связи с этим напоминает, что после прихода к власти в Азербайджане Гейдара Алиева летом 1993 года имели место прямые контакты с представителями НКР по телефону и факсу, продолжались и личные встречи, причём – по инициативе азербайджанской стороны, как правило, при возникновении неблагоприятной для неё ситуации на фронте. В том же году состоялся ряд прямых двусторонних встреч представителей Баку и Степанакерта – как открытых, так и негласных. Сохранилась переписка бакинского руководства с армянами Нагорного Карабаха, в которой применительно к ним использовался термин "сторона". Все первые договорённости об ограничении военных действий и прекращении огня заключали между собой непосредственно Баку и Степанакерт. Тем самым, Нагорный Карабах де-факто признавался противоборствующей стороной.

- В четырёх резолюциях СБ ООН 1993 г. отмечаются "местные армянские силы" и содержится призыв к Армении воздействовать на них, чем фактически фиксируется самостоятельная роль НК в конфликте,- подчёркивает г-н Бегларян.- При посредничестве России, 12 мая 1994 г. между тремя сторонами конфликта было достигнуто бессрочное соглашение о прекращении огня. Будапештский саммит ОБСЕ (5-6 декабря 1994 г.) утвердил переговорный механизм для заключения соглашения о прекращении вооружённого конфликта, поручив сопредседателям Минской группы вести переговоры между конфликтующими сторонами. Не случайно в решении Будапештского саммита (1994 г.) значится формулировка "все стороны" (а не "обе").

Именно поэтому сопредседатели МГ вели переговоры с тремя сторонами конфликта, включая НКР – в соответствии с решением Будапештского саммита ОБСЕ. Каковое решение никто не отменял. Так что упорствование Баку, его нежелание признавать очевидные факты не просто неприлично. Оно противозаконно. 

    Ашот Гарегинян

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.