Из истории одной ардвинской семьи: воспоминания

20 мая, 2018 - 13:58

Арташес Тер-Багдасарян родился еще в Ардвине в 1908 году. Он был известным советским журналистом, специальным корреспондентом от Армянской ССР в газетах «Правда» и «Известия». Автор нескольких десятков книг, среди них очерк о жизни и деятельности Аветиса Калантара (г. Ереван, 1959 год), «Человек нашего времени» (г. Москва, 1961 год), «Истоки радости. Деревенские зарисовки». Но главным своим трудом он считал книгу «Ардвин и ардвинцы», которая, к сожалению, так и не была издана. Она была задумана известными ардвинцами Еревана - Я.Н.Заробяном (Первый секретарь ЦК КП Армянской ССР), академиком Г.М.Гюрджяном (народный художник Армении) и непосредственно автором - членом Союза журналистов СССР Арташесом Багдасаряном.

Книгу Арташес Тер-Багдасарян писал в течение 30 лет. В ней были собраны уникальные материалы, фотографии. Авторы идеи имели доступ и к советским, и к зарубежным архивам. К сожалению, в 1991 г., когда произошел развал СССР, книгу из-за отсутствия, как это ни странно сейчас звучит, бумаги в г. Ереване, так и не напечатали. С годами - исчезли редкие фотографии, однако рукопись сохранилась. Сейчас, усилиями главного редактора издания «Еркрамас» Тиграна Тавадьяна этот многолетний его труд готовится к изданию.

Дядя Арташ - родной брат моего дедушки, по воспоминаниям мамы и бабушки, был очень скромным, интеллигентным, добрым человеком. Ему несколько раз предлагали стать Первым секретарем ЦК КП Армянской ССР, и возможность такая была. Но дядя Арташ отказывался, он хотел заниматься своей любимой профессией - журналистикой. Как он говорил: «Так спокойней!». Двоюродный брат его мамы Сатеник Заробян много лет был первым секретарем, и немало сделал для республики, в частности, именно благодаря его усилиям в СССР заговорили о Геноциде армян в Турции. Я имею в виду Якова Заробяна. Но это другая история. Правда, с ним и дедушка, и дядя Арташ вновь встретились позже. Из-за геноцида и преследования большевиков, их связь прервалась. И уже потом, когда дядя Арташ стал известным журналистом, а дядя Яша первым секретарем, они вновь встретились, и были безмерно счастливы!

Дядя Арташ, как и мой дедушка, происходил из интересной ардвинской семьи. Их папа - Матевос Онанович Тер-Багдасарян был довольно крупным коммерсантом. Он учился в Париже, там же обрел навыки коммерции. Дело свое он вел строго по европейским канонам. Он занимался крупными поставками хлеба на южных границах Российской империи (Батум, Тифлис и пр.).

Семья жила в Ардвине, который тогда, да и сейчас из-за особенностей климата и природного ландшафта называют Швейцарией. Однако, иногда они приезжали в Батум, где у Матевоса и его братьев было 4 огромных дома в центре города и магазин. После геноцида вся семья, чудом спасшись, бежала в Батум. Они прибыли в Батум ночью, на одной карете сидели они, а впереди шла карета с ценностями, вещами и фотографиями. По рассказам дедушки, эта карета неожиданно куда-то свернула и исчезла из виду, вместе со всем достоянием. Но и это, как оказалось, не главное. Через несколько лет в Батуми пришли большевики, они, как говорил Ленин, «завоевали» этот город. (Он говорил так про всю Россию). В результате у моего прадеда отобрали все - и дома, и магазин. В одном из домов им - семье из 5 человек оставили одну комнату. Он скрывался, как дедушка рассказывал, приходил только по ночам, маленький мальчик Антон (мой дед) ему варил кофе, и он опять исчезал, прячась от большевиков и НКВД в каких-то подвалах. В результате прадед заболел и умер. Семья осталась без пропитания, они жили впроголодь. Мой дедушка, будучи 6-летним ребенком, торговал в Батуми сигаретами, разносил газеты, чтобы как-то помочь бедной маме.

Но в итоге все наладилось. Дедушка окончил в Москве университет и стал инженером-конструктором. Родная сестра Охита также стала инженером. А брат Арташ - журналистом. Охита (старшая сестра), когда папа еще был при деньгах и положении (до революции) окончила единственное на тот момент образовательное учреждение Батума, престижную гимназию Арнольди. После революции она с легкостью поступила в Тифлисский университет на инженера. Начались голодные годы, есть буквально было нечего. Бедная Охита, как и многие тогда периодически падала в голодные обмороки. Но потом, полюбив сокурсника, Георгия Дмитриева, вышла замуж.

Жизнь постепенно стала налаживаться. Георгий Дмитриев стал крупным инженером-конструктором, он, русский человек, построил и спроектировал множество объектов в Тбилиси и в Грузии. Охита (Ольга, так звали ее родственники) работала на разных предприятиях инженером. Но потом занялась семьей. Ее трое детей пошли по той же стезе. Матвей Дмитриев работал конструктором в Москве. Другой сын - Леонид в Киеве. Его имя и фамилия высечены на памятной доске Киевского аэропорта, чем очень гордилась мама, именно он - один из проектировщиков воздушной гавани Киева. Дочь Сатеник осталась в Тбилиси. Ее дочь - Мария Сараджишвили, теперь известная православная писательница, ее с успехом издают в России.

Мой дедушка Антон Багдасарян много лет возглавлял Аджарпроект. Поскольку в Грузии не терпели на начальственной должности людей с негрузинскими фамилиями, ему много раз настоятельно рекомендовали стать хотя бы Багдасаровым, но он категорически отказывался, для него это было делом принципа. Хватит, что из-за советской власти отсекли часть фамилии - был Тер-Багдасаряном, стал просто Багдасаряном. Он был блестящим специалистом (поэтому и мирились грузинские чиновники с его армянской фамилией).

Многие объекты в Аджарии и Грузии построены по его чертежам и под его руководством. Некоторых уже нет, например, снесенного при Саакашвили батумского стадиона. Главным, на мой взгляд, его вкладом в жизнь батумского армянства - было сохранение батумской, очень красивой армянской церкви «Сурб Пркич» (на бывшей улице Ленина). Грузинские чиновники перед этим взорвали огромный Русский Православный собор в центре города (на его месте сейчас стоит гостиница «Интурист»). И теперь решили взяться за армянскую церковь. Ее хотели снести. Дедушка, пользуясь служебным положением, предложил сохранить старый храм, переделав его в планетарий. Затея удалась. Я когда-то был в этом «планетарии». Интересно, что дедушка всегда скромно умалчивал о своем участии в этом предприятии. Единственное, когда церковь возродилась, он очень этому радовался... Всю историю я узнал от бабушки и мамы. Потом служители церкви мне говорили, что все важные места храма были бережно заколочены досками и интересным образом спрятаны, например, купель крещения и др. «Нам особо ничего не пришлось делать!» - говорили они. Хотя, конечно, для воссоздания церкви было сделано очень много.

Арутюн Акопян, Санкт-Петербург

Ваша оценка материала: 
Average: 5 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.