Карабахский скакун - живой символ Арцаха

31 мая, 2018 - 23:51

На всей территории исторической Армении с глубокой древности было широко развито коневодство. Слава об армянских лошадях была известна далеко за пределами Армении. Лошади тут использовались и как вьючные животные, и как боевые кони. Армения с древнейших времен славилась своей мощной армией и конницей. А основой военного коневодства Армении стала провинция Арцах (Карабах).

В этом прекрасном горном крае трудолюбивые и талантливые арцахцы путём естественного скрещивания вывели чистокровную породу благородных лошадей, получившую название карабахский скакун. Эта замечательная старинная порода  лошадей стала гордостью всей Армении. Но особенно трепетно и любовно относились к своей красавице-лошадке в Арцахе. Это лошадь всегда была незаменимым другом арцахцев.

Именно эти быстрые, мощные и выносливые лошади служили в армиях Александра Македонского, Тиграна Великого и других прославленных полководцев, являлись основой армянской конницы в историческом сражении на Аварайрском поле и во многих других битвах, принимали участие в русско-турецких и русско-персидских войнах, в Первой мировой войне.  

Её изображение можно увидеть на стенах крепостей, церквей, часовен, на надгробных плитах и даже хачкарах. Эти карабахские красавцы стали считаться ценнейшим подарком, получить который мечтали многие зарубежные правители.

Карабахские скакуны по своим данным стояли в одном ряду с самыми лучшими породами лошадей и ценились наравне с арабскими и ахалтекинскими лошадьми. Стоили они немалых денег. Обладать "карабахцами" могли лишь состоятельные люди. Они считались особо ценным подарком. Их даже преподносили в дар царским особам.

Карабахская лошадь отличается своей красотой и изяществом. Она среднего размера, не высокая, её рост в холке не превышает 150 сантиметров, гармонично сложена. У неё хорошо развиты мышцы, широкая грудная клетка, крепкие ноги. Голова лошади гордо посажена, шея средней длины, лоб высокий, глаза выпуклые. У скакунов быстрая и грациозная походка.

В Арцахе эту породу называют “нариндж”, что по-армянски означает "апельсин". Это объясняется особой отличительной чертой - рыжим, золотисто-рыжим или желтовато-оранжевым окрасом.

Карабахские скакуны очень крепкие и выносливые. По работоспособности карабахская порода сравнима с арабской, ахалтекинской и лучшими российскими породами. И если "карабахцы" в беге на ровной местности отстают от этих пород, то в горной местности опережают их. Они смело преодолевают любые препятствия и природные трудности, славятся своей выносливостью для верховой езды в горах, неутомимы на длинных дистанциях.

Более выносливой лошади в горах, не сыскать. Поэтому издавна наши предки только на "карабахцах" и отправлялись в долгий путь. Особенно они незаменимы в длинных переходах. В горах эти лошади идут ускоренным шагом до 10 километров в час. А рекордная скорость на скачках в 2004 году составила 1 километр за 1 минуту 9 секунд.

Оседлать этого коня не легко, нрав у него суровый. Но после установления прочного контакта он станет вашим преданным другом навсегда. Карабахские скакуны очень умны, послушны и преданы своим хозяевам. Эта знаменитая и древняя порода верховых лошадей была широко распространена в Карабахе и достигла своего пика в XVII - XIX веках.

Карабахские скакуны очень высоко ценились на Востоке, как одна из самых лучших пород. Они сыграли важную роль в формировании некоторых восточных пород лошадей, в том числе и арабской. Начиная с XVII - XVIII веков в европейских государствах при выведении новых пород лошадей обязательно использовали карабахскую. Таким образом, она оказала влияние на некоторые польские, французские и английские породы.

В Арцахе до сих пор сохранились развалины конных заводов Мелик-Алавердяна в деревне Гюлатах, который был позднее переименован в I Елизаветпольский конный завод, большой конный комплекс с ипподромом мелика Дизака - Егана в деревне Тох, большие конюшни князей Атома, Абу-Муса и другие.

С начала XIX века, когда по просьбе армянских меликов по Гюлистанскому договору в 1813 году Нагорный Карабах вошёл в состав России, карабахские лошади сразу завоевали тут популярность и начали широко распространяться и в России. Карабахских скакунов в России в просторечии называли "карабахи" или "карабахцы".

Впервые донские казаки завезли карабахскую породу на Дон после персидских и турецких походов в XVIII веке. Но особое распространение в России карабахская лошадь получила в XIX веке, когда сформировался новый тип донской породы, улучшенной благодаря "карабахцам". В XIX веке карабахские скакуны оказали большое влияние на верховое коневодство юга России и использовались для улучшения донской породы лошадей вплоть до начала XX века. Они придали ей красоту и породистость. Донские лошади унаследовали от них свои рыжие и золотистые оттенки.

Вплоть до начала XX века главными заводчиками карабахских скакунов были арцахские мелики (князья). В середине XIX века в Арцахе имелось 11 конезаводов, которые принадлежали армянским меликам. В то время самый крупный конный завод этой породы был у уроженца Арцаха прославленного российского генерал-лейтенанта князя Валериана Мадатова (Мадатяна), который серьёзно занимался разведением карабахских скакунов. На ферме Мадатова находилось 200 лошадей. В 1836 году конюшня генерала Мадатова, была продана его наследницей. Большая часть лошадей была куплена Иловайским - известным владельцем конюшни Дона. 

О важном значении карабахских скакунов в жизни Арцаха свидетельствует тот факт, что 21 мая 1843 года был утверждён герб города Шуши Елизаветпольской губернии, на котором была изображена лошадь карабахской породы. В XIX веке на протяжении многих лет в дважды в год в Шуши на ипподроме - поляне "дждрдюз" - проводились скачки, на которые съезжались лучшие наездники со всего Южного Кавказа.

Карабахские скакуны участвовали в сельскохозяйственных выставках в Москве в 1869 году и в Тифлисе в 1882 году, где были награждены золотыми медалями и почётными грамотами. А в 1866, 1867, 1869, 1897 годах карабахские скакуны были представлены на всемирных выставках, где также удостоились высоких наград.

Но в начале XX века коневодство в Арцахе пришло в упадок. Бурные события начала XX века пагубно отразились на состоянии карабахской породы. Она оказалась на грани исчезновения. Коневодческие фермы, основанные арцахскими меликами, была заброшены, а благородные карабахские скакуны попали в колхозы и, смешавшись с обычными лошадьми, в основном ассимилировались. Поголовье "карабахцев" неуклонно сокращалось.

Во время Великой Отечественной войны наши боевые кони активно участвовали в сражениях в качестве тягловых лошадей артиллерийских орудий. Их старались использовать, потому что они не боялись взрывов снарядов, в отличии от других пород лошадей.

Коневодством в Арцахе вновь стали заниматься в конце 40-х годов, когда была основана новая коневодческая ферма. На ферме были собраны лошади наиболее распространённых пород. Но тогда удалось найти только одного чистокровного скакуна-производителя карабахской породы - жеребца по кличке "Султан". И благодаря ему большими усилиями породу восстановили. Фактически все "карабахцы", которые обитают сегодня в Кирсаване - это его потомки. 

На несколько десятилетий разведение карабахских скакунов было поставлено на серьезный уровень. Во многих колхозах Арцаха имелись коневодческие фермы, которые в ряде хозяйств развивались довольно успешно. Известно, что одного карабахского скакуна - чудесного коня по кличке "Заман" Никита Хрущёв в 1956 году подарил королеве Великобритании Елизавете II, заядлой наезднице и большой ценительнице лошадей.

Соседи азербайджанцы в 1949 году открыли возле города Агдам коневодческий завод для разведения карабахских скакунов. То есть создали его не на настоящей родине этой лошади, а рядом. Но все породистые лошади, были родом из Арцаха. Они их покупали, воровали или насильно отбирали у наших колхозов, давая взамен старых кляч. Наглые соседи делали это с целью возродить генофонд карабахского скакуна и воспользоваться его славой. Удивляться тут не приходится. Это их национальная черта: врать всегда, везде и во всём.

В 1993 году во время Карабахской войны коневодческий завод, где находились лошади, был оставлен без присмотра, и однажды конюшни оказались пусты - все скакуны убежали. Лет 10 они считались навсегда утерянными, но тут вдруг улыбнулась удача. Жители Кирсавана как-то заметили в лесу табун диких потрясающе красивых лошадей. По всем признакам это были "карабахцы". Жители села с трудом смогли выловить несколько лошадей. Их оседлали и начали разводить. Сегодня рождённых в неволе жеребят выращивают, в три года седлают, а потом отпускают на волю. Седлают, чтобы они привыкли к людям, чтобы нрав был поспокойней. Но сейчас в лесу бегают также лошади, которые никогда не были на привязи. Они как родились на воле, так там и живут.

Так что в последнее время около села Кирсаван на живописных склонах горы Кирс группа энтузиастов пытается разводить пока в небольшом количестве карабахских скакунов с целью восстановить породу. Их разводят и отпускают на волю. Потому что лучше всего эти чудесные лошадки размножаются в естественной среде. Они с удовольствием пасутся на горных пастбищах.

Местные коневоды рассказывают, что в последние годы все больше и больше туристов приезжают в деревню Кирсаван, чтобы увидеть знаменитых карабахских скакунов. Так что, гуляя по здешним лесам, нередко можно встретить дикий табун вольных очаровательных рыженьких лошадок - это и есть всемирно знаменитые карабахские скакуны.

Таким образом, в начале 2000-х годов в Республике Арцах (НКР) начали разводить и возрождать знаменитую карабахскую породу. История карабахских скакунов тесно переплетена с нелёгкой историей самого Карабаха. Несколько раз эти скакуны были на грани исчезновения во время революций, войн и конфликтов, но неуклонно возрождались в мирное время. Карабахский скакун - дитя свободы, спокойствия и мира. Также, как и героический народ Арцаха, он горд, свободолюбив и трудолюбив.

Ныне настоящие карабахские скакуны в небольших количествах сохранились кое-где в Западной Европе. Предположительно на коневодческих заводах Европы находится примерно 50 скакунов. А их основное поголовье сосредоточено в Северной и Южной Америке. Ими владеют в основном местные состоятельные армяне. В последние годы начали вестись переговоры о создании в районе Шуши племенной фермы для разведения чистокровных лошадей, которых предполагается привезти из США и Аргентины.

Карабахский скакун часто упоминается в российской и армянской литературе.

Так, например, офицеру конного Карабахского полка, сражавшегося в составе российской армии в 1826 - 1829 годах, посвящено стихотворение Александра Пушкина "Из Гафиза (Лагерь при Евфрате)".

Не пленяйся бранной славой,

О красавец молодой!

Не бросайся в бой кровавый

С карабахскою толпой!

Александр Пушкин, совершивший в 1829 году путешествие в Арзурум, в своих путевых заметках писал, что "Молодые русские чиновники разъезжали верхами на карабахских жеребцах".

В поэме "Демон" Михаил Лермонтов пишет. 

Под ним весь в мыле конь лихой

Бесценной масти, золотой.

Питомец резвый Карабаха

Прядёт ушьми и, полный страха, 

Храпя косится с крутизны

На пену скачущей волны.


В этих строках, по мнению Ираклия Андроникова, поэт претворил конкретные впечатления, полученные во время пребывания в Кахетии, когда он служил в Нижегородском драгунском полку.

В повести Льва Толстого "Хаджи-Мурат" также упоминается "высокая щеголеватая карабахская лошадь". А в "Войне и мире" Льва Толстого коня Пети Ростова звали "Карабахом", хотя это была не карабахская, а малороссийская лошадь.

Военный историк генерал Василий Потто в своей книге "Кавказская война" пишет, что: "Карабахскими конями пользовались находившиеся на военной службе на Кавказе русские чиновники и генералы". В частности он упоминает, что карабахский конь был у генерала Ясона Чавчавадзе.

Особого упоминания карабахская порода лошадей удостоилась в статье "Елизаветпольская губерния" в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона.

В конце 19 века в российском журнале “Коневодство” была опубликована статья “Несколько слов про персидских лошадей”. Начальные строки этой статьи такие: “Порода лошади, которая принесла такую славу персидским лошадям произошла из провинции Карабах”.

"Вороной карабахский жеребец" упоминается в романе Юрия Тынянова "Смерть Вазир-Мухтара", посвящённом Александру Грибоедову.

В романе Даниила Мордовцева "Царь без царства", повествующем о царе Имеретии Соломоне II, царица Имеретии говорит, что "карабахские лошади - лучшие в мире".

На карабахском коне ездит герой рассказа "Кавказский чёрт" Саши Чёрного грузинский князь Удал.

Карабахский конь упоминается в балладе Козьмы Пруткова "Путник", в романе Валентина Катаева "Кладбище в Скулянах", в историческом романе Акакия Белиашвили "Бесики".

В книге "Пять карабахских меликств" знаменитого армянского писателя Раффи карабахский скакун описан как основная сила Арцахской кавалерии. Раффи, отмечает, что карабахский скакун внешне был схож с арабской породой, но имел специфический золотисто-рыжий окрас.

В конце 20-х годов поездку по Карабаху совершила известная писательница Мариэтта Шагинян и своими глазами увидела эту замечательную породу. В вышедшей в 1930 году её книге "Нагорный Карабах" есть глава "Золотая масть", посвящённая карабахской породе лошадей, в которых течёт кровь арабских скакунов. "Карабахского метиса, - писала Мариэтта Шагинян, - нельзя смешать ни с каким другим благодаря его особенности: червонному блеску... Если вы её выкупаете, она засияет, как золотое кольцо, брошенное в воду. Золотом отливает не шерсть, а цвет её кожи, и потому она кажется не поверхностно, а изнутри окрашенной блеском, она светится золотом, наливается им; и благодаря изумительной тонкости этой кожи, обтягивающей её мускулы, как лайковая перчатка, карабахская лошадь брызжет золотом, бегает в золоте, словно в чешуе".

"Она так и стоит передо мной в памяти. Маленькая узкая голова с надменным взглядом, прямая шея, выпуклые ноздри, легкие, пропорциональные стати с играющими под тонкой кожей мускулами. От ушей до кончика хвоста - арабская лошадь, но смягченная и более гибкая и вся налитая горящим золотом. Благо тому, кто на неё сядет! Мы замерли на минуту от восхищения. А потом, как по уговору, переглянулись. И у каждого из нас мелькнула одна и та же мысль: почему бы нашей кавалерии - говорят, лучшей в мире  - не получить и эту лошадь, лучшую в мире? Поработать над возрождением и разведением этой легкой, гибкой, быстрой и выносливой, благородной золотой породы - вот благороднейшая задача не для одного только карабахского Наркомзема! - подчеркнула Мариэтта Шагинян".

Большое место "карабахцу" уделил в своих трудах историк Григорий Вермишев, особенно в книге "Амирспасалар".

О карабахском скакуне написал заслуженный ветеринар НКР, кандидат ветеринарных наук Эдуард Гаспарян в своей книге "Коневодство в Арцахе-Карабахе: вчера и сегодня".

Карабахскую лошадь можно увидеть на полотнах русских живописцев XIX века, особенно в работах известного анималиста Николая Сверчкова, творчество которого пропитано любовью к животным.

С лошадей карабахской породы сделал рисунки Василий Верещагин, посетивший Шуши в 1865 году.

Скульптура карабахского жеребца "Альетмеза" выполнена русским скульптором Евгением Лансере. Она хранится в Моршанском историко-художественном музее.

В 2004 году в Армении была выпущена почтовая марка с изображением карабахского скакуна.

Вопрос возрождения породы "карабахцев" надо решать на государственном уровне. Остаётся надеяться, что карабахский скакун - слава арцахских меликов и основа знаменитой армянской конницы, вновь станет достоянием армянского народа. Карабахский скакун - ныне является национальной гордостью и живым символом Арцаха.

Александр Ерканян

Ваша оценка материала: 
Average: 5 (4 votes)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.