Кто и зачем спешит «встряхнуть» нагорно-карабахский конфликт

3 июня, 2018 - 12:02

Давление на Степанакерт может усилиться

Массовые протесты в Армении, вроде бы неожиданная отставка премьер-министра Сержа Саргсяна и приход к власти правительства во главе с Николом Пашиняном не могли не сказаться на процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Побывав 9 мая в Степанакерте, новый премьер-министр Армении сделал ряд заявлений о перспективах переговорного процесса и представленности в нём Нагорно-Карабахской Республики (НКР). Политиками и экспертами эти заявления были восприняты неоднозначно. После утверждения парламентом программы нового Кабинета министров (скорее всего, это произойдёт в начале июля) возобновится активная фаза политических консультаций сопредседателей Минской группы ОБСЕ в трёх столицах противоборствующих сторон.

Министр иностранных дел Зограб Мнацаканян (ранее непосредственно в процесс карабахского урегулирования не вовлечённый) заявил о планируемой встрече между премьер-министром Армении Н. Пашиняном и президентом Азербайджана И. Алиевым, отметив, что при определении срока встречи речь идёт не о месяцах, а о неделях. По-видимому, упреждая подозрения в пассивности, глава армянской дипломатии добавил, что его ведомство «не дремлет», а сам он находится «в непосредственном контакте с разными официальными лицами, играющими непосредственную роль в этом процессе». Выдохшиеся переговоры по Карабаху нуждаются во встряске, впрочем, не слишком сильной, пишет известный британский исследователь, эксперт Фонда Карнеги Томас де Ваал, часто бывающий на Кавказе и вхожий во многие кабинеты в Ереване и Баку.

В адресованном Ильхаму Алиеву послании по случаю 100-летнего юбилея провозглашения Азербайджанской демократической республики Дональд Трамп отметил: «Предстоящие месяцы откроют возможности для разрешения нагорно-карабахского конфликта, что создаст более хорошие возможности для расширения сотрудничества между США и Азербайджаном». В заявлении Госдепартамента США, посвящённом национальному празднику Азербайджана 28 мая, говорится о приверженности поиску мирного урегулирования нагорно-карабахского конфликта и содержится настоятельный призыв к сторонам «как можно скорее возобновить интенсивные переговоры». Активизировались также и европейцы, высказывающие, впрочем, довольно реалистичные оценки возможностей Брюсселя в обеспечении безопасности на Южном Кавказе. В ходе недавнего визита в Баку министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан заметил, что переговоры по Нагорному Карабаху вошли в число тем, обсуждаемых им с азербайджанским коллегой Эльмаром Мамедъяровым.

«Учитывая заявления и импульсы из стран-посредников и Баку, а также высокую политическую активность во внешней политике Азербайджана на данном этапе, заметно, что все спешат, – отмечает известный армянский эксперт, посол президента Армении по особым поручениям и глава СНБ в первой половине 1990-х годов Давид Шахназарян. – Очевидно, что геополитические и региональные процессы сказываются на нагорно-карабахской проблеме, и этого более чем достаточно. Возможно, в предстоящих переговорах по карабахскому урегулированию Армению будут ждать неожиданности».

Навязчивое стремление Вашингтона к экономическому и военно-политическому «сдерживанию» оппонентов США в лице Тегерана и Москвы толкает администрацию Дональда Трампа к тому, чтобы активизировать свои усилия на Южном Кавказе. Хотя официально открытая в прошлом году железнодорожная магистраль, связывающая Баку с турецким Карсом через Грузию, пока полностью не готова, она, конечно, вскоре будет достроена окончательно. Уже в ближайшем будущем заработает Трансанатолийский газопровод, ориентированный на перекачку энергоресурсов Каспия в Южную Европу через Азербайджан, Грузию и Турцию. Всё это в глазах Вашингтона требует урегулирования нагорно-карабахского конфликта с желательным превращением республик бывшего русского и советского Закавказья в однородное (опекаемое Западом) геополитическое пространство. Помимо тесных военно-политических связей с Грузией и американо-азербайджанского партнёрства, «бархатная» передача власти в Армении создаёт к этому дополнительные предпосылки. Правда, есть ещё Республика Арцах, которая тоже может пережить «революционную» встряску. Как прямо заявляет лидер недавно возникшей инициативы «Луйс Арцахин» («Свет Арцаху»), бывший депутат парламента Ваан Бадасян, «подобно воздуху и воде, та же волна должна доходить до Арцаха, иначе Арцах пропадёт».

Упомянутое Пашиняном возможное подключение Степанакерта к переговорам может иметь неоднозначные последствия: к примеру, если выяснится, что речь идёт о некой дорожной карте, предполагающей передачу Азербайджану контроля над территориями за пределами административных границ бывшей НКАО без реальных гарантий безопасности НКР. Отложенный референдум и обещания «промежуточного статуса», признанного международным сообществом, не в счёт, а разблокированные (гипотетически) коммуникации можно в любой момент снова заблокировать. Кроме того, не следует забывать о планах по размещению в регионе конфликта «нейтральных» международных миротворцев, против чего решительно выступает соседний Иран. Обсуждение перспектив ввода миротворцев в Донбассе высветило очевидную истину: в условиях эрозии международного права и роста значения силы в урегулировании конфликтов такой шаг приведёт не к укреплению безопасности, а, скорее, к очередной военной эскалации.

В случае же невозможности реализовать «мирный» план радикального изменения статус-кво в регионе, может быть использован жёсткий вариант. Достаточно вспомнить четырёхдневную апрельскую войну 2016 года, результатом которой стали сотни жертв с обеих сторон. В последние недели в сообщениях информационных агентств вновь стал часто упоминаться нахичеванский участок государственной границы Республики Армении, где азербайджанские подразделения якобы начали продвижение в нейтральной полосе. В публикациях некоторых азербайджанских авторов сложно не разглядеть намерения спровоцировать армянскую сторону на такие действия, которые можно было бы использовать как повод для военной эскалации. В ходе визита в Нахичевань в середине мая президент Ильхам Алиев заявил о наличии на территории автономии мощных воинских соединений и дальнобойных ракетных систем, способных «поразить любые цели на территории противника», на что последовало заявление Еревана о скором поступлении в армянскую армию противоракетных комплексов «Тор-М2». Через несколько дней министры обороны и иностранных дел Армении посетили передовые позиции Вооружённых сил Армении в сопредельном с Нахичеваном районе, поручив командирам «строго пресекать любые поползновения противника». По словам министра обороны Д. Тонояна, ситуация находится под контролем и необходимости обращения за содействием к ОДКБ нет.

Армяно-нахичеванская граница, пролегающая в часе езды на автомобиле от армянской столицы, долгие годы была относительно спокойным участком, но несколько лет назад ситуация стала меняться к худшему. «По всей видимости, эти передвижения, скопления на линии соприкосновения [с сопредельной стороны, причём не только в Нахичеване. – Авт.] обусловлены внутренними процессами в Армении», – предполагает министр обороны Армении. Добавим, что Баку в первой половине 1990-х годов утратил контроль над Карабахом и прилегающими районами в условиях внутриполитических потрясений. Армения от таких потрясений в полной мере ещё тоже не оправилась. На это обстоятельство обратил внимание первый президент, автор нашумевшей в своё время статьи «Война или мир. Время призадуматься?» (в конечном итоге стоившей ему должности) Левон Тер-Петросян. «Нынешнее всенародное движение достигло великой победы, свергнув 20-летнюю диктатуру в Армении. Только этим Пашинян занял достойное место в армянской истории. Для народа будет величайшим разочарованием, если ему не удастся с честью выйти из этой создавшейся опасной ситуации, чтобы занять в истории еще более почётное место», – предупреждает этот опытный политик, с которым нынешний премьер-министр тесно сотрудничал в 2008-2011 годах.

Отставка самого Тер-Петросяна, как и многие другие важнейшие события внутриполитической жизни Армении в последние 25 лет (расстрел в парламенте 27 октября 1999 г., захват вооружённой группой «Сасна Црер» полка патрульно-постовой службы в Ереване в июле 2016 года и др.), были прямо обусловлены событиями вокруг Нагорного Карабаха. В случае неудачных действий армянского руководства ответственность за возможные территориальные потери будет списываться на Россию с её поставками вооружений Азербайджану, что может стать прологом к действиям, направленным против пребывания на территории Армении российских военных объектов. В этом случае понятнее становится и уход в тень третьего президента Армении (Саргсяна), опытного политика, который не может не чувствовать конъюнктуру.

Военные, политические, информационные последствия очередной эскалации вооружённого конфликта вокруг Нагорного Карабаха далеко не лучшим образом скажутся на положении дел на постсоветском пространстве в целом и на российской политике в частности. Сегодня как никогда важно имплементировать механизмы расследования инцидентов на линии соприкосновения сторон (соответствующие договорённости были достигнуты по итогам переговоров в Вене и Санкт-Петербурге после «апрельской войны» 2016 года). Формат деятельности Минской группы ОБСЕ на перспективу безальтернативен. Он исключает неприятные неожиданности, способные спровоцировать очередную вспышку военных действий. В то же время растущая международная напряжённость, экспансионизм Вашингтона и его союзников на иранском направлении не могут не влиять на скоординированную работу сопредседателей Минской группы. Поэтому важно знать, насколько существенными могут оказаться возникающие разногласия, чтобы не допустить нежелательных последствий.

АНДРЕЙ АРЕШЕВ

Заглавное фото: NewsTime.am

Ваша оценка материала: 
Average: 5 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.