Родился в Тбилиси, жил в Москве, любил — Ереван: Таривердиев, которым восхищался Хачатурян

22 июня, 2018 - 12:27

Супруга композитора Вера Таривердиева рассказала, куда пропала мемориальная доска композитора в Тбилиси, почему до сих пор в Ереване к нему относятся с прохладцей и, что сказал о нем учитель Арам Хачатурян.

Недавно в Московском музыкальном театре "Геликон-опера" состоялась мировая премьера комической оперы Микаэла Таривердиева "Женитьба Фигаренко", которую представили студенты ГИТИСа мастерской народного артиста России Дмитрия Бертмана. Композитор работал над ней в 1989–1990 годах, считал своей лучшей оперой, но до постановки не дожил.

"Дмитрий Александрович Бертман поступил так же, как в свое время Борис Александрович Покровский, который в 1966 году вместе со своим выпускным курсом поставил в учебном театре ГИТИСа первую оперу Микаэла Леоновича "Кто ты?" по повести Василия Аксенова. Вот и сейчас ученики Бертмана блестяще играли оперу "Женитьба Фигаренко", но мне показалось, что нужно внести еще кое-какие правки. Сейчас опера доработана, и вначале июня зазвучит в "Геликоне" еще лучше", — рассказала супруга композитора Вера Таривердиева, пригласившая корреспондента Sputnik Армения в гости.

Долгие годы Вера Гориславовна возглавляет Благотворительный фонд Микаэла Таривердиева, является директором Кафедрального собора в Калининграде, и арт-директором Международного конкурса органистов имени Таривердиева, который проходит в Калининграде с 1999 года. Квартиру, в которой жил и работал композитор, и в которой останавливается она сама между бесконечными командировками, завещала Музею музыкальной культуры имени Глинки.

В этом доме и чувствуешь себя как в музее – на журнальном столике курительные трубки композитора, на стенах — портреты близких ему людей, на полках – любимые книги, а на рояле Steinway 1938 года выпуска, рукописи, нотные тетради, три премии "Ника".

Армянский композитор, которому не ставят памятники

Именно в этой квартире хранится легендарная тетрадь композитора, подаренная ему мамой Сатеник Григорьевной, в которой ее рукой написаны напутствия сыну, и среди них главная: "Нас мало, но мы армяне".

"О том, насколько сильно Микаэл Леонович любил Армению, говорит эта тетрадь, которую он сохранил до конца своих дней. Он никогда не забывал о своих корнях. В зрелом возрасте, в 1988 году Микаэл Леонович крестился в Армянской апостольской церкви в Москве – в церкви Святого Воскресения на Армянском кладбище. Там он похоронил своих родителей, там же лежит и он сам", — говорит Вера Таривердиева.

О том, что в кирпичной многоэтажке у метро Аэропорт жил и работал Микаэл Таривердиев, гласит мемориальная табличка, выполненная на трех языках – русском, армянском и грузинском, которую, используя идею Веры Гориславовны, исполнил Зураб Церетели.

"Это потому, что Микаэл Леонович армянин, родившийся в Тбилиси, и проживший всю свою профессиональную жизнь в России", — поясняет Вера Таривердиева.

Мемориальная табличка висит и в Тбилиси на доме по улице Павла Ингороква, где жила семья Таривердиевых. Отсюда родители композитора в 1973 году перебрались в Москву к сыну. Но с табличкой два года назад случился инцидент, едва не перевернувший представление Веры Таривердиевой об этой гостеприимной стране.

"2016 год был очень насыщенным – мы объездили с концертами всю Россию, побывали в Ереване, Париже, Нью-Йорке. Но у меня была мечта — устроить концерт в Грузинском театре оперы и балета им. Палиашвили, где у Микаэла Леоновича в 1948 году, когда ему было 17 лет, состоялся дебют. Я обо всем договорилась, перед концертом поместила на входе копию афиши того дебюта, портрет, на котором Микаэлу Леоновичу пять лет и он похож на маленького принца, и повела тогдашнего директора "Росконцерта" Ольгу Жукову к дому Таривердиевых — показать мемориальную доску. И вот мы подходим, а доски нет! Со мною там истерика случилась. Я стала искать ее повсюду, и нашла в подъезде – оказалось, в доме открыли галерею, и на месте памятной доски Таривердиева появилась вывеска галереи", — до сих пор возмущается Вера Таривердиева.

Вернувшись с прогулки, Вера Гориславовна высказала претензию директору оперного театра, на следующий день — министру культуры Грузии. Все удивились, но ситуация не изменилась – доска продолжала висеть в подъезде дома. Тогда на помощь пришел директор Тбилисского русского драматического театра им. Грибоедова Николай Свентицкий, чей кабинет находится буквально в трехстах метрах от дома Таривердиевых. Он попросил разобраться с ситуацией своих актеров, и они ночью вернули табличку на место.

Но если в Тбилиси есть хотя бы мемориальная доска, то в Ереване нет даже этого. Почему? "Микаэлу Леоновичу не ставят памятники в Армении. Ну, и пусть не ставят – его музыка никуда не денется, она переживет музыку тех, кому памятники устанавливают", — уверена Вера Таривердиева.

По ее мнению, причин этому несколько. Родился Микаэл Таривердиев в Тбилиси, учиться в консерваторию приехал в Ереван, но учебу бросил и перебрался в Москву. В своей работе он был универсален, не использовал армянскую мелодику, а создавал собственный музыкальный мир, говорит Вера Гориславовна.

Бегство из Еревана, но не от Еревана

Рукописи раннего периода композитор подписывал фамилией Таривердян. Однако в Ереванской консерватории, куда он поступил по совету мамы, не прижился.

"Он учился в классе профессора Григория Егиазаряна, и у них возник конфликт. Микаэл Леонович был очень страстный, темпераментный, независимый и свободный человек. А Егиазарян его пытался загнать в рамки, чего с Таривердиевым сделать было невозможно. Он даже в школьные годы потребовал у директора школы извиниться перед учеником, которого тот ударил. И это в сталинские времена! Директор, правда, отомстил – по его требованию Сато Григорьевна перевела сына в вечернюю школу. Но суть в том, что этого человека невозможно было загнать в рамки — Микаэл Леонович просто бросил консерваторию и поехал поступать в Московский музыкально-педагогический институт имени Гнесиных", — рассказывает Вера Гориславовна.

Впрочем, это бегство принесло плоды – Таривердиев попал в класс другого знаменитого армянского композитора Арама Хачатуряна. Конкурс был очень большим, но Микаэл Леонович блестяще его прошел, на что Арам Ильич сказал Таривердиеву: "Ты въехал на белом коне".

"Арам Ильич отзывался о Микаэле Леоновиче восторженно, а ему самому Хачатурян, предоставлявший свободу ученикам, невероятно подходил. Микаэл Леонович считал огромной удачей то, что сделал непростой выбор, бросив Ереванскую консерваторию, потому что попал в руки к Араму Ильичу. Хотя Микаэл Леонович в каком-то смысле противоположность Хачатуряну. Арам Ильич — композитор эпически страстных высказываний, а Таривердиев – камерно-интимный композитор даже в крупных формах. Лишь одно его сочинение связано звучанием с учителем. Это первый скрипичный концерт, своего рода посвящение, написанное в 1981 году после смерти Хачатуряна", — отмечает Вера Таривердиева.

Позже в Армении приняли композитора. В последний приезд в Ереван на гастроли с Московским камерным театром Бориса Покровского его везде узнавали, просили автограф, таксисты не брали деньги за проезд, на рынке бесплатно давали продукты, обижаясь на попытки достать кошелек. И Таривердиев так к этому привык, что искренне удивился, когда при покупке билета на самолет в обратную сторону ему назвали цену.

В Армению и Карабах с любовью

Продолжает любить историческую родину своего мужа и Вера Таривердиева. "Мы регулярно устраиваем в Армении концерты, приезжаем часто и в Карабах, откуда родом отец Микаэла Леоновича. Публика там потрясающая. Зал всегда битком и билетов не достать ", — говорит Вера Гориславовна.

Впервые концерты в Карабахе она устроила в 2008 году в рамках Дней Таривердиева в Армении. Выступления проходили в пяти городах и везде силами школ – педагоги и ученики читали отрывки из книги Микаэла Леоновича, исполняли его музыку. Это произвело такое неизгладимое впечатление на Таривердиеву, что она стала ездить в Карабах регулярно.

"Меня поражает, что дети в карабахских школах говорят на русском языке лучше, чем в московских. Исторически сложилось, что он там приоритетный. А еще в Арцахе потрясающие просвещенческие традиции. Думаю, что когда люди живут, растят детей на границе со смертью, у них в головах правильные приоритеты. Они заботятся о детях, о просвещении, о культуре, а не о том, сколько чего и кому продать. Живут тяжело, в изоляции, но живут прекрасно", — уверена Вера Гориславовна.

В один из последних приездов в Степанакерт Веру Гориславовну на пресс-конференции спросили, не боится ли она попасть в черный список Азербайджана. На что она ответила: "Я обижусь, если меня не внесут в черный список". Наутро в соседней стране издания пестрили заголовками о невиданной дерзости Веры Таривердиевой, а суть публикаций сводилась к тому, что "мы не можем отказать такой женщине".

"Для меня это было даже почетно, я же знала, кто возглавляет этот список — Монсеррат Кабалье", — улыбается Таривердиева. И предлагает посмотреть будущий музей в квартире композитора, который со временем смогут посещать все, кому дорого и интересно творчество Микаэла Таривердиева, родившегося в Тбилиси, всю жизнь любившего Ереван, а жившего в Москве.

Алексей Стефанов

Ваша оценка материала: 
Average: 2 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.