Непогибший

13 июля, 2018 - 13:19

Для жителя Армении Грача Абраамяна жизнь разделилась на две части – до плена и после. Попавшему в плен к азербайджанцам во время карабахской войны, затем считавшемуся пропавшим без вести Грачу Абраамяну суждено было при жизни заполучить собственную могилу, которую он обнаружил по возвращении домой.

Через 27 лет после плена Грач Абраамян раз в неделю навещает погибших друзей в Ераблуре — с боевыми товарищами, родными или внуками.

Грач говорит, что и сам мог быть похоронен здесь, но жизнь в нем победила.

Информация:

Начавшаяся в начале 1990-х война за Нагорный Карабах до сих пор является нерешенным конфликтом, препятствующим развитию Южного Кавказа.

Соглашение о перемирии было подписано в 1994 году, однако конфликт до сих пор продолжает отнимать человеческие жизни.

По данным исследователя-журналиста Татула Акопяна, за время карабахской войны, а также в период с 1994-го по 1997 годы армянская сторона потеряла более девяти тысяч человек.

Грач попал в плен 19 мая 1991 года. Он принимал участие в военно-разведывательных действиях, во время которых и был взят в плен в азербайджанском селе близ Тавушского региона Армении.

Он провел в плену четыре дня, но вернулся домой лишь спустя три месяца, 30 августа 1991 года.

“Помню, когда я постучал в дверь, ее открыл мой тесть и в изумлении уставился на меня. Я вошел в дом, дети подбежали ко мне, но жена смотрела на меня застывшими глазами, не могла со мной заговорить. Затем мой взгляд упал на телевизор, вижу – на нем в черной рамке стоит моя фотография, рядом – зажженные свечи. Я спросил у жены – что это такое? Она говорит, а мы тебя похоронили. “Как – похоронили?”, — спросил я, остолбенев”, — рассказывает 66-летний Грач Абраамян.

“Когда Грач зашел домой, мне показалось, будто я во сне.  Я гладила его лицо, руки, чтобы удостовериться, что это он. Потом посмотрела – не ранен ли он, и изумленно спросила – ты жив? Я не понимала, что происходит”, — говорит Алвард Абраамян.

На следующий день Грач вместе с боевыми товарищами и семьей посетил свою могилу.

“Я увидел, что на кладбище в Ераблуре соорудили мне могилу, насыпали земли и поставили металлическую табличку, а на ней надпись – Абраамян Грач, родился в 1952 году, погиб в 1991 году. Мы увидели это, стали смеяться, мои боевые товарищи стали шутить, что, мол, Грач погиб, а мы и не в курсе”, — вспоминает он.

Впоследствии, в 1992 году, Грач похоронил в предусмотренной для себя могиле погибшего на войне друга Гранта Асатряна.

Информация:

По данным Международного Комитета Красного Креста, за время карабахской войны более четырех с половиной тысяч человек из Армении, Нагорного Карабаха и Азербайджана числятся пропавшими без вести,  включая военных и гражданское население. В 2015 году МККК представил сторонам конфликта обновленный список без вести пропавших людей.

В 2014 году МККК начал сбор биологических образцов у родственников без вести пропавших. До сих пор взято 778 биологических образцов у кровных родственников 298 пропавших без вести людей, из которых 195 образцов прошли проверку качества и профиля ДНК.

Участник карабахской войны Грач Абраамян родился в Баку, в армянской семье, однако в возрасте четырех лет после смерти матери был перевезен в Карабах, в детский дом в Шуши. По его словам, отец женился во второй раз, и ребенок остался на попечении бабушки. Прожив  восемь лет в детском доме в Шуши, он снова вернулся в Баку, продолжил учебу в интернате, затем был призван в советскую армию.

Грач владеет азербайджанским, и когда он попал в плен в 1991 году, азербайджанцы, в первую очередь, пытались установить его личность.

“Они заставляли признаться меня в том, что я армянин, потом, сняв с меня одежду, увидели наколку у меня на руке с надписью “Любовь моя Алвард” на армянском. Поняли, что я армянин, и тут я почувствовал сильный удар в спину. Я потерял сознание и больше ничего не помню”, — вспоминает Грач.

В плену его регулярно избивали, у него на теле были различные ушибы и переломы. Их следы давно прошли, но воспоминания все еще живы.

“Помню, однажды один из них принес хлеб, бросил на землю, растоптал ногой и с ругательствами велел – ешь. Я подумал – съем, будет бить, не съем — все равно будет бить, и решил съесть, так как умирал с голода. Я чуть пожевал хлеб, и тут он ногой ударил меня в горло. После этого я не мог говорить, у меня были повреждены голосовые связки”, — рассказывает Грач.

На четвертый день Грач попросил сопроводить его в туалет, там ему и удалось сбежать.

“Когда я вышел из туалета, увидел, что азербайджанцы громко переговариваются, в мою сторону не смотрят. Решил сбежать. Ноги мои обессилели, лицо было изуродовано, горло повреждено, глаза опухли, заплыли из-за синяков и кровоподтеков, но я бежал. Так они меня и не увидели, я убежал и нашел старый туалет на расстоянии 20 метров. Я залез в эти фекалии по горло и спрятался”, — рассказывает Грач.

В таком положении он провел несколько часов, пока не стихли голоса ищущих его людей. Всю ночь прошагал через леса и на рассвете добрался до армянской стороны.

“Жизнь очень ценна. В плену, когда меня избивали, я думал, что умру, но до последнего вздоха хотел жить, не сдавался. После побега, когда многие узнали эту историю, спрашивали меня, как я выдержал в туалете, в экскрементах, среди этой вони, как прятался там четыре часа. А я провел эти четыре часа ради жизни, ради того, чтобы жить, каждая секунда была мне дорога. В этот момент я думал — пусть я буду голодать, жить плохо, но сейчас мне надо выдержать, чтобы жить дальше”, — говорит Грач.

Вернувшись в Армению, он три месяца лечился в больнице в Иджеване. За это время его жене один раз сообщили по телефону, что Грач находится при смерти.

“Получив эту весть, я сразу потеряла сознание. Я думала, что мой муж находится в одной из больниц Еревана, и наши родственники стали искать его по всем больницам и моргам Еревана. Но нигде не нашли тела моего мужа”, — рассказывает Алвард. “Шли дни, вестей не было, а соседи стали поговаривать, что Грач – предатель, он перешел к азербайджанцам и больше не вернется. Мои дети не ходили в школу, целыми днями плакали и стыдились, что их отца называют предателем. Наши родственники решили соорудить могилу для Грача, считая, что его убили. 18 июня, через месяц после его пленения, мы соорудили могилу для моего мужа, положили в гроб его одежду и обувь и похоронили на Ераблуре”.

Грач рассказывает, что находился без сознания в течение трех месяцев, пока проходил лечение. У него были переломы, были повреждены голосовые связки, он даже не мог разговаривать с родными, чтобы выйти с ними на связь. И только после выздоровления он смог вернуться домой в Ереван.

“Я видел много жестокости на поле боя, я терял близких друзей, спас жизнь раненому товарищу, вернул из плена армянина, спас жизнь азербайджанскому ребенку. Я не хочу войны, не дай Бог, она повторится. Тот, кто прошел войну, поймет, что это за бедствие”, — говорит Грач.

Сегодня он работает сторожем в одной из новостроек Еревана, а в свободное время занимается маленьким садом у дома. Грач живет в селе Азаташен с женой, сыном и внуками. Рассказывает, что после войны в основном занимался строительством.

“Есть такая поговорка – “ни жив, ни мертв”. Вот я часто чувствую себя таким… Правда, я живу, хожу, дышу, но не нахожу своего полноценного места в обществе. След войны остается до конца жизни. Я хочу мира”, — говорит Грач Абраамян.

Лилит Аракелян

Ваша оценка материала: 
Average: 3 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.