Без трудностей перевода. Чем хорош ереванский "Золотой абрикос"

16 июля, 2018 - 14:37

Под «крышей» международного кинофестиваля «Золотой абрикос» в Ереване сплавляются в единый монолит кинематографы разных стран. Здесь и Европа, и Латинская Америка, и бывшие советские республики, и фильмы из России. Последних – особенно много.

Июльский Ереван – плавильня не только по части температуры. Хотя именно о ней хочется говорить особо - +43 градуса, кажется, могут расплавить любые мозги, даже если они устраиваются под кондиционером. Кондиционеры то и дело выходят из строя, и мысли о прелестях русской зимы нет-нет да и посещают уставшую от жары голову.

Но это не главное в июльском Ереване. Здесь есть другая плавильня, и именно ради нее надо обязательно ехать в столицу Армении в этот самый пик летнего зноя. Под «крышей» международного кинофестиваля «Золотой абрикос» сплавляются в единый монолит кинематографы разных стран. Здесь и Европа, и Латинская Америка, и бывшие советские республики, и фильмы из России. Последних – особенно много. Армения традиционно чувствует крепкую связь с Россией, и даже трезвое осознание российских неблаговидностей на мировой арене с множеством летальных исходов не в силах помешать этому стойкому теплу. Здесь по-русски говорят почти все – за исключением тех, кто учился в школе без преподавания русского языка. Таких школ в Армении немало, но все равно меньше, чем школ, где учат русскому языку наравне с английским. Старшее поколение и вовсе говорит отлично, некоторые даже обижаются, когда, зайдя в магазин, начинаешь разговор с продавцом на английском. «Да что ж мы – по-русски не можем, что ли?!» - обиженно восклицает продавец. Приходится переходить на родной.

Нынешний «Золотой абрикос» - юбилейный, 15-й. Конечно, по сравнению с Венецией или даже Каннами – совсем молодой, но уверяю вас – проблемы, которые приходится преодолевать «Абрикосу», Каннам с Венецией не снились. В этом году все осложнилось из-за революции – смена режима привела к перенаправлению финансовых потоков, что изрядно потрепало нервы организаторам фестиваля. Но, как всегда, справились. «15 лет вдохновения, 15 лет единства, 15 лет смелости» - такими баннерами был завешан Ереван во время фестиваля. С вдохновением и смелостью у «Абрикоса» всегда было все в порядке, но вот единства всегда хотелось чуть больше. А то девиз фестиваля «Перекресток культур и цивилизаций» грозит повиснуть в воздухе пустыми словами.

Странная, тревожная ситуация сложилась в последнее время на постсоветском пространстве по части кино. Всякая медаль, как известно, имеет две стороны. Распад Советского Союза, обнадеживший республики и открывший им дорогу к свободному развитию, заодно, по ходу дела разорвал естественно возникшие за десятилетия связи. Сейчас для среднестатистического гражданина России армянское, грузинское, узбекское, молдавское или киргизское кино – даже не экзотика, а фантом. Его нет. Выросло уже целое поколение зрителей, не видевших ни одного фильма бывших союзных республик.

Но и это не все. Даже специалисты – работники киноиндустрии, критики – и те не слишком искушены по этой части. Просто потому, что смотреть негде. Есть фестиваль кино стран СНГ «Киношок», но не у всех есть возможность туда регулярно ездить, да и видишь там лишь малую часть. Приходится обходиться за счет личных связей – выпрашивать ссылки на фильмы, разыскивать всеми способами копии. Но тех, кому это жизненно необходимо и интересно, мало. Они-то как раз посмотрят, а вот не-специалистам, не говоря уж о самом рядовом зрителе, увидеть молдавский, армянский, киргизский фильм решительно невозможно.

Обо всем этом говорили прямо в первый день работы «Золотого абрикоса». Действительно больная тема: почему узбекское или казахское кино лучше знают за пределами СНГ, чем в его пределах? Про украинское, которое сейчас начало буквально расцветать на глазах и которое знают уже по всему миру, мы и не говорим. Тут все ясно – в России украинского кино не будет еще долго. Хотя…

Хотя давайте прямо тут на секунду отвлечемся и заметим, что украинский фильм «Вулкан» молодого режиссера Романа Бондарчука стал обладателем Гран-при фестиваля «Золотой абрикос». До этого фильм побывал на престижном кинофестивале в Карловых Варах, где вызвал долгие овации. Фильм рассказывает о переводчике при миссии ОБСЕ по имени Лукас, который сопровождает группу на юго-восток Украины, в Херсонскую область, где-то на границе с Крымом. В результате череды странных событий Лукас остается в степи без денег, без паспорта, без знакомых, без машины. Здесь свои законы – законы Дикого поля. Постепенно он словно растворяется в степи и начинает новую жизнь. И здесь начинается новая жизнь героя. Фильм возвращает к традициям украинского поэтического кино, сочетающего интимную красоту с эпическим масштабом. Фильм, кстати, снят на государственные деньги.

Возвращаясь к кино стран СНГ. В Ереване все дружно сошлись на том, что ситуация, при которой украинские, молдавские, казахские, киргизские кинематографисты снимают в копродукции с западными странами, продавая потом свое кино в зарубежные страны, а между государствами – коллегами по СНГ связи разорваны. Как их наладить? Как сделать, чтобы в Армении смотрели узбекское кино, в Казахстане – киргизское, в Молдавии – белорусское? Очевидно, надо создать общую платформу для представления проектов, для обмена специалистами, привлекать общественное мнение. Но с этим надо работать. Вот, скажем, актер и режиссер из Молдавии Игорь Кистол уверяет, что молавскому правительству кино не нужно совсем. Его фильм «Последний день мая», представленный в Ереване, снят практически без денег, тем более без государственных. В Молдавии всего 11 киноэкранов. 11! На всю страну… Не лучше ситуация в Казахстане, где царствует серьезная цензура, не позволяющая снимать кино без лакировки, зато без перерыва выпускающая фильмы про детство, отрочество и юность действующего президента. Государство почти не выделяет деньги на кино – ну кроме как на «президентское» кино, копродукция выезжает только за счет частных инвесторов.

В Киргизии, как рассказала продюсер Чолпон Идрисова, тоже грустная ситуация: тут вообще не снимают ничего, кроме кустарных боевиков и мелодрам. Их же и показывают. Люди, кажется, даже не знают о существовании авторского кино. Как, кстати, и в Узбекистане, который сейчас превратился в постсоветский Болливуд, штампуя в немыслимых количествах низкопробную квазикинопродукцию.

В самой Армении положение тоже не из радостных – правительство ежегодно снижает дотации на кинематограф, частных инвестиций немного, конкуренция в киноиндустрии неоправданно высокая.

Словом, это только на первый взгляд проблем у постсоветского кино не так уж много. Вроде как мало кино – мало проблем. Но творческие ресурсы в странах бывшего СССР огромны. Осталось их каким-то образом свести, переплести между собой, дать финансовый и организационный толчок. Для этого, помимо всего прочего, и существуют международные кинофестивали в бывших республиках – «Золотой абрикос» в Ереване, «Листопад» в Минске, «Молодость» в Киеве, «Евразия» в Астане, «Восток-Запад» в Баку.

В мире интерес к таким фестивалям – соединяющим международный дискурс с национальным, - повышается с каждым годом. В этом году президентом жюри был дважды оскароносный Асгар Фархади, который неизвестно каким образом нашел в своем графике время для «Абрикоса». Почетными гостями стали Даррен Ароноффски, который не вылезал со встреч со зрителями, и мегаклассик Ульрих Зайдль.

Осталось чуть-чуть напрячься, починить порванные нити – и новые поколения постсоветских людей опять узнают, что соседи могут снимать отличное кино.

Екатерина Барабаш, Ереван – Москва

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.