ДЖЕЙМС БОНД И УЧЕНЫЙ В ОДНОМ ЛИЦЕ

10 августа, 2018 - 20:50

К 120-летию со дня рождения Айка Овакимяна, автора агентурной операции «Энормоз», способствовавшей созданию ядерного оружия в СССР

Как ни странно, имя это человека вовсе не на слуху. Историки разведки справедливо говорят, что армяне внесли непропорционально большой, - по сравнению с  численностью народа, - вклад в советскую внешнюю разведку. И, пожалуй, наиболее ценный вклад в дело обороны СССР из всех советских разведчиков- армян внес именно Айк (в отличие от принятой ранее русской транскрипции «Гайк» мы   будем именно так, на наш взгляд, правильнее  транскрибировать это армянское имя – авт.) Овакимян.  Ведь он  непосредственно способствовал тому, чтобы американские ядерные секреты «уплыли» в СССР, где быстрыми темпами было создано собственное ядерное оружие.

Тем не менее, об Овакимяне знают меньше, чем, например о Геворке Варданяне или Гургене Агаяне. Возможно потому, что оба они, во-первых, были в разведке до конца, а скончались уже в постсоветское время, когда многие прошлые тайны уже перестали быть таковыми.

Овакимян же ушёл из жизни в 1967 году, в ранний период брежневского времени. А  изначально он был не разведчиком, а ученым, потом пришел в разведку, а уйдя из неё, вновь вернулся в науку, где и пребывал до конца своих дней.

Айк Бадалович Овакимян родился 11 августа 1898 году в селе Джагры Нахичеванского уезда Эриванской губернии Российской империи. С детства Айк видел ужасы погромов 1905-1906 г., организованных тюркской чернью. Семья вынуждена была бросить родные края.

Вероятно, именно этот опыт во многом повлиял на  то, что молодой человек, интересующийся иностранными языками, примкнул к большевикам, которые декларировали равноправие народов и интернационализм (правда, лишь на словах, ибо, что стало с родной Айку Нахичеванью при Советах, общеизвестно)

В 1922 г. Айка Овакимяна уволили из армянского ЧК за выступление против политики председателя армянской Чрезвычайной комиссии, кровавого палача  Атарбекяна, инициировавшего арест и высылку в концлагерь в Рязани офицеров армии Республики Армении. Будущего руководителя «Энормоза» обвинят в пособничестве «дашнакам» и исключат из партии. И он уехал учиться в Москву.

В 1923-1928гг. Айк Овакимян учился в МВТУ им. Баумана в Москве, затем (до 1931 г.) - в аспирантуре Московского химико-технологического института им. Дмитрия Менделеева. Защитил кандидатскую диссертацию по химии. Свободно владел шестью языками: армянским, русским, тюркским, немецким, английским и итальянским.

С 1931 г. был замечен органами и перешел на работу в научно-техническую разведку.

До 1933 г. работал в Берлине. С 1934 года находился в США, где работал в качестве инженера Амторга, - акционерном обществе по содействию российско-американской торговле

В США стал доктором химии; был заместителем резидента советской разведки в США (Нью-Йорк), а с 1938 года — начальником резидентуры. под кодовым псевдонимом «Геннадий». Впрочем, это был лишь один из оперативных псевдонимов руководителя резидентуры советской внешней разведки в Нью-Йорке Гайка Овакимяна.

Ведь кроме того, что он свободно знал несколько языков, Айк Овакимян был голубоглаз, светловолос и имел «арийскую» внешность, так что легко представлялся немцем, американцем и т. п.

В 1940 году «Геннадий» первым поставит Москву в известность о начале атомных разработок США. Советское руководство тогда еще не совсем адекватно отреагирует на эту шифровку, и только в конце 1941 года, после полученного второго подобного сообщения уже из Англии, Кремль станет уделять вопросу более серьезное внимание. В США Гайк Овакимян наладит эффективную и хорошо законспирированную агентурную сеть во многих научных организациях, в которых осуществлялись секретные изыскания по созданию бомбы.

Только за один год им было добыто свыше 31 тысячи технических документов, 1055 комплектов чертежей и 163 образца различных военно-технических новинок. В 1938 году в его распоряжение поступят документальные материалы по математике, физике, химии атомного ядра и бактериологии. Именно на базе переданных им сведений  в Советском Союзе и начнется создание принципиально новых НИИ, конструкторских бюро и строго засекреченных экспериментальных заводов.

Основное направление работы - сбор данных о сверхсекретных разработках по созданию атомной бомбы. Информация поступала из первых рук, включая Клауса Фукса, завербованных в  1938 Юлиуса и Этель Розенберг, которые благодаря своим родственникам выкрали и передали Советам секреты создания и производства американской атомной бомбы (были казнены в 1953 г.).

Самым важным агентом, завербованным Овакимяном Овакимяна стал  заместитель министра финансов США Гарри Декстер Уайт (в конце 1940-х разоблаченный ЦРУ).

5 мая 1941 года, в ожидании встречи с сотрудником концерна «Кэллог компани» доктором Куком, агентом «Октан», Овакимян арестован ФБР по обвинению в шпионаже. Впрочем, уже на третий день будет выпущен из тюрьмы под залог в размере 25 тысяч долларов.

Советское консульство заявило протест - как сотрудник Амторга Овакимян пользовался иммунитетом от уголовного преследования. Однако в федеральном суде США ему было предъявлено обвинение в шпионаже. Был освобожден 23 июля 1941 г. в результате сделки: Овакимяна обменяли на шестерых американцев (в действительности возвращены были только трое граждан США), арестованных на занятой частями Красной Армии территории Польши.

По возвращению в СССР Овакимяна назначают заместителем начальника внешней разведки, (позже - Первое Главное управлении КГБ СССР) а в 1943—1947 гг. -руководителем атомного проекта ENORMOS (обеспечение советских учёных атомными секретами США).

В 1947 г. будучи в звании генерал-майора, Овакимян был уволен из органов безопасности, как говорят, из-за нерасположения к нему Берии.

И вот тогда Овакимян вновь переключился на науку: стал работать в  области создания химического оружия. В 1949-1951 гг. он работал директором Государственного института азотной промышленности СССР (ГИАП), а в 1951-1967 гг. - заведующим лабораторией того же института.

Хотя Берия и уволил Овакимяна, но после его расстрела Айку Бадаловичу припомнили его высокое назначение при том же Берия в начале 1940-х. В 1954 году решением ЦК КПСС он был лишен воинского звания генерал-майора. Якобы «за нарушение социалистической законности».

До конца своих дней Овакимян так и проработал в научном институте.

Умер Айк Овакимян в Москве, в 1967 году, похоронен на Армянском кладбище (участок № 6). Здесь же похоронены его жена, Абовян Вера Амбарцумовна, и единственная дочь, Овакимян Эгине Гайковна.

Такая вот уникальная судьба: профессионал-разведчик высочайшего класса и классный ученый-химик. Так сказать, Джеймс Бонд и Менделеев в одном флаконе.

Александр АНДРЕАСЯН

Ваша оценка материала: 
Average: 5 (1 vote)

Комментарии

Друзья, пожалуйста, помогите ребенку! Не проходите мимо!
Когда Эмир родился, он не заплакал и даже не задышал. Врачи допустили ошибку в принятии родов. Малыша перевели в палату интенсивной терапии в роддоме. На 3 сутки перевезли в реанимацию при 1 детской городской больнице Казани. Там родителям сказали, что ребенок очень тяжелый и даже при хорошем уходе проживет самое большее до двух лет, что лучше будет от него отказаться. Мальчику уже 7 лет, он живет и счастлив рядом с мамой и папой. Наблюдается, пусть и небольшая, положительная динамика. Родители Эмирчика стараются, как могут, сделать все, чтобы облегчить его страдания. После очередной сложнейшей операции ребенку требуется дорогостоящая реабилитация, но у родителей, к сожалению, нет таких денег, и они вынуждены обратиться за помощью к добрым людям. Пожалуйста, не проходите мимо чужой беды!

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.