Александр Рар: Понимание невозможности расширения Евросоюза на Восток придает внешней политике Еревана безальтернативность

13 августа, 2018 - 22:25

Научный директор Германо-российского форума, немецкий политолог Александр Рар в интервью АрмИнфо комментирует последние импульсы в российско-американских отношениях. Рассуждает о перспективах торговых споров между США и Евросоюзом, перспективах ВТО. Делится собственным видением дальнейшего развития системы международных отношений на базе региональных альянсов. Представляет точку зрения относительно европейских перспектив Армении после смены власти в республике.

Как мы видим из “тайного” письма начальника Генштаба ВС России Валерия Герасимова американскому коллеге Джозефу Данфорду с предложением сотрудничества “в восстановлении Сирии”, переговоры между Вашингтоном и Москвой не прекращаются. Представляется, что США в этих переговорах уже сделали России всеобъемлющее предложение. Какие геополитические функции, на Ваш взгляд, сегодня могут предложить России в Вашингтоне?

Главным образом Дональд Трамп и Владимир Путин в Хельсинки действительно договорились о начале гуманитарного сотрудничества в Сирии. И сейчас Москва стремится подключить к данному процессу и Европейский Союз. В первую очередь европейские страны заинтересованы в прекращении бесконтрольной миграции со всего региона и в первую очередь из Сирии. Конечно же, нужны средства, специалисты для восстановления сирийских городов, после того как там закончится война. На мой взгляд, именно обо всем этом и пытались договориться президенты США и России. Мне кажется, другого выхода, альтернативы совместному сотрудничеству в Сирии просто нет. Нельзя допускать ситуацию, когда на разваливающемся Ближнем Востоке: Сирии, Ираке, Ливии, Афганистане, крупные державы лишь конкурируют между собой, пытаясь ослабить позиции мнимого соперника. Восстановить грейд Ближнего Востока можно только сообща. То о чем Трамп и Путин договорились в Хельсинки и то, как США и Россия могут сотрудничать в этом вопросе, конечно, покажет время. Однако, как мне кажется, самое главное, что сегодня Вашингтон может предложить Москве или пойти навстречу ее предложениям – это согласие на президентство Башара Асада до проведения следующих демократических выборов в Сирии. Иными словами отказаться от смены режима в Сирии, его замены какими-то полу-террористическими группировками, сирийской оппозицией.

Каким Вам представляется общеевропейское видение геополитических функций, места, роли России в современном мире, с учетом глобального противостояния между США и Китаем. Или же с учетом центробежных настроений и особенно Brexit, подобного общего видения не существует?

Конечно, место России в современном мире Европой и самой Россией пока что видится по-разному. В России считают, что страна уже вновь вошла в первую лигу мировой политики. Европейский Союз признает такие притязания, конечно же, в значительно меньшей степени. Евросоюз, в меньшей степени США при Трампе, в геополитике руководствуются совершенно иными ценностями, считая, что мировой порядок, прежде всего, должен быть либеральным порядком. И если Россия не исповедует западную, демократическую либеральную модель, ей нет места ни в “Большой семерке”, ни в первой лиге мировой политики и вообще никакое партнерство с ней невозможно. Однако, как мне кажется, времена сейчас резко меняются, Запад постепенно слабеет в демографическом, политическом плане. Никто уже не верит в создание объединенной Европы, этаких Соединенных штатов Европы и потому сейчас на глобальной повестке дня стоит вопрос создания региональных экономических центров. Думаю, что Европа обязательно будет актором на мировой арене, США, конечно же, будут оставаться гегемоном в своем регионе. И, как мне кажется, Россия и Китай в будущем будут пытаться создать свой альянс, стратегическое партнерство, может быть, союз в Евразийском пространстве. И вот эти разные центры в разных полюсах планеты будут между собой конкурировать в будущем.  

Интересы Евросоюза в целом и отдельных европейских стран, в частности, зачастую противоречат интересам заокеанских и других партнеров по НАТО. Насколько обоснованными, в этом свете, представляются Вам требования США по увеличению финансирования НАТО странами ЕС?

В США понимают, что ЕС уже давно не пуп земли. Тем не менее, я не думаю, что помимо этих финансовых требований США будут представлять ЕС другие требования. США будут продолжать вести себя в качестве гегемона, проецируя собственные интересы на другие регионы планеты: Азию и Латинскую Америку. Меж тем как Евросоюз будет заниматься исключительно собственными делами. Я не думаю, что у ЕС хватит возможностей играть существенную роль вне европейского континента. Поэтому сегодня США предлагают Евросоюзу продолжать быть их младшим партнером, пользоваться американским зонтиком защиты от возможных агрессий со стороны потенциальных противников. И за это требует от своих союзников по НАТО повышения взносов в общую военную казну. США уже не хотят за все платить из собственного кармана, в то время как ЕС использует сэкономленные от обороны средства для усиления экономик своих стран. Правительство США, американская элита видят тут несправедливость и потому сегодня ставят европейцев на место.      

25 июля по итогам переговоров с президентом США Трампом глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер сообщил об обоюдном отказе США и ЕС от введения новых пошлин на время проведения переговоров по разрешению торговых споров. США ввели повышенные пошлины на импорт из третьих стран стальной и алюминиевой продукции, на что ЕС ответил ставками в 25% на импорт целого ряда американских товаров. Создается впечатление, что ЕС стремится к серьезным переговорам с США. Каким представляется их будущее Вам, останутся ли в силе уже введенные пошлины и не дезавуируют ли подобные нововведения в торгово-экономических отношениях функции и саму роль ВТО?

Я не исключаю, что в условиях сегодняшних международных отношений ВТО сейчас существует лишь на бумаге. В свое время ВТО была конфетой с очень красивой оберткой, которую показывали странам-кандидатам, которым предстояло влиться в общую глобальную экономику. Экономику, в которой все играли по единым правилам, выстроенным Западом в течение последних десятилетий. Однако, после того как большая часть стран мира стала членом ВТО, развитие этой организации затормозилось. В условиях близкого конца идеи о всеобщей, глобальной экономике, эта организация, на мой взгляд, сегодня никому не нужна. Конечно, ничего страшного в этом нет, просто мировая экономика теперь будет развиваться по региональным направлениям. США и Латинская Америка в одном, Европа в другом, Россия, Китай и Азия в третьем, Африка в четвертом. Соответственно, уже сегодня есть нужда в новых правилах, регламентирующих деятельность этих новых союзов. Что касается первой части вашего вопроса, то, как мне кажется, ЕС действительно идет на новые договоренности с США. Поскольку нынешние европейские элиты даже представить себе жизнь без США не в состоянии. США и ЕС прочно связаны экономическими, военными, политическими, цивилизационно-духовными путами, это надо понимать. Поэтому, как мне кажется, после первых протестов в Евросоюзе в адрес жесткого экономического курса Трампа, заявившего о возможном отказе США от свободной экономической зоны с ЕС если Брюссель будет стоять на своем, президент США хочет определять правила игры сам. Более сильные США будут успешно давить на ЕС с целью добиться от европейских партнеров следовать американским предложениям и соответственно интересам. И деваться Европе от США некуда, так как альтернатива – построение континентальной Европы от Лиссабона до Владивостока, в частности, сотрудничество с Россией и Китаем прямо противоречит системе европейского либерализма. Поэтому, к сожалению, скорее мы сегодня видим отчуждение Евросоюза от Китая, Индии, России, Турции и Ирана. Хотя, в случае если торговые споры между США и ЕС все-таки зайдут за недопустимо красные линии ситуация может очень резко измениться и между Вашингтоном и Брюсселем действительно развернется серьезная торговая война, способная перемешать все карты.  

Весной 2018-го Армения сделала очередной, на сей раз не декларативный, а вполне реальный шаг в направлении приобщения к системе общеевропейских ценностей. И, судя по последним шагам временного правительства республики, последовательно идет в направлении демократии. Изменилось ли отношение к Армении после "Бархатной революции", на Ваш взгляд? 

На мой взгляд, говорить о приобщении Армении к общеевропейским ценностям пока что рано. Для начала нам нужно понять в какую сторону Армения желает ориентироваться. На протяжении последних 30 лет возможности сделать выбор в пользу Европы у Армении были неоднократно. Однако, оставаясь в союзе с Россией, и с Евразией, Ереван на это не шел. Как мне кажется, все эти годы подобный выбор больше соответствовал интересам Армении. Сегодня Армения, как и Молдавия, теоретически Украина и Беларусь – страны, имеющие естественное право как политически, так и экономически ориентироваться и на Евросоюз, и на Россию. В то же самое время, горькие уроки последних лет, геополитический конфликт между Украиной и Россией новое армянское руководство прекрасно видит и понимает. В этом свете, Армения отнюдь не стоит перед выбором между Востоком и Западом, выбором геополитической ориентации. На мой взгляд, Ереван будет пытаться вести политику в двух векторах, посредством участия в интеграционных проектах и на Востоке, и на Западе. В целом, сравнивать Армению с Молдовой и Украиной затруднительно. Многое зависит от скорости продвижения Армении в Европу, многое зависит от Турции, которая во многих смыслах стоит на пути Армении в Европу. В этом свете, на мой взгляд, резко менять нынешний внешнеполитический вектор Армения не будет. Тем более, что в Ереване прекрасно понимают, что расширяться дальше на восток Евросоюз не будет. В существующих условиях, дезинтегрирующийся, довольно слабый ЕС в лучшем случае может расшириться за счет Сербии, Албании, всего Балканского полуострова через 15-20 лет.

В позиции Москвы в отношении нового правительства Армении заметна определенная настороженность и выжидательность. И это несмотря на неоднократно выраженную новым премьером Пашиняном готовность не только сохранять, но и развивать существующий уровень отношений, как с Россией, так и в рамках ЕАЭС и ОДКБ. Чем, на Ваш взгляд, может быть обусловлена подобная позиция, учитывая, что никаких сдвигов во внешнеполитической ориентации Еревана “Бархатная революция” не привнесла?

Россия нервничает, что на фоне непрекращающихся попыток отдельных стран Евросоюза вести специфическую восточную политику – “Восточного партнерства” выглядит вполне естественно. Правда, деньги, выделенные на большие проекты “ВП”, заканчиваются, однако намерения определенных стран по созданию вокруг России буферных стран: Украины, Грузии, Молдовы и Армении никуда не делись. И Москва, конечно, такими тенденциями насторожена, особенно учитывая имеющийся горький опыт. Десятилетие войны 08,08,08 – лучшее тому подтверждение. Это был серьезный геополитический конфликт, впоследствии продолжившийся в Украине. И все это на базе двух конкурирующих политик. Стремления России консолидировать постсоветское пространство на базе Евразийского союза и попыток Евросоюза и всего Запада в целом, США также в этом участвуют, провентилировать возможности “Восточного партнерства”. Возможностей по выводу стран-участниц из российской орбиты и сделать их ассоциированными членами ЕС, НАТО и Запада в целом. Этот конфликт интересов никуда не делся, соответственно, Москва будет по-прежнему пристально наблюдать за событиями в Армении и на Кавказе.

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.