Младотурки на деле доказали, что никаким обещаниям турецких правителей верить нельзя

21 февраля, 2014 - 13:48

В 1995 году Национальная академия наук Армении  издала сборник документов «Материалы МИД Кайзеровской Германии 1913-1918». Публикуемые документы явственно показывают, как роль Кайзеровской Германии в Геноциде армян и втягивании Турции в войну, так и опровергают измышления турецких историков о том, что из  «мировых архивов на свет божий выносятся документы враждебных Турции государств в ходе Первой мировой войны». Однако именно Кайзеровская Германия была союзником Турции, при преступном попустительстве которой и был совершен первый геноцид ХХ века. 31 мая 1915 года посол Германии в Османской империи барон фон Вангенгейм писал: «... Энвер-паша  намеревается с целью воспрепятствования армянскому шпионажу и предотвращения новых массовых волнений армян, используя военное положение, закрыть большинство армянских школ, газет, запретить почтовую корреспонденцию и переселить  в Месопотамию все не совсем безупречные семьи. Он настоятельно просит, чтобы мы ему при этом не мешали. Разумеется, турецкие меры  вновь повлекут за собой во всем враждебном нам мире большое возмущение, а также будут использованы против нас... Конечно,  меры несут с собой суровость по отношению к армянскому населению. Однако я придерживаюсь того мнения, что эти меры мы, пожалуй, должны смягчить по форме, но не препятствовать им в принципе».  

Авторами Геноцида были младотурки, но их приказы и распоряжения, наряду с армией, жандармерией и полицией, выполняли и простые турки, движимые жаждой наживы. Генрих Фирбюхер, который был переводчиком у генерала Лемана фон Зандерса в 1915-1918гг. писал о турках: «Турецкий народ – некультурный народ в широком смысле этого слова. Его язык находится на уровне негритянского идома, зато это бесподобный язык для рекрутской муштры. О литературе не может быть и речи: то, что сделано в этой области, частично является сомнительным копированием из большого клада персидской и арабской литератур… Турок никогда не имел своей архитектуры. Он просто разрушал то, что осталось от былых времен. Величественные постройки относятся к дотурецким временам или возведены христианскими архитекторами, служившими у султана.  Наука на турецкой земле не имеет места. Зато Турция мастер вести войны, войны и опять войны. По числу войн она завоевала пальму первенства на земле. Эфенди активно действует там, где на чашу весов ставились кулак, страх, жажда разрушения…». Великолепная характеристика, турецкого образа мышления, не утратившая актуальности по сей день.

Начало

Османская империя, построенная на костях и крови покоренных народов, плавно трансформировалась в Турцию Мустафы Кемаля Ататюрка, который создал государство на крови армян. Нынешнее турецкое правительство прекрасно знает свою историю, но предпочитает отвечать на требование мирового сообщества признать Геноцид армян шантажом и угрозами.

Первую резню совершил султан Абдул Гамид II, вырезавший 300 тысяч армян. Младотурки пошли дальше и этому имелись причины, как внутренние, так и внешние. Когда в Турции началось  антисултанское, младотурецкое  движение за установление «демократических порядков», партия Дашнакцутюн заключила союз с младотурками в надежде обрести в новой Турции спасение армян. Просчет был слишком жестоким. Правда в 1911 году партия порвала с младотурецким правительством, но было уже поздно – уже была резня в Адане в 1909 году, армянам отказали предоставить места в парламенте. Армян не спасло даже то, что когда в 1909 году охранники Абдул Гамида  преследовали младотурецких лидеров, последние прятали их: Талаата – в армянском клубе, а Халил-бея – в доме писателя Григора Зограба… И вновь Фирбюхер: «…У младотурецких лидеров были свои расчеты, и они взялись за дело: в 1915 году  они хладнокровно убили своих армянских друзей, которые в 1909 году спасли им жизнь. Тем самым младотурки на деле доказали, что никаким обещаниям турецких правителей верить нельзя, если они не подкреплены реальными гарантиями. Проверенный историческим опытом этот тезис и сейчас сохраняет свою силу. Начиная со средних веков игнорирование этого тезиса, дорого обошлось цивилизованной Европе».

Архивы

Приведем несколько документов из немецких архивов. «Турецкое правительство, правильно осознав угрозу, исходящую из любого  метода реформ, сыграло на опережение и решилось на радикальные реформы во всей империи. Оно приняло решение, как явствует из приложенной копии циркулярной телеграммы турецким послам, также приложенных дополнительных статей к новому закону о вилайетах, а также приложенных инструкций о полномочиях и компетенции Генеральных инспекторов, разделить всю Турцию на шесть генеральных инспекций и в важнейших из них, в частности восточных, назначить иностранных Генеральных инспекторов и передать в их ведение иностранных или турецких специалистов по делам жандармерии, юстиции, общественных работ и сельского хозяйства. Иностранными представителями должны быть укомплектованы также исполнительный совет и институт инспекторов, а ведущие департаменты — также иностранными чиновниками.

Эта новая программа проведения реформ во всей Турции превосходит проект армянских реформ от 20 октября 1895 г., поскольку реформы распространяются, как замечено, на всю Турцию и предусматривается участие европейских сил не только на совещательном, но и руководящих постах. В то же время, декрет 1895 г. шел дальше, поскольку он должен был создать в соответствии со ст. 32 постоянную комиссию по реформам, заседающую в Порте и состоящую наполовину из мусульманских, наполовину из немусульманских членов; комиссия должна была контролировать проведение реформ. К тому же декрет предписывал в ст. 1-3 зачисление на работу немусульманских служащих на определенные должности.

Для решения вопроса о том, какой позиции мы должны придерживаться в создавшейся ситуации, нужно исходить из того, что мы полны решимости по возможности надолго задержать распад Турции. Поэтому не подлежит никакому сомнению то, что русский проект для нас неприемлем, и мы должны иметь в виду лишь то, как найти такую форму его отклонения, чтобы по возможности не обидеть русских. Быть может, мы могли бы с этой целью указать на то, что вследствие самого последнего, последовавшего после опубликования мандельштаммовского проекта, этапа реформ Порты в этот вопрос внесен новый элемент и поэтому при этих обстоятельствах Турции должно быть предоставлено время для осуществления предусмотренной и уже начатой ею кампании реформ и что мы лишь при каком-то сбое в процессе этих реформ высказали бы свои соображения относительно последующих предложений по реформам.

Чтобы по возможности избежать создания таких условий, мы должны настоятельно посоветовать Порте проводить свои реформы как можно решительно и бесповоротно. В верхах уже дали понять, что их осуществление отстает в некоторых пунктах от плана реформ 1895 г. Поэтому мы должны настоятельно рекомендовать Порте дополнить нынешний проект в этом направлении и учесть те части программы реформ от 1895 г., которые не потеряли со временем своего значения в результате дальнейшего развития турецкого законодательства. Мы можем, на мой взгляд, легче решиться на эти действия, тем более что имеем в качестве единомышленника Англию, которая после другого постановления Вашего превосходительства хотела бы руководствоваться решением послов от 1895 г.

Как немецкие, так и турецкие интересы требуют, на мой взгляд, того, чтобы начала действовать уже вышеупомянутая, предусмотренная лишь в декрете от 1895 г., постоянная контрольная комиссия.

Мы, на мой взгляд, крайне заинтересованы в том, чтобы не допустить, чтобы Россия после провала своего проекта реформ, касающегося положения армянского народа, не разыгрывала бы из себя державу, которая усердно старалась, пусть даже неудачно из-за интриг других держав, спасти [армян] от турецкого ига; разочарование армян, которых вначале завлекали приманкой, а затем, когда они хотели схватить, убрали ее, существенно помогло бы России сыграть эту заученную роль. Поэтому мы поступим правильно, если предложим для армянских провинций (не только для шести отмеченных изначально вилайетов, но и для приграничных частей Аданы, Ангоры, Алеппо и Мосула) административное устройство, которое, не угрожая серьезно владениям Турции, тем не менее покажет армянам, что они пользуются нашей весьма особой заинтересованностью. Смею просить, после получения этого отчета, как можно быстрее уведомить меня по телеграфу, соответствуют ли выше намеченные директивы намерениям Вашего превосходительства».

Автором проекта реформ в Турецкой Армении был Андрей Мандельштам, дипломат и писатель. По окончании курса в Петербургском университете по юридическому и восточному факультетам поступил на службу в министерстве иностранных дел. В 1898 г. Мандельштам был назначен драгоманом в Константинополе. В 1900 г. получил степень доктора международного права за работу: "Гаагские конференции и кодификации международного частного права". В 1903 г. управлял консульствами в Ускюбе и Монастире. В 1907 г. был секретарем второй Гаагской мирной конференции. В 1913 г. Мандельштам был делегатом русского посольства в международной комиссии о реформах в турецкой Армении; проект реформ был им составлен.

Депеша  № 110 - донесение посла Германии в России Пуртале рейхсканцлеру Бетман-Гольвегу о позиции России в Армянском вопросе, 3 июля 1913 г.

«Когда вчера, согласно предписанию, я указал господину Сазонову на сомнительные стороны русского проекта реформ для армянских вилайетов, министр высказал мнение, что программа 1895 г. ввиду последующего развития событий больше не является достаточной. В своей циркулярной ноте о необходимости реформ в Армении он уже указал, что предлагаемые реформы, хотя и исходят из программы 1895 г., должны, однако быть привязаны к нынешним обстоятельствам. В качестве обязательного условия господин Сазонов подчеркнул необходимость назначения христианского, по возможности нетурецкого, генерал-губернатора. С большим сомнением он отнесся к рассмотрению турецких предложений, так как Турция не намерена всерьез проводить в Армении реформы. По его словам, ни в коем случае нельзя принимать половинчатые меры, следует помнить о печальном опыте в Македонии и приложить все усилия к тому, чтобы реформы оказались эффективными. Министр пытался опровергнуть мои возражения, в частности довод о том, что и другие области Турции стали бы требовать для себя уступок, предоставленных армянам, и что это привело бы к началу раздела Турции. При этом он самым торжественным образом заверил, что весьма далек от мысли стремиться к разделу владений Турции в Малой Азии. Наоборот, для предотвращения подобного раздела он желает создать спокойные и нормальные условия в Армении. Это предусмотрено в русской программе, однако он охотно готов обсудить ее детали».

Депеша № 112  - из сообщения посла Германии в Оттоманской империи Вангенгейма статс-секретарю Ягову о возможных последствиях провала русского проекта реформ, 22 июля 1913 г.

Что касается армян, то мы окажемся в скором времени перед вопросом: что произойдет, если проект Мандельштама провалится,  и если Россия будет продолжать настаивать. Паллавичини и я того мнения (Гаррони наверняка последует за нами), что тогда с нашей стороны должно быть что-то предпринято, чтобы не было никакой резни и чтобы мы не несли ответственность перед армянами за провал реформ. Считаете ли Вы своевременным, чтобы в таком случае Тройственный Cоюз взял бы дело в свои руки, побудил Порту проводить реформы, с тем, чтобы Турции была оказана необходимая поддержка иностранных инструкторов. Англия, пожалуй, могла бы присоединиться к этой инициативе, хотя она, оставаясь до сих пор верной союзу, выступила в поддержку проекта Мандельштама. Перспектива того, что Тройственный Cоюз мог бы предоставить реформаторов, возможно, побудит Антанту встать на платформу турецкого проекта.

И ответ статс-секретаря  МИД Германии Ягова  28 июля 1913 г.

«Об армянских реформах, отсюда, естественно, судить очень трудно. Что касается «Генерального инспектора или Генерал-губернатора», то создание такого органа власти (пока речь идет только об Армении), естественно, имеет более чем сомнительную ценность, так как особое положение Армении, ее в известной мере отделение от целого, выделялось бы вследствие этого более остро. Однако если хотят с помощью армянских реформ найти схему и для других частей азиатской части Турции, то я все же задаю себе вопрос, не может ли такая схема отвечать в будущем и нашим интересам. Если дело дойдет до ликвидации Турецкой империи, будь это в результате внутреннего распада или под влиянием внешней силы, то, конечно же, для нас было бы важно найти в регионах, в которых мы заинтересованы, структуры, под властью которых эти области могли бы продолжать существовать без центральной власти Константинополя. Мы едва ли были бы в состоянии просто аннексировать большие области и наводнять их прусскими ландратами и прочими административными органами. Если теперь в отдельных частях Турции образуются органы власти, которые в известной мере функционируют как вице-короли или генерал-губернаторы, то во всяком случае было бы легче учредить протекторат, под которым могли бы дальше существовать эти тетрархи. Это — идея, которую я предлагаю обдумать.

Когда Абдул Гамид пал и Турция вообразила, что сможет стать либеральным, парламентарным государством, я предсказал (тогда мне мало кто верил), что это означает гибель европейской части Турции. Ход событий подтвердил мою правоту. Если младотурки долго будут действовать, таким образом, они ускорят гибель азиатской части Турции».

Телеграмма посла России в Турции м. Гирса министру иностранных дел с. Сазонову № 128  4/17 сентября 1913 г. об армянских реформах.

«Германский Посол спросил меня, встречаю ли я препятствия к тому, чтобы Порта, уже обратившаяся, но безуспешно, к некоторым Державам в отдельности с просьбой рекомендовать армянских генерал-инспекторов, возобновила эту просьбу всем Державам в их коллективности специально для двух секторов, населенных армянами. Я ответил ему, как личное мое мнение, что такое обращение Порты носило бы совсем случайный характер и не давало бы никаких гарантий для будущего, тем более что во всякое время Порта могла бы уволить генерал-инспекторов, указанных Великими Державами, или же сами инспектора могли бы под тем или другим предлогом подать в отставку. Вопрос мог бы принять более серьезный и приемлемый характер, если бы Турецкое правительство в предположенном обращении высказало принципиальное согласие и впредь обращаться к Великим Державам, в их совокупности с просьбой рекомендовать лиц для занятия генерал-инспекторских должностей в армянских секторах. В их коллективном ответе Державы могли бы принять к сведению принципиальное заявление Порты и поставить некоторые условия, определяющие компетентность и предстоящую деятельность этих лиц. Лично германский Посол присоединился к моему мнению, но заявил, что ему нужно запросить Берлин. Полагаю, что такая оговорка вызвана более желанием предварительно обсудить мое заявление».

Свидетельства

Немецкий консул в Эрзеруме Шойбнер-Рихтер, 5 августа 1915 года: «То, что это истребление возможно, что десятки тысяч армян, как это здесь случилось, без сопротивления  позволили учинить над собой небольшому числу курдов и партизан кровавую расправу, пожалуй, также является доказательством того, сколь недостаточно боевито и революционно проявляет себя этот народ. Армяне… в своем большинстве, однако, насколько я их изучил, не являются активными революционерами. Если бы они были таковыми и имели бы оружие, вероятно, имея численное превосходство и в любом случае находясь под угрозой смерти, они бы силой противились бы выселению. Однако обычно повсюду выселение протекало без всяких инцидентов, и затем, позднее, с покорностью божьей воле они позволили себя резать».

Горькая характеристика, но до чего же она точна! На сохранившихся фотографиях караванов смерти отчетливо видно, что массу людей сопровождает несколько жандармов, разоружить которых и убить явно не составляло труда. Увы… Депортация и истребление  армян, как по охвату территории, так и по методам исполнения вряд ли имели до этого аналоги в мировой истории: женщин, детей, стариков умерщвляли огнем и мечом, топили в реках, расстреливали группами: тысячи депортированных погибали на дорогах и в лагерях от эпидемий.

Армин Вегнер (1886-1978) немецкий писатель, офицер турецкой армии, очевидец Геноцида армян, сделавший  сотни фотографий. Он пытался представить трагическую реальность немецкой общественности. Вегнер также обратился к президенту США Вудро Вильсону с просьбой помочь армянскому населению.

«Армяне стали жертвой этой войны, когда весной 1915 года турецкое правительство предприняло осуществление чудовищного плана уничтожения двух миллионов армян, никто не препятствовал турецким мракобесам привести в исполнение страшные истязания, которые можно сравнить только с действиями сумасшедшего преступника. ...Они (армяне) умирали всеми земными смертями, смертями всех времен...» (1915 год)

«Несчастье армянского народа — небывалое событие в этой войне, да и, пожалуй, во всей истории человечества. Совершенное здесь преступление было настолько чудовищным, что эхо его, потрясшее даже во время войны, проникло во все страны мира, но только не в сердце Германии. Даже когда после перемирия свидетели этих невиданных событий пытались призвать к совести последней, она, все еще ослепленная и оглушенная собственной болью, оставалась глухой к этим ужасам, соучастником которых, пусть даже невинным, она бессознательно стала.

Я никоим образом не являюсь судьей  турецкого народа. Турецкая нация в целом не может нести ответственность за истребление армян. Она не только не хотела этих ужасов, а многие ее представители в высшей степени не одобряли их. Об этом свидетельствуют официальные документы германских консулов, в которых немало доказательств того, что турецкие чиновники отказывались выполнить приказы своего правительства, ужасные последствия которых они себе ясно представляли. Но они являются друзьями армянского народа на том же основании, на каком они являются друзьями турецкого народа, насущные потребности и душевное богатство которого они чувствуют не меньше; и они перестали бы быть друзьями армянского народа с того момента, когда сочли бы себя вправе совершать подобные ужасы, какие совершал Талаат.  То, что их сочувствие к армянскому народу в данный момент сильнее, объясняется только тем, что несправедливость, которую перенес этот народ в войне, была больше. Да, эта несправедливость была такой безмерной, что я могу без колебаний утверждать, что если это правда, что страдание освящает человека, то армянский народ, даже если бы он не обладал упорным прилежанием, глубокой одаренностью и культурой, которые выделяют его, если бы даже у него был тот подлый характер, в котором обвиняют его враги, и пусть бы даже он совершил более низкие поступки, чем те, которые ему приписывают, — я заявляю, что даже тогда этот народ был бы освящен на все времена — под несокрушимой силой той бесконечной боли, которую он перенес!» (1921 год).

И еще один защитник армян – пастор Иоганнес Лепсиус, немец, которого блестяще описал в своем романе «40 дней Муса-Дага» Франц Верфель.

«Хоть я, как непосвященный чужестранец, и не могу проникнуть в глубинный смысл ваших старинных обычаев, я - чувствую все же ваше высокое благочестие... Тем ужаснее кажется мне наряду с этим благочестием и набожностью все, что творится и что дозволено творить на вашей родине...

Молодой шейх (взглядом испросив у отца разрешение говорить). Мы знаем, что ты уже много лет — деятельный друг эрмени миллет...

Иоганнес Лепсиус. Я больше, чем друг. Я посвятил всю свою жизнь, отдал все силы эрмени миллет.

Молодой шейх. И собираешься обвинить нас в происшедшем?

Иоганнес Лепсиус. Я чужестранец. А чужестранец нигде и никогда не вправе выступать с обвинениями. Я здесь только для того, чтобы жаловаться на содеянное и просить совета и помощи.

Молодой шейх (с подчеркнутой настойчивостью, ее не может смягчить торжественность его речи). И все же ты возлагаешь на всех нас, османов, вину за то, что творится.

Иоганнес Лепсиус. Народ состоит из многих частей. Из правительства, из органов правления, из классов, которые поддерживают правительство, и из оппозиции.

Молодой шейх. На какую же часть народа возлагаешь ты ответственность?

Иоганнес Лепсиус. За двадцать лет я изучил условия вашей жизни. И обстановку внутри страны. Я вел переговоры с лидерами вашего правительства. И должен сказать — бог в том мне порукой — что они одни виновны в гибели ни в чем не повинного народа.

Тюрбедар (поднимает свое изможденное лицо фанатика с незнающими пощады глазами. Его голос и он сам тотчас покоряют окружающих). Но на ком же лежит вина за правительство?

Иоганнес Лепсиус. Я не понимаю вопроса.

Тюрбедар. Тогда я задам тебе другой вопрос. Всегда ли жили турки и армяне во вражде? Или какое-то время оба народа жили бок о бок мирно? Ты знаком с условиями нашего существования, стало быть, знаешь и наше прошлое.

Иоганнес Лепсиус. Насколько мне известно, массовые погромы начались в прошлом веке, после Берлинского конгресса...

Тюрбедар. Вот ты и ответил на мой первый вопрос. На том конгрессе вы, европейцы, вмешались во внутренние дела Оттоманской империи, потребовали реформ и хотели за сходную цену купить у нас Аллаха и религию. А вашими маклерами в этой сделке были армяне.

Иоганнес Лепсиус. Разве время и сама жизнь не требовали этих реформ настоятельней, чем Европа? И само собой разумеется, что армяне, как более слабый, но более деятельный народ, мечтали о реформах.

Тюрбедар (вспылил, всю комнату заполняет своим праведным гневом). Ну, а мы не желаем ваших реформ, вашего прогресса, вашего участия в наших делах! Мы хотим жить в согласии с богом и развивать в себе те силы, что от бога».

Цитаты даются по книге Армянский вопрос и Геноцид армян в Турции (1913-1919). Материалы Политархива МИД Кайзеровской Германии, Ереван, «Гитутюн», 1995г.

Армин Вегнер. Судебный процесс Талаата-паши. Стенографический отчет о судебном процессе с предисловием Армина Т. Вегнера и приложением. Немецкое издательство “Политика и история”. Берлин, 1921г. — Издательство “ФЕНИКС”. Москва, 1992г.

Франц Верфель: 40 дней Муса-Дага

Карине Тер-Саакян

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.