О праве Арцаха на самоопределение и территориальной целостности Азербайджана

24 сентября, 2018 - 15:43

Актуальным и обсуждаемым аспектом азербайджано-карабахского конфликта является вопрос соотношения принципов территориальной целостности и права наций на самоопределение.

Сразу отметим, что народ Нагорного Карабаха (Арцаха) не раз однозначно высказывался относительно своего будущего: сначала на референдуме о государственной независимости от 10 декабря 1991-го года, когда абсолютное большинство проголосовавших (99,89%) поддержало решение состоявшейся  2 сентября того же года в Степанакерте совместной сессии Нагорно-Карабахского областного и Шаумянского районного Советов, которая на основе всенародного волеизъявления приняла Декларацию о провозглашении Нагорно-Карабахской Республики в границах НКАО и Шаумянского района. Затем арцахцы  подтвердили собственную волю на последовавших парламентских и президентских выборах, а также  референдумах по принятию Конституции республики в 2006-ом году и по принятию новой Конституции в 2017-ом году. Важно отметить, что свой выбор народ Нагорного Карабаха отстоял в ходе навязанной Азербайджаном кровопролитной войны (1991-1994 гг.).

За годы независимого существования в Нагорно-Карабахской Республике сформировались и достаточно эффективно функционируют все институты реальной власти – президент, парламент, правительство, судебная система, армия, которая, к слову сказать, в условиях хрупкого перемирия и непрекращающихся провокаций азербайджанской стороны является основным гарантом безопасности народа и невозобновления широкомасштабных военных действий в регионе. Иными словами, за 27 лет своего  существования Республика Арцах (Нагорно-Карабахской Республика) доказала свою состоятельность как суверенное государство, которое продемонстрировало способность обеспечивать  безопасность и развитие своего народа, брать на себя ответственность, выполнять международные обязательства, причём в одностороннем порядке.

Выступая исключительно за мирный путь решения проблемы, руководство Арцаха  не раз утверждало, что возможная формула урегулирования азербайджано-карабахского конфликта никоим образом не должна ставить под вопрос исторический выбор народа. Иными словами, для Арцаха неприемлема любая модель урегулирования, которая может поставить под вопрос независимость и безопасность республики.

Следует также отметить, что на фоне возрастающих угроз официального Баку о «восстановлении территориальной целостности Азербайджана» силовым путём представители международного сообщества всё больше говорят о праве Нагорного Карабаха на самоопределение и правильности избранного народом НКР пути.

В самом деле, международно-правовые обоснования образования Нагорно-Карабахской Республики безупречны: на фоне развала СССР на территории бывшей Азербайджанской ССР, в полном соответствии с международным правом и действовавшим законодательством СССР, в частности, законом от 3 апреля 1990 года «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР»,  образовались два независимых государства – Азербайджанская Республика и Нагорно-Карабахская Республика. Фактически, Нагорный Карабах никогда не был в составе Азербайджана, кроме советского периода, когда волевым решением Сталина этот армянский край в урезанных границах  был передан Азербайджанской ССР.

В плане международного права Нагорный Карабах реализовал своё право на самоопределение, обеспечив государственный суверенитет и самостоятельное  определение своих путей развития. В Степанакерте уверены, что НКР как фактически состоявшееся государство, имеющее 27-летнюю историю и все необходимые предпосылки и атрибуты государственности, обладает всеми законными основаниями воспользоваться многочисленными прецедентами в международном праве и быть принятым в ООН: положения о самоопределении и самообороне Нагорного Карабаха были осуществлены исключительно на законных основаниях и в рамках международного права, в соответствии с Уставом ООН.

Между тем официальный Баку, преследуя максималистские, реваншистские цели, пытается представить принцип территориальной целостности как приоритетный в иерархии основополагающих принципов международного права, впрочем, наверняка понимая, что подобной иерархии не существует и все принципы обладают одинаковой правовой силой, что однозначно зафиксировано в соответствующих международно-правовых актах. Так, в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, говорится, что «при истолковании и применении принципов международного права следует исходить из того, что они являются взаимосвязанным, и каждый принцип должен рассматриваться в свете других». Заключительный акт СБСЕ также указывает, что все положения, содержащиеся в Декларации принципов взаимоотношений между государствами, «имеют первостепенную важность, и, следовательно, будут одинаково и неукоснительно применяться при интерпретации каждого из них с учётом других».

Более того, действие принципа территориальной целостности государства направлено прежде всего в сферу межгосударственных отношений. Первым актом, определяющим принцип территориальной целостности государств, стала статья 10 Устава Лиги Наций, в соответствии с которой члены всемирной организации (Лиги Наций) обязались уважать и сохранять территориальную целостность государства «против внешней агрессии». Таким образом, данный принцип не мог использоваться для подавления национальных или других движений внутри образования, а лишь применялся для предотвращения насильственной аннексии извне. Сегодня соответствующее положение Устава ООН (п.4. ст.2) также не гарантирует территориальную целостность государств в тех случаях, когда территориальные изменения происходят в соответствии с волеизъявлением народа данной территории.

Что касается применимости того или иного принципа конкретно в случае с Нагорным Карабахом, то следует отметить, что в соответствии с международным правом Нагорный Карабах (историческая провинция Армении – Арцах) никогда не входил в состав независимого Азербайджана. Нынешняя Азербайджанская Республика провозгласила себя правопреемником единственного досоветского азербайджанского государственного образования – Азербайджанской Демократической Республики 1918-1920гг., которая не включала и даже теоретически не могла включать в себя Нагорный Карабах. Кроме того, официальный Баку объявил о незаконности установления в Азербайджане советской власти, при которой Нагорный Карабах, исходя из политической конъюнктуры,  собственно и был передан Азербайджанской ССР нелигитимным с точки зрения международного права решением большевистского органа власти и помимо воли местного населения…

В свете вышеизложенного становится очевидным, что независимость Нагорного Карабаха и территориальная целостность Азербайджана лежат в разных правовых плоскостях, и независимость НКР никоим образом не нарушает территориальную целостность Азербайджана, прежде всего потому, что Нагорный Карабах никогда не составлял часть независимого азербайджанского государства и самоопределился на своей исторической территории.

Иными словами, территориальная целостность Азербайджана и право народа Арцаха на самоопределение находятся в разных политических, правовых, исторических и моральных плоскостях.

Многие политики и эксперты  уверены, что международное признание Республики Арцах зафиксирует существующие реалии и будет содействовать установлению долгосрочной стабильности в регионе.

Ашот Бегларян, Степанакерт

Ваша оценка материала: 
Average: 5 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.