Презентация книги Гоар Маркосян-Каспер и Калле Каспера «Чудо» в Армянском музее Москвы

4 октября, 2018 - 20:11

10 октября в Армянском музее Москвы состоится презентация книги супругов Гоар Маркосян-Каспер и Калле Каспера «Чудо», недавно вышедшей в издательстве «Эксмо». Вместе с Калле Каспером книгу представит ведущий редактор отдела современной литературы «Эксмо» Валерия Ахметьева.

В сборник «Чудо» вошли два автобиографических романа — «Memento mori» Гоар и «Чудо» Калле. Трагическая история борьбы с болезнью, ее важные победы и горькие поражения, рассказана двумя писателями, двумя влюбленными. Гоар начинает, Калле подхватывает и развивает тему, словно в оперном дуэте, и, сливаясь, произведения становятся настоящим чудом — гимном неумирающей любви.

Начало встречи в 19:00.

Об авторах

Поэтесса и прозаик Гоар Маркосян-Каспер родилась и выросла в Ереване в артистической семье, отец — оперный певец, мать — балерина. Окончила медицинский институт, несколько лет работала врачом, заведовала отделением рефлексотерапии. Защитила кандидатскую диссертацию. Со школьных лет увлеклась поэзией, стала писать стихотворения. В 1990 году издала сборник «Недостроенный замок мой».

В 1991 году Гоар переехала в Таллин (Эстонию), где сосредоточилась на литературе. Писала рассказы, затем — романы, которые публиковались в российских журналах «Звезда», «Нева», «Дружба народов», эстонских «Радуга» и «Таллин», в «Литературной Армении».

Гоар Маркосян-Каспер писала на русском языке. Ее произведения переведены на семь языков — французский, немецкий, испанский, итальянский, голландский, эстонский и армянский. Три романа Гоар — «Пенелопа», «Елена» и «Кариатиды» — впервые были опубликованы в петербургском журнале «Звезда». «Пенелопа» вышла отдельной книгой в Москве (переведена на французский, немецкий, испанский и голландский языки), а «Елена» в Таллинне (переведена на эстонский). Работала Гоар также в жанре научной фантастики, она — автор шеститомного цикла «Четвертая Беты». Ее перу принадлежат пьеса «Памятник», поставленная армянским театром Парижа, книга об итальянском композиторе Джоаккино Россини (в соавторстве с Калле Каспером), сценарий телефильма «Смерть Сесили» (в соавторстве с Калле Каспером). Роман Гоар «Memento mori», вошедший в недавно изданный сборник «Чудо», был удостоен премии Эстонского фонда культуры.

Гоар Маркосян-Каспер не стало 10 сентября 2015 года в Барселоне.

Поэт, прозаик и драматург Калле Каспер родился в Таллине в семье юристов. Окончил отделение русской филологии Тартусского университета и Высшие курсы сценаристов и режиссеров в Москве. Автор пяти сборников поэзии, тринадцати книг прозы, целого ряда пьес и киносценариев.

Калле Каспер дебютировал в 1983 году пьесой «Вариант доктора Стокманна» в постановке Инго Нормета. Первая книга — сборник малой прозы «Гамлет, принц датский, филер». В 1996-м его первый роман «Ода утреннему одиночеству» получает премию на конкурсе новых романов.

Вышедший в 2002 году объемистый роман «Братья Луйк», названный в критике и «романом о поколении», и «романом совести», номинируется на премию Эстонского фонда культуры.

В 2002 году Калле Каспер начинает работу над эпопеей «Буриданы», которую завершает в 2014-м. Эпопея состоит из восьми томов. Роман рассказывает историю одной эстонской семьи в течение всего XX века. Действие происходит в Российской империи, в Эстонской республике, в ЭССР и снова в Эстонской республике. Кроме вымышленных персонажей, в эпопее действует целый ряд реальных исторических лиц.

Роман «Чудо» (первый роман Калле на русском языке) в 2017 году вошел в длинный список премии «Русский Букер» и был удостоен премии журнала «Звезда». Армянскому читателю Калле Каспер известен по повести «Армянки».

Предлагаем ознакомиться с предисловием к книге «Чудо», написанным литературоведом, главным редактор журнала «Звезда» Андреем Арьевым.

МИХКЕЛЬ И МАРГО

Существует утешительная максима: об умерших следует говорить как о «примкнувших к большинству». Эта книга — о тех, кто после исчезновения к большинству не примкнет — ни в обиходном смысле, ни в метафизическом, «Чудо», о котором написал Калле Каспер, в том и состоит, что расстояние между вечностью и обоими представленными в этой книге писателями, их героиней и героем — преодолимо, являет собой ничтожную малость, равную двум сотням страниц и нескольким поэтическим строчкам об асфоделях: «В элизии погода так легка! Выращивать я стану асфодели — И утром приносить тебе к постели, А ты потом нальешь мне молока».

Написано в Ферраре, там, где асфодели растут сами по себе — по обе стороны Стикса. Написано человеком европейской культуры: для него асфодели не просто цветочки, но символы. И у Гоар Маркосян-Каспер напоминание о бренности всего сущего — «Memento mori» — звучит  приветствием! Ибо разлучается Марго с Михкелем, героем ее романа, лишь на время, оставшееся ему на земле без нее. Измеряется оно сроком, отпущенным ее возлюбленному на создание романа и песен о ней самой. Ведь иное имя Михкеля — Мастер, новый Орфей. По обоюдному чаянию они или обретут покой, как в «закатном романе» Михаила Булгакова, или встретятся, как у Данте, в Лимбе. Это недалеко — Италия страна обетованная для обоих персонажей, неотличимых в данном случае от своих создателей. 

Пролегают туда их пути по извивам и тропам медлительных предложений, соответствующих неконтролируемой скорости потока сознания. Ясный разум — единственный надежный поводырь на этой дороге, а ирония и автоирония — освобождающие от напряжения паузы на привалах. Все эти качества — вместе с приметливым взглядом на внешний мир, характерным для обоих авторов — образуют общую гармонию, пронизывающую и скрепляющую книгу как единое целое.    

«Не примкнувшими к большинству» и Гоар Маркосян, и Калле Каспер являются и в самом простом смысле, резко выраженном в одном из профессиональных суждений о современном искусстве: «… дворник, к примеру, с самого рождения примкнет к большинству, а художник, если ему неохота красить задницу в синий цвет и лаять на прохожих, может и остаться вне мэйнстрима и посему приобрести <…> второстепенный статус».

Для обоих писателей «второстепенный статус», это своего рода знак избранности, отделяющий их от «толпы», от попадания в среднестатистическое «большинство», не посягающее на господствующие мнения и поветрия. От тех, кому, говорит Марго, «драгоценное их государство куда дороже семьи, родных, близких…»

Да и с «близкими» и у Маркосян, и у Каспера не все ладно. Любовь распылению не подлежит, и каждый из этих авторов мог бы повторить слова поэта: «Я любил немногих. Однако сильно».

В сюжетном плане то, о чем и как пишут авторы публикуемых романов есть комментарий на полях общих житейских прописей, комментарий жесткий, не избавляющий от насмешки и над собственными благоприобретенными воззрениями. Один из самых ярких относится все к тем же асфоделям — в самую что ни на есть драматическую минуту, увенчанную вещим сном о погружении в царство мертвых: «А где же обещанные асфодели? Должно бы быть красиво, черные лилии, бархатные лепестки, возможно, желтые тычинки… Ерунда, их бы давно вытоптали… то есть так оно, наверное,  и случилось». Эти вытоптанные цветы говорят о несметных толпах ушедших с лица земли выразительнее любых цифр.     

Книга Гоар Маркосян и Калле Каспера — о неумирании смертных, размеренное повествование с  действительными сценами, перетекающими в сны, в нирвану. Она о невыразимом — о не имеющем адекватного воплощения в речи, в словах — только в музыке и смерти. Можно ли между ними установить гармонию — вот вопрос существования пишущего. Героиня Маркосян себе самой рассказывает о пути к небытию. Живая, она передает эстафету осознания тайны смерти Михкелю. Марго умирает уже за пределами повествования, переходит в сознание того, ради кого жила. Это и есть чудо, поведанное ей вослед другим, ближайшим к ней рассказчиком. Калле Каспером.

Андрей Арьев

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.