ФЕЛИКС ТАДЕВОСЯН: ХОЧУ БЫТЬ ПОЛЕЗНЫМ МОЕЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ РОДИНЕ

11 октября, 2018 - 13:26

29 июня нынешнего года решением премьер-министра Армении Никола Пашиняна советником главы кабинета министров республики на общественных началах был назначен Феликс Тадевосян, курирующий сферу энергетики. В его послужном списке руководящие должности в отечественном Министерстве энергетики, а также в таких известных компаниях, как «Альстом» и «АББ», московской компании «ВНИИР Гидроэлектроавтоматика», где он работал в должности зам. генерального директора, а также должность генерального директора в Инженерно-техническом центре НИИ электромашиностроения.

Кстати, в последнем случае Феликс Тадевосян, проработав генеральным директором, выкупил стопроцентный пакет акций компании и стал ее владельцем и акционером. За последние 8 лет реализовал проекты «под ключ» по техперевооружению и модернизации более 12 гидростанций и подстанций в Российской Федерации – от Камчатки до Северного Кавказа. Как говорят о нем коллеги, будучи высококлассным специалистом, он хорошо знаком с темой большой энергетики. А вот по мнению собеседника, энергетиками не рождаются, ими постепенно становятся. В случае с Феликсом Мнацакановичем все гораздо интереснее: он из потомственной династии представителей этой важной и нужной профессии. «Мой отец работал в сфере энергетики с 1936 года и посвятил ей всю жизнь. Двое из троих сыновей также пошли по нашим стопам, – говорит господин Тадевосян, одновременно подчеркивая, что профессионализм и верность выбранной профессии в первую очередь закладываются в семье. – Институт и практика лишь добавляют тот объем знаний, который необходим инженеру-электрику в дальнейшей карьере и профессиональном росте».

– Феликс Мнацаканович, Вы долгое время работали в российской энергетике, почему решили снова вернуться в Армению?

– Я пока окончательно не вернулся, продолжаю работать и в Армении, и в России. В Армению меня привела надежда и вера в будущее моей страны. Компания «Инженерно-технический центр НИИ электромашиностроения», которой я руковожу, сегодня продолжает успешно работать. В период начального этапа революционного движения в Армении я как раз улетел по работе на Дальний Восток, откуда внимательно следил за происходящими в нашей стране событиями. Да и по возвращении в Москву продолжал держать руку на пульсе. Естественно, мне были интересны процессы, которые происходили в Армении, а с профессиональной точки зрения в первую очередь важно было понять состояние нашей энергетической отрасли. Ведь я прошел вместе со страной и веерные отключения в период энергетического кризиса, и прочие трудности того периода. А потом принимал участие в восстановлении ААЭС и восстановлении генерации Разданской ГРЭС. То есть всю эту структуру я прекрасно знаю изнутри. После победы «бархатной революции» я написал премьер-министру РА Николу Пашиняну свое видение развития армянской энергетики, где не только реально проанализировал нынешнее состояние отрасли, но и внес предложения по ее развитию на перспективу. Меня пригласили в Ереван, где по предложению премьера назначили на должность советника по энергетическим вопросам на общественных началах. Конечно, бывает трудно. Особенно трудно разрываться между двумя странами – ведь сегодня я работаю фактически на две страны. Но с другой стороны, я хочу быть полезным моей родине, применив свои опыт и знания в хорошо знакомой мне сфере.

– Но уже два десятилетия наша энергетическая отрасль развивается. Во всяком случае, у нас в стране мы давно забыли, что такое веерные отключения…

– В середине 90-х годов в Министерстве энергетики РА был разработан план перспективного развития этой отрасли, в основу которого легли конкретные направления по формированию отечественной энергосистемы. Это был не сиюминутный проект, а потому повторю: мы разработали его на перспективу, на будущее. В 1996 году мне довелось участвовать в переговорах в Вашингтоне при обсуждении кредитной программы Всемирного банка, где я представил техническое обоснование под финансовую часть проекта.

Кстати, замечу, что от постсоветских веерных отключений лихорадило не только Армению. Такое же положение было в Грузии, на Украине, в некоторых отдаленных регионах России. Однако первыми смогли выйти из этого кризиса мы. Министр энергетики Украины Юрий Бочкарев, с которым мы были хорошо знакомы, попросил тогда проконсультировать их в этом вопросе. И надо заметить, что Украина в тот период взяла на вооружение нашу модель энергетической реабилитации как наиболее эффективную и соответствующую развитию их отрасли.

– Какие подходы существуют у руководства Армении в развитии ядерной энергетики, учитывая наличие АЭС в Армении?

– Что касается атомной станции, то в современных реалиях мы обязаны ее иметь. Первый раз я посетил Мецаморскую АЭС в 1995 году, когда шел процесс ее восстановления. А последний – 27 июля, уже в нынешней должности. В первую очередь меня интересовал вопрос безопасности станции, то есть как работают ее системы безопасности: как они будут реагировать в случае стихийных бедствий или непредсказуемых ситуаций, как будут работать техника и персонал станции. И знаете, очень порадовал тот факт, что на армянской АЭС работают настоящие профессионалы, многих из которых я помню еще по своему первому посещению. Кстати, представители МАГАТЭ дали положительное заключение о состоянии нашей АЭС. И если честно, то я горжусь, что у нас есть настоящие профессионалы-атомщики и такая станция.

– Но насколько известно, в свое время Турция требовала от МАГАТЭ закрытия ААЭС якобы из-за сейсмоопасной зоны, несмотря на то, что сама строит собственную атомную станцию «Аккую». С другой стороны, ссылаясь на подписанное с ЕС Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве, заместитель главы отдела Восточного партнерства в Европейской службе внешних действий Дирк Лоренц во время визита в Ереван напомнил армянскому руководству, что «Евросоюз по-прежнему настаивает на закрытии Армянской АЭС». Означает ли это, что Армения может снова вернуться к веерным отключениям, ведь в общем объеме «мецаморская» энергия составляет значительные 40 процентов?

– Спекуляции на тему сейсмостойкости или сейсмоопасности идут постоянно, причем со стороны некомпетентных в этом вопросе лиц. Замечу, что еще на стадии проектирования Мецаморская атомная станция стала первой в мире АЭС, где были предусмотрены и внедрены специализированные гидроамортизаторы японского производства. Они установлены не только под атомным реактором, но и под всем вспомогательным оборудованием и сооружениями станции. При любых сейсмических толчках идет процесс погашения сейсмических колебаний и при необходимости – отключения. То есть взрывоопасная ситуация исключается. Надо сказать, что именно они сыграли свою положительную роль при катастрофическом спитакском землетрясении. В противном случае последствия, возможно, были бы непредсказуемыми. Что касается перспективы, то в ближайших планах предусматривается продление работы станции до 2028 года. В следующем году будет проведено специальное мероприятие на ядерном блоке станции. Эти профилактические работы будут влиять на восстановление расслабленных точек корпуса реактора (если при исследовании обнаружатся подобные точки). Такая профилактика принимается со стороны МАГАТЭ.

А вот строительство новой АЭС пока не является первоочередной задачей. Но потом при необходимости обязательно построим ее. Ранее было объявлено о строительстве нового блока, мощностью 1200 МВт. Однако хочу заметить, что в Армении нет такого потребления электроэнергии. Пиковая нагрузка приходится на зиму – это 1070 МВт, а летом 500-600 МВт. Причем каждый желающий может сам проверить это в реальном режиме времени по системе SCADA, которая уже давно внедрена в Армении. Исходя из данной ситуации, будем искать другие варианты. К примеру, «Росатом» приобрел новое поколение реакторов ВБЭР-300, два из которых, возможно, будут монтироваться в Средней Азии. Мы же пока не будем спешить, но обязательно будем иметь их в виду для ААЭС. По результатам рассмотрения всех вариантов выберем наиболее приемлемый для нас, когда реактор по своей мощности и безопасности будет полностью обеспечивать надежную работу нашей энергосистемы.

– Какие альтернативные источники наиболее интересны и перспективны для развития в Армении? Могут ли они рассматриваться как альтернатива традиционной генерации?

– Если подразумеваются солнечные батареи или ветряки, то тут стоит отметить, что по всем миру идет активная борьба «зеленых» по их закрытию, а мы с опозданием собираемся их строить. Во-первых, что касается ветроэнергетики, то она наносит вред окружающей среде с точки зрения экологии. Кстати, в Европе «зеленые» активно борются именно против ветроэнергетики, поскольку она уничтожает микроклимат в развитии флоры и фауны. Среди недостатков: изменчивость мощности во времени – производство электроэнергии зависит от силы ветра, на которую человек не может влиять; угроза для птиц; изменения в ландшафте… Кроме ветроэнергетики, в последнее время достаточно активно заговорили о солнечной энергетике, о внедрении в эксплуатацию солнечных батарей. Это удобно и актуально для частного сектора, но не как альтернатива для традиционной энергетики. Ведь и они не всегда могут работать в силу изменчивости природных явлений. В частности, все мы помним прошлую зиму, когда Ереван был окутан плотным туманом.

А Запад стремится в буквальном смысле слова загнать в Армению как можно больше альтернативных источников электроэнергии, чтобы потом предложить закрытие АЭС. Конечно, в альтернативной энергетике есть свои плюсы и минусы, и мы прекрасно знаем о них. И именно исходя из этого, прежде всего нам надо развивать собственную традиционную энергетику. Я считаю, что необходимо развивать нашу стратегию энергетической независимости, рассчитывать на свои возможности, планировать и иметь собственные заделы.

– В свое время очень большое внимание уделялось строительству малых ГЭС, что сказалось потом на уровне Севана. Каков сегодня КПД их действия?

– Малые ГЭС никак не влияют на уровень Севана. Из Севана попуски воды производятся на ирригационные нужды и на выработку электроэнергии Севано-Разданским каскадом. Здесь изначально надо было грамотно и правильно распределять попуски воды (в частности, с тех рек, где планировали строить ГЭС) на орошение и на гидрогенерацию. Только тогда можно говорить об эффективности и отдаче. Этот вопрос надо было хорошо проработать до конца, чтобы сделать правильные вложения. В свое время люди взяли кредиты на строительство многих малых ГЭС. Однако на сегодняшний день часть из них не работает. Кроме того, на ситуацию повлияло довольно жаркое лето. Следует учесть, что, по прогнозам специалистов, эта тенденция не только не изменится, но и увеличит свои показатели. К 2050 году ожидается, что потепление в Армении составит 4 градуса, а водные ресурсы уменьшатся на 10-13 процентов.

– Господин Тадевосян, на Ваш взгляд, каков потенциал армянской энергетики сегодня?

– Потенциал есть. И ожидаемый потенциал тоже есть, что отражено документально. Для примера могу назвать несколько пунктов. Например, нужна еще одна парогазовая установка того же типа, как на Ереванской ТЭЦ. Необходимо строительство Шнох-ГЭС на реке Дебед и строительство ГЭС в Мегри. Но тут нужно обновить техническое задание (ТЗ) и новый проект для определения фактического объема и напора воды. И уже потом будет внесена ясность в строительство ГЭС мощностью до 100 МВт или больше. По условиям межправительственного соглашения Иран должен был отстроить две ГЭС на реке Аракс. В обмен на полное финансирование иранской стороне предоставлялось право эксплуатировать ГЭС в течение 15 лет с момента ее ввода в эксплуатацию, а также использовать всю получаемую электроэнергию. И лишь по истечении этого времени Мегринская ГЭС должна была перейти под управление Армении. Однако на сегодняшний день там есть только закладка символического основания. Поэтому считаю, что сегодня на уровне правительства необходимо вести переговоры с Ираном об аннулировании невыполненного условия договора, далее найти инвесторов, чтобы построить ГЭС в Мегри. Все эти проекты важны, в том числе с позиции замещения. То есть если атомная станция или Ереванская ТЭЦ встали на ремонт – альтернатива обязательно должна быть. Это позволит нам планировать и регулировать свои энергетические ресурсы комплексно и пропорционально.

– В политическом поле Армении произошли значительные изменения. Что Вы можете об этом сказать?

– Общаясь в правительстве с министрами и сотрудниками аппарата, могу сказать: искренне горжусь тем, что в нашей стране есть такие активные молодые люди с креативными идеями и большим желанием сделать нашу страну лучше. Это тем приятнее, что они все практически ровесники моих сыновей. А это значит, что будущее новой Армении за ними. А наше поколение обязано им передать накопленный опыт, помогать и не мешать. Шаг за шагом мы будем идти к нашей цели.

Беседу вела Наталья Оганова

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.