Следы времени

29 ноября, 2018 - 14:33

Наследство Бабаджана и европейские ценности Микаэла Налбандяна

Многие дома Донской столицы имеют архитектурную ценность и увлекательную историю. Так, одно из известных зданий Ростова, гостиница “Московская” тесно связана с именем известного армянского деятеля Микаэла Налбандяна, пишет портал rostovgazeta.ru. Как известно, Микаэл Налбандян учился в Московском университете на медика и вскоре увлекся идеями русских революционных демократов. Решил посвятить себя делу освобождения народа. Зашел так далеко, что был арестован за антиправительственную деятельность и распространение запрещенной литературы. Как писатель и публицист защищал идеалы свободы и равенства.

Решение Бенгальского суда

В Верховном суде Западной Бенгалии 21 сентября 1861 года публика ждала окончательный вердикт по спорному наследственному делу индийского армянина Бабаджана, завещавшего в пользу далекой донской Нахичевани свое немалое состояние, в том числе здание, занимающее целый квартал в торговом центре Калькутты.

Чарльз Свинтон Хагг, глава британской колонии и управляющий Калькутты – ответчик по делу, — вел процесс агрессивно и разными способами пытался склонить судью на свою сторону. Сторону истца на процессе представлял Микаэл Налбандян, известный армянский публицист. Когда суд оглашал решение, он, стоя в зале, задыхался и кашлял кровью: в условиях тяжелого калькуттского климата проснулась застарелая болезнь.

Огласив решение, судья пригласил стороны в свой кабинет и здесь подробно растолковал Хаггу и Налбандяну силу незыблемости основ британского права: воля завещателя, если она явно выражена, признается священной и потому находится под защитой британской короны. Решением суда город Нахичевань-на-Дону объявляется истинным наследником по завещанию индийского купца Мартироса Амаданци Бабаджана и имеет право получить половину всех доходов с недвижимости по завещанию за все годы начиная с 1797 года по 1861 год и далее. Когда судья увидел состояние Налбандяна, то сжалился над ним и распорядился выдать ему документы и выплатить первую сумму в 60 тысяч рублей.

Из Индии до мой через… Европу

Ближайшим кораблем Налбандян отправился в обратный путь. Однако, на свою беду, домой он не торопился. Его ждала Европа и революционно настроенные единомышленники, с которыми он близко сошелся в Лондоне год назад на пути в Индию, в кружке Герцена.

И вот год спустя он явился к ним и был принят уже не как бедный студент, а как удачливый деловой человек, в распоряжении которого оказалась значительная сумма денег. На протяжении нескольких месяцев, курсируя из Парижа в Лондон и обратно, Налбандян присоединил свою кипучую энергию к подготовке “европейского народного восстания”. Его страстный публицистический запал воспламенял читателей-армян. Но из-за этого революционного экстаза обязательства перед нахичеванцами уходили на второй план, назревала опасность личной катастрофы. Выигранные в суде деньги начали тратиться на закупку пороха и ружей для соотечественников-армян, проживавших в Турции, на поддержку гарибальдийцев в восставшей Италии. На исходе весны 1862 года Налбандян направился наконец домой. Он хорошо знал нравы нахичеванцев, и его, конечно же, тревожил отчет о денежной составляющей его миссии.

Нахичеванцы, два года назад отрядившие в Индию своего представителя по наследственному делу, конечно же, ничего не знали о революционных страстях, вдруг пересекшихся с их имущественными интересами. Приносимая редкой почтой скудная информация от Налбандяна ободряла: город судил-рядил, как лучше истратить деньги.

Нахичевань – город купцов и ремесленников – от основания своего жил зажиточно и расчетливо и заботился, чтобы общественная копейка не оказалась в чужом кошельке. Но вот пришло известие, что Налбандян возвращается. Как только нахичеванцы узнали о том, что он приезжает на родину, то 10 июля 1862 года на въезде в город (прим. сейчас Театральная площадь) собралась толпа жителей двух городов. Встреча растянулась на весь день. Каждому хотелось узнать подробности суда, своими глазами увидеть прибывшее богатство. Налбандян обещал все разъяснить через пару дней на городском собрании.

Арест и ссылка «злостного преступника»

Однако в ночь накануне собрания еще более ошеломляющая новость всколыхнула нахичеванцев. Командой жандармских офицеров по Высочайшему повелению Налбандян был арестован. Нахичеванцы заговорили о махинациях с наследством: все траты на политические цели в сознании большинства горожан не укладывались. Утром усиленная охрана вывела Микаэла из дома в наручниках и на глазах толпы усадила в жандармский экипаж. Офицер, руководящий арестом, объявил, что Налбандян как особо злостный государственный преступник по доставлении в столицу будет заключен в Петропавловскую крепость. Так печально завершилась столь успешно начавшаяся деятельность Микаэла Налбандяна на общественно полезной нахичеванской ниве.

На том завершилась, собственно, и вся его короткая жизнь. Он умер в возрасте 37 лет. Из Петропавловской крепости он вышел через три года с “летальной” стадией туберкулеза и умер через несколько месяцев в ссылке. В родной город вернулся лишь гроб с его телом. И вновь встречать Налбандяна вышел весь город, и снова возникла надежда, что теперь, после нескольких лет неизвестности, нахичеванцы получат отчет о наследственном деле.

Город успокоился на том, что в итоге с в бумагах Налбандяна облигации займа Итальянской республики, которые в поддержку гарибальдийцев Налбандян приобрел из наследственных денег. Этих облигаций и процентов с них хватило на строительство в центре Ростова здания гостиницы, которая поныне называется “Московская” и доход с которой все последующие годы шел на благоустройство Нахичевани.

Туманное будущее гостиницы «Московской»

Новая гостиница в четыре этажа стала одной из самых крупных и респектабельных в старом Ростове. “Большая Московская” на Большой Садовой была построена по проекту академика архитектуры А.Н. Померанцева при участии городского архитектора Н.Н.Дурбаха. Открыв свои двери в 1896 году, гостиница поразила не только архитектурными изысками. Она была оснащена ванными и водяным отоплением, а также одной из новинок техники тех времен: подъемными машинами, которые менее чем через минуту могли доставить постояльцев на нужный этаж. Все эти удобства были включены в стоимость номеров: от 1 рубля в сутки. Французский ресторанчик, расположенный на огромном выносном балконе над центральным входом, славился отменной кухней и пользовался вниманием не только гостей города. 60 номеров гостиницы занимали два верхних этажа здания.

В 1920-е годы гостиница была национализирована, но при этом все же не утратила своего предназначения. Во время Великой Отечественной войны здание “Большой Московской” очень сильно пострадало: уцелел лишь фасад. В начале 1950-х годов при реконструкции практически вся гостиница была перестроена: архитектурное убранство упростили, декор восстанавливать не стали, добавили 5-й этаж. После пожара в 2007 году гостиница не работает. В январе 2017 года заброшенным строением заинтересовалась Татьяна Шишкина, гендиректор компании «ХДМ-Юг», владелица ТЦ «Мир ремонта». Она приобрела отель за 200 млн рублей и заявила, что планирует полностью демонтировать старое здание и заново построить его, восстановив первоначальный фасад. При этом она не планировала оставлять его гостиницей, а хотела сделать из него торговый центр с 8-этажной пристройкой. Сегодня Шишкина вновь выставила здание на продажу. Так что судьба гостиницы до сих пор не определена. Любопытно, что в 2006 году в Госархиве Армении обнаружились подлинники авторских чертежей здания. Это позволит в будущем восстановить замечательное здание, построенное на средства армянина из Калькутты Мартироса Бабаджаняна (Бабаджана).

На снимке: картина “Арест Налбандяна” кисти ростовского художника Акима Ованесова. В уголке та самая гостиница.

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.