Интервью с женой лидера армянской «бархатной» революции

6 декабря, 2018 - 13:44
video: 

Анна Акопян рассказывает о своей инициативе «Женщины во имя мира», журналистской работе и – немного о личном

До бархатной революции, которая произошла в Армении весной этого года, Анну Акопян больше знали коллеги-журналисты. Жители страны познакомились с женой оппозиционного лидера Никола Пашиняна в дни многотысячных протестов — она всегда была рядом с ним.

После избрания Пашиняна премьером ни один пост Анны Акопян в социальных сетях не остается незамеченным. Модницы бсуждают ее прически и стиль одежды. Домохозяйкам симпатична мать четверых детей. Она активно работает, занимается благотворительностью.

Обо всем этом Анна Акопян рассказала в эксклюзивном интервью JAMnews

Движение женщин, которое будет добиваться того, чтобы перестали гибнуть солдаты в зоне карабахского конфликта

О своей инициативе «Женщины во имя мира» Анна Акопян объявила в июле 2018 года в Москве. Она представила свою идею на встрече с известными российскими женщинами и предложила им присоединиться к своей кампании.

— В чем суть инициативы? 

Тут  очень конкретный мессидж. И его даже не назовешь миротворчеством. Суть в том, чтобы избежать человеческих потерь, пока карабахский конфликт не разрешен, пока не нашелся тот вариант урегулирования, который будет приемлем для всех сторон.

А это сложный вопрос, и мы все понимаем, что решение его может затянуться на долгие годы.

Мне кажется это логичным.

Если бы возможно было решить вопрос военным путем, если бы, убивая на границе нескольких молодых людей в год, можно было бы достичь какого-то результата — мы бы уже были у цели.

— Как появилась идея?

Это напрямую связано с апрельской войной 2016 года. С тем, что я пережила в то время, рассказывая о событиях как журналист. Это оставило настолько глубокий след, что я не могла не воспользоваться этим своим статусом и не заявить публично — это не должно повториться.

— Какие вы ожидаете результаты?

Более всего я хотела бы добиться своей кампанией, чтобы не повторилась попытка широкомасштабной войны, как это было в 2016-м.

— Только слова или конкретные шаги?

Особых рычагов в наших руках нет. Наших – я имею в виду всех, кто разделяет эту идею. Мы понимаем, что принимающие политические решения находятся в других местах. И лучший формат, который может сработать — это именно призыв матерям, к женщинам.

Кто, если не матери, могут воздействовать на мужчин, принимающих решения? Если женщины объединятся и заявят: не убивайте наших детей – неважно, какой они национальности, проверьте свою силу за столом переговоров.

Почему вы скрываетесь и ищите решения ценой жизни детей?

У меня есть идеи конкретных шагов, но пока не буду о них говорить. Пока что-то останавливает меня, не нахожу в себе сил и смелости для того, чтобы начать претворять их. Но то, что я буду действовать – это однозначно.

— Кто присоединился к инициативе «Женщины во имя мира»?

Это были женщины, которые присутствовали на встрече в Третьяковской галерее в Москве. События развивались больше по принципу случайности. Я заранее не планировала, что буду об этом говорить. Просто решила совместить этот визит и заговорить об этой инициативе, понять, какая будет реакция.

К инициативе примкнули писатель Людмила Улицкая, депутат Госдумы Светлана Журова, лидер партии «Женский диалог» Елена Семерикова, президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская, общественный деятель Анна Федермессер, телерадиоведущая Кира Альтман, кинодокументалист Екатерина Гордеева, продюсер Элина Арзуманова, руководитель фонда «Лыжи мечты» Анна Шилова.

Если бы на этой встрече присутствовали другие женщины — они, возможно, участвовали бы в визите в Карабах.

Женщины, которые присоединились к инициативе «Женщины во имя мира», уже побывали в Нагорном Карабахе. Здесь они уже озвучили свой призыв к миру.

Я подчеркиваю также, что не имеет значения, какую точку зрения вы разделяете.

Поэтому я заявила, что после призыва, прозвучавшего с армянской границы, желательно, чтобы [группа женщин, присоединившихся к инициативе] поехали бы и в Азербайджан. Для сохранения столь важного в дипломатии паритета. И чтобы никто не посчитал это лоббированием позиции армянской стороны.

Но пока это не сработало.

Азербайджанская сторона поспешила прибегнуть к своим известным методам и внесла [участников инициативы] в «черный список» [за то, что они поехали в Карабах]. Так что, конкретно эти женщины уже не будут иметь возможность выступить с мирным призывом в Азербайджане.

МИД Азербайджана вносит в «черный список» людей, которые въехали в Нагорный Карабах со стороны Армении. Те, кто оказался в этом «черном списке», не могут больше въехать в Азербайджан.

— При решении вопроса путем переговоров обеим сторонам нужно идти на компромиссы. Готово ли общество к ним?

Недавно мой муж тоже об этом говорил, и я полностью разделяю его точку зрения: мы не должны сейчас говорить о том, готово ли наше общество к компромиссу. Конечно, не готово.

И мне кажется, что не будет готово до тех пор, пока с другой стороны мы не получим мессиджи о том, что они тоже готовы. К одностороннему компромиссу общество не будет готово никогда. Никто и не собирается к этому готовить, честно говоря.

А подготовить два общества одновременно, в одинаковые сроки и к одинаковым вариантам компромисса – очень сложная задача. Потому и нет особого оптимизма по поводу разрешения конфликта.

«Хотела бы вернуться в газету»

Анна Акопян и ее муж Никол Пашинян – журналисты. С марта 2008 года Анна сменила своего мужа на посту главного редактора газеты «Айкакан жаманак» («Армянское время»). 1 марта 2008 года оппозиционный деятель на год и четыре месяца ушел в подполье из-за обвинений в организации массовых беспорядков.

На президентских выборах 2008 года Пашинян представлял интересы кандидата в президенты Левона Тер-Петросяна. Согласно опубликованным Центральной избирательной комиссией данным, на этих выборах экс-президент потерпел поражение. Но его сторонники, уверенные в его победе, вышли на улицы, требуя пересмотреть результаты выборов. Именно эти события расценивались как массовые беспорядки.

В 2010 году Пашинян добровольно явился в прокуратуру, был арестован и осужден на семь лет. Через год и 11 месяцев попал под амнистию, приуроченную к 20-летию независимости Армении.

Он ненадолго вернулся к редактированию газеты. В 2012 был избран депутатом парламента — и издание снова возглавила Анна Акопян.

— Доволен ли был Никол Пашинян работой газеты, когда передал вам свои полномочия?

Он никогда не бывает доволен. Каждый раз, когда в подполье или в тюрьме ему попадался выпуск газеты — мы получали от него письма. От первого слова до последнего – все подвергалось острой и жесткой критике. И получалось примерно так, что мы вообще не знаем, чем занимаемся.

— Возможна ли перемена статуса газеты «Айкакан жаманак» – из оппозиционной в проправительственную? 

Переход в проправительственный статус, надеюсь, не произойдет никогда. Но для всех журналистов сейчас непривычная ситуация.

Понятно, когда журналисты сообщают о проблемах, фактах нарушения прав человека, о коррупции. Но когда сами власти уже начали бой со всем этим — тут журналистам уже сложнее найти правильную мишень для критики, сохранить себя как свободное и оппозиционное медиа.

О Николе Пашиняне и о семье

— Положительные и отрицательные черты характера Никола Пашиняна. Как они проявляются?

По-моему, он в своей деятельности настолько открыт и искренен, что его характер очевиден для всех. Могу только сказать: такой же он и дома.

— Супруги продолжат носить одежду армянских брендов?

Со мной работают разные дизайнеры, который создают одежду специально для меня. И я с большим удовольствием ношу ее. Я все расскажу публично – какой дизайнер или дизайнерская студия разработали тот или иной наряд. Так же и в отношении него. Очень приятно, с большой гордостью носишь то, что производится в твоей стране.

— Что изменилось в отношении общества к вашей семье с того времени, когда Никол Пашинян был оппозиционером и политзаключенным?

[К нам] плохо никогда не относились. Не припоминаю ни одного случая. Самым сложным был период репрессий после 2008 года. Но я и мои дети были максимально отдалены от всего этого. И не могу сказать, что мы очень страдали в то время. Хотя в целом атмосфера была удручающей.

После избрания мужа премьером могла быть перемена отношения – как это обычно бывает к людям во власти. Но я все делаю для того, чтобы пресечь такое отношение.

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.