ИОСИФ ЛАЗЬЯН – ОРГАНИЗАТОР И РУКОВОДИТЕЛЬ ЛОРИЙСКОГО ВОССТАНИЯ, ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР ГАЗЕТ «ВЕЧЕРНЯЯ МОСКВА» И «РАБОЧАЯ МОСКВА»

6 декабря, 2018 - 14:25

95 лет назад – 6 декабря 1923 года – вышел первый номер газеты «Вечерняя Москва», органа Московского городского совета (Моссовета). Объем издания был половинного формата газеты «Правда». Первым главным редактором «Вечерней Москвы» стал Борис Волин, заместителем – писатель-публицист Михаил Кольцов. 27 сентября 1929 года ответственным редактором «Рабочей Москвы» (нынешней «Московской правды») и «Вечерней Москвы» был назначен Иосиф Лазьян. Последний подписанный им номер «Вечёрки» вышел 27 февраля 1930 года (125 тысяч экземпляров – таков был тираж «Вечёрки» в январе 1930 г.).

В интервью «Вечерней Москве» (6 июля 2018 г.) сын Лазьяна Юрий Иосифович рассказал странную историю, которую он знает в пересказе матери:

«Вечером 17 марта 1930 года отец подписал очередной номер «Рабочей Москвы» и уехал домой. Ночью в типографию явился Константин Уханов, председатель исполкома Моссовета, и приказал поместить заметку о том, что президиум исполкома постановил закрыть в Москве и области 56 церквей.

Наутро Лазьян узнал, что ЦК ВКП(б) объявляет ему выговор «с предупреждением, что в случае допущения впредь таких сообщений будет поставлен вопрос о его исключении из партии». Через Серго Орджоникидзе, своего товарища по кавказскому фронту, Иосиф Герасимович получил аудиенцию у Сталина.

Мама запомнила со слов отца, что Сталин стал обращаться к нему на «ты», и отец ответил ему тем же, да еще и кличку «Коба» приплюсовал. На ее вопрос, как он мог позволить себе такое, отец сказал что-то вроде: «А почему бы и нет?»

После этого Лазьян руководил «Рабочей Москвой» еще три месяца: последний номер он подписал 15 июня 1930 года.

* * *

Сын бедного пекаря, Иосиф (Овсеп) Герасимович Лазьян (Лазян, Лазиян) с 9 лет был отдан в типографию в своем родном грузинском городе Ахалцих. «Страсть к чтению книг, поступавших в типографию на переплетывание, оформляла мои смутные стремления к свободе», – вспоминал он потом.

В Ахалцихе он участвует в работе общегородской группы большевиков. В 1907 году вступает в РСДРП(б) – Российскую социал-демократическую рабочую партию (большевиков). Через Лазьяна Ахалцихская большевистская организация проводила большую агитаторскую и пропагандистскую работу среди солдат царских войск, сосредоточенных в Ахалцихе. Практика работы среди солдат пригодилась Лазьяну, когда он был призван в 1908 году в армию, где вошел в армейскую революционную группу.

В 1912 году Лазьян нашел работу по специальности в Риге, где перед этим отслужил в армии, установил связи с местной большевистской ячейкой. В 1913 году из-за доклада в рабочем клубе он был арестован, а после освобождения бежал в Германию. Устроился в типографию в Берлине. Параллельно занимался изучением марксистской литературы, посещал лекции теоретика марксизма и экономиста Розы Люксембург в партийной школе Германской социал-демократической партии, в числе лекторов которой был Карл Либкнехт, один из будущих основателей Коммунистической партии Германии. Усиленно изучал иностранные языки. В Берлине Лазьян был связан с группой немецких социал-демократов, организовавших впоследствии союз «Спартак», являлся одним из организаторов «Дома молодежи», где вел во время Первой мировой войны большевистскую агитацию.

В 1915 году Лазьян собрал в армянской колонии Берлина и передал Карлу Либкнехту документальные материалы о турецком геноциде армян. Эти свидетельства были использованы Либкнехтом при подаче запроса в Бундестаг и его выступлении там по поводу геноцида армян, о чем Лазьян сообщает в автобиографии, хранящейся в семейном архиве.

* * *

В 1918 году Иосиф Лазьян вернулся в Россию и получил назначение в редакцию «Кавказской Красной Армии», газеты Бакинского военно-революционного комитета, в качестве секретаря. В том же году, после падения Бакинской коммуны, Лазьян был арестован и по освобождении из тюрьмы перебрался в Астрахань. Здесь по поручению губкома партии организовал выпуск газеты «Красный воин», был ее первым редактором. Работу редактора Лазьян совмещал с должностью председателя губернского комитета, его непосредственным начальником был знаменитый Сергей Киров.

В «Красном воине» работала секретарем спасшаяся от погромов выпускница бакинской гимназии Гоарик Самуэлевна (Галина Савельевна) Тарманянц, ставшая женой и верной подругой Иосифа Герасимовича.

В конце апреля 1920 года с частями XI Красной Армии Иосиф Герасимович выступил в поход на помощь восставшему против мусаватистов (членов азербайджанской националистической партии «Мусават» – «Равенство») бакинскому пролетариату. После установления в Азербайджане советской власти Лазьян был избран членом горсовета и исполкома Баку.

* * *

Из воспоминаний Г.О. Оганезова, активного участника Лорийского вооруженного восстания («Известия Академии наук Армянской ССР», № 9, 1964):

«В первые дни января 1921 г. в «нейтральной» зоне развернулось сильное движение за освобождение Лори из-под грузинского меньшевистского гнета и присоединение к Армении. Усилились и репрессии меньшевистской охранки против революционно настроенных лорийских крестьян. Сотни крестьян были брошены в тюрьмы.

Важнейшей задачей ЦК Коммунистической партии и ревкома Армении стало оказать помощь в освобождении лорийцев от меньшевиков. Когда в ЦК обсуждался вопрос о руководителе подготовки вооруженного восстания в «нейтральной» зоне, взоры всех пали на испытанного, несгибаемого большевика – Иосифа Лазьяна...

Лазьян получил данные, что меньшевистские гвардейцы, засевшие на станции Шагали, заминировали большой Шагалинский мост и, в случае наступления советских войск, намерены его взорвать. Катастрофу нужно было во что бы то ни стало предотвратить. По этому поводу в Караклис выехал председатель ЧК Армении Шаварш Амирханян, чтобы совместно с секретарем уездного комитета партии Мелик Еолчяном обсудить создавшееся положение. На совещании присутствовал руководитель лорийских повстанцев Иосиф Лазьян. Было решено послать на станцию Шагали толкового человека для организации работы по спасению моста. Лазьян рекомендовал для этой роли одного из командиров – молодого члена партии Арташеса Степаняна, в совершенстве владевшего грузинским и русским языками. Амирханян же, в свою очередь, назначил одного из своих чекистов – Степана Авакяна…

Арташес Степанян под видом александропольского жителя, с хурджином (переметная сума. – М. и Г.М.) на плече пересек границу «нейтральной» зоны и вскоре появился на станции Шагали. Здесь он вначале стал торговать яйцами, курами, сыром. В беседах с офицерами он на ломаном русском языке объяснял, что в Александрополе (ныне – Гюмри. – М. и Г.М.) имел богатую лавку, но турки все отняли. Поэтому он решил бежать в Караклис (ныне – Ванадзор. – М. и Г.М.). Однако и там не пришлось задержаться, так как, мол, большевики оказались не лучше турок. Таким путем, войдя в доверие офицеров, в частности коменданта капитана Шатилова, вскоре за большую взятку он завладел железнодорожным буфетом, где спаивал офицеров, а те в пьяном состоянии выбалтывали секрет минирования моста. Эти данные на следующий день становились известны Лазьяну.

Благодаря правильным непосредственным указаниям Лазьяна, Степаняну удалось в день восстания перерезать запальный шнур от адской машины, дав возможность роте, предназначенной на захват моста, безболезненно освободить мост. Формирование роты было поручено автору этих строк…

В ночь с 11 на 12 февраля 1921?г. началось вооруженное восстание. Арташес Степанян в самых тяжелых условиях перерезал запальный шнур адской машины, и меньшевики не успели взорвать Шагалинский железнодорожный мост. К исходу 12 февраля партизанами было взято в плен 600 солдат и офицеров противника, захвачено – 5 пулеметов, 1000 трехлинейных винтовок, много боеприпасов и обоз…

После подсчетов захваченных трофеев, руководитель повстанцев Лазьян телеграфировал председателю Ревкома Армении – С. Касьяну: «Красные повстанцы шлют трудящимся Армении из захваченных трофеев свой первый подарок – 2 паровоза, цистерны керосина, 7 мешков чая, теплое белье, сельскохозяйственные орудия».

В течение пяти дней вся «нейтральная зона» была очищена от неприятельских войск, были взяты в плен более 3000 солдат и офицеров противника, большое количество оружия и боеприпасов, несколько паровозов и десятки вагонов».

Главнокомандующий грузинскими войсками генерал Одишелидзе был отправлен в отставку, главной причиной которой, по его же словам, послужила «неожиданная катастрофа, происшедшая у Шагалинского моста».

После победоносного восстания Иосиф Лазьян первым в Армении был награжден орденом Красного Знамени Центрального исполнительного комитета (ЦИК) РСФСР и получил должность заместителя народного комиссара по военным делам Армении. Благодарные жители Ванадзора в своем городе именем Лазьяна назвали улицу.

* * *

В марте 1921 года Лазьян – представитель ЦК КП(б) Армении в Грузии. В 1922 году ЦК Компартии Армении отправляет его в Москву на курсы марксизма-ленинизма. В 1924 году он возглавил отдел агитации и пропаганды Замоскворецкого райкома РКП(б). Кстати, в архивных документах «Жильцов дома 17 по ул. Петровка» в квартире № 36 значился «Лазьян Иосиф Герасимович, Замоскв. РК РКП(б)».

В 1925 году Лазьян заведует отделом печати Московского партийного комитета, в конце 1928-го отбывает в подмосковную Коломну, где требовался ответственный секретарь уездного комитета партии.

Супруга Иосифа Лазьяна – Гоарик Самуэлевна в те годы являлась заведующей Архивом ЦК ВКП(б), помощником дежурного секретаря, в 1928-м поступила в Менделеевский институт.

В 1929 – 1930 годах Лазьян, кроме «Рабочей Москвы» и «Вечерней Москвы», редактировал и газету «Путь рабселькора».

* * *

С должности ответственного секретаря Коломенского окружкома осенью 1930 года Лазьян Центральным комитетом партии был направлен на учебу в Институт мирового хозяйства и мировой политики (Институт красной профессуры), где, помимо прочего, отлично выучил английский. По окончании института в 1934-м его направляют в Лондон на должность экономиста в Торговом представительстве СССР, а еще через год он становится заведующим лондонским отделением Телеграфного агентства Советского Союза (ТАСС), по совместительству являясь секретарем ВКП(б) при советских учреждениях в Лондоне. Вместе с ним поехали жена и дочь.

«Моя мама, Галина Савельевна, стала работать химиком в лаборатории, которая осуществляла аналитический контроль нефти, поступавшей в Англию из СССР, – рассказывает сын Лазьяна, Юрий Иосифович, корреспонденту «Вечёрки». – Моя 16-летняя сестра Нора в 1936 году окончила престижную школу – Parliament Hill School. Она одна из всего класса заслужила право поступить в Лондонский университет».

Побыть английской студенткой Норе Лазьян не довелось: 4 мая 1937 года отца отозвали в Москву. 3 июня Иосифа Герасимовича назначили заведующим Государственным учебно-педагогическим издательством (Учпедгиз).

* * *

К празднику Великой Октябрьской социалистической революции – 7 ноября 1937 года – в квартире Лазьянов в Доме на Набережной (Москва, ул. Серафимовича, 2) стали готовиться еще с вечера. Стол в гостиной застелили белой скатертью – чтобы утром осталось лишь расставить приборы... У сорокалетней Гоарик Самуэлевны был заметен живот: через четыре месяца она ожидала второго ребенка. Ночью за Иосифом Герасимовичем пришли.

На допросах Лазьян категорически отвергал любые клеветнические обвинения в свой адрес, тем не менее 9 мая 1938 года выездная сессия Военной Коллегии Верховного Суда СССР предъявила ему обвинение по статье 58 Уголовного кодекса РСФСР (шпионаж, промышленный саботаж, терроризм, контрреволюционная деятельность) и приговорила к высшей мере наказания.

В архиве президента Российской Федерации (АП РФ, оп. 24, дело 416, лист 336) хранится «Список лиц, подлежащих суду Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР» от 3 мая 1938 года с пометкой: «За – Сталин, Молотов, Ворошилов». В «Списке» обреченных из 100 лиц герой нашей публикации – «Лазьян Иосиф Герасимович» – значится под номером 46. Злосчастный «Список» с грифом «1-я категория» (1-я категория означала расстрел) заверил «Начальник 8 отдела ГУГБ НКВД Ст. майор Государственной безопасности Шапиро».

Приговор был приведен в исполнение в день суда – 9 мая 1938 года. За два месяца до этого, в марте 1938-го, на свет появился сын Лазьянов – Юрий.

4 июня 1955 года Иосиф Герасимович Лазьян был посмертно реабилитирован.

* * *

Авторам данной публикации в Государственном архиве Российской Федерации удалось обнаружить архивно-следственное дело № П-6509. Приводим анкетные данные из следственного дела:

«Тараманьян Галина Савельевна Дата рождения: 1897 г. Место рождения: Азербайджан, г. Ханджа (Гянджа. – М. и Г.М.)

Пол: женщина

Национальность: армянка

Гражданство (подданство): СССР

Социальное происхождение: из рабочих

Образование: высшее, Менделеевский ин-т

Профессия / место работы: инженер-химик, Центральный институт авиационного топлива и масел

Место проживания: г. Москва, Арбат, Б-Власовский пер., д. 12, кв. 1

Партийность: бывший член ВКП(б)

Где и кем арестован: содержалась под подпиской о невыезде

Дата ареста: 1938 г.

Обвинение: приказ 00486

Статья: 17-58-8-10

Приговор: дело прекращено постановлением УНКВД МО 28.12.1938, освобождена

Биография: Тараманьян Г.С. обвинялась в том, что знала о контрреволюционной деятельности своего супруга, Лазьяна И.Г., осужденного врага народа, но не сообщила соответствующим органам советской власти, чем способствовала совершению преступления, являясь его соучастницей. С нее была взята подписка о невыезде. Дело было прекращено 28 декабря 1938 г., подписка о невыезде была аннулирована, а материалы на Тараманьян Г.С. были направлены в Киевское РО УНКВД МО на учет и разработку».

* * *

Не зная о том, что мужа уже нет в живых, Гоарик Самуэлевна в 1939 году обратилась с жалобой в Военную прокуратуру войск НКВД Московской области. По ее жалобе военной прокуратурой проводилась проверка дела И.Г. Лазьяна. Прокуратура установила, что обвинения по его делу были сфабрикованы, а «арест производился по указанию руководства УНКВД Московской области», которое и санкционировало «применение к Лазьяну незаконных методов следствия и насилия, о чем имеются показания следователя Зайцева». Однако по формальным причинам в пересмотре дела ее супруга Тарманянц было отказано (6 ноября 1940 г.).

Гоарик Самуэлевна прожила долгую и насыщенную событиями жизнь; благодаря своей твердой позиции она удержалась в партии, воспитала детей, защитила диссертацию. В совершенстве владея английским языком (сказалась работа в Англии), являлась руководителем группы по нахождению, расшифровке и воспроизводству в советской промышленности американских патентов, стала автором присадок к моторным маслам для ряда автомобилей, в том числе ЗИС-110, позже ВАЗ и ряда других. Персональный пенсионер союзного значения Г.С. Тарманянц скончалась в 1990 году.

Дочь Иосифа Лазьяна, Нора, в 1945 году окончила Московский медицинский институт, вступила в ряды Вооруженных сил и отправилась на Дальний Восток, где руководила группой японских военнопленных-врачей на острове Итуруп. В 1946 году врачей депортировали в лагеря, а старший лейтенант Нора Лазьян погибла от пули часового утром 1 ноября того же года – рядом с госпиталем, в котором она работала.

Юрий Иосифович Лазьян, выпускник Московского нефтяного института им. И.М. Губкина, кандидат технических наук, автор ряда научных работ в области математического моделирования химико-технологических процессов, проживает в Маале-Адумиме (Израиль).

Полосу подготовили Марина и Гамлет Мирзоян, Москва

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.