Станислав Иванов: Курдский фактор с каждым годом играет все большую роль на Ближнем Востоке

8 декабря, 2018 - 11:25

Уважаемые читатели, сайт "Kurdistan.Ru” представляет вашему вниманию интервью с ведущим научным сотрудником ИМЭМО РАН, кандидатом исторических наук Ивановым Станиславом Михайловичем, в котором он подробно ответил на вопросы, касающиеся курдских перспектив на Ближнем Востоке.

Уважаемый Станислав Михайлович, каким Вы видите развитие отношений между Иракским Курдистаном и Ираком при новом федеральном правительстве, возглавленном, как говорят, "другом курдов" - Адилем Абдул-Махди. Помнится, что в свое время также говорили о Хейдаре аль-Абади, а ранее – о Нури аль-Малики - в начале их карьер на посту премьера Ирака. Есть ли перспективы урегулирования спорных вопросов между Багдадом и Эрбилем? Может ли личное расположение лидеров помочь решить эти вопросы?

Насколько я понимаю, Иракский Курдистан сегодня имеет статус субъекта федерации Республики Ирак с самыми широкими правами и полномочиями и отношения между Эрбилем и Багдадом строятся как отношения одного из наиболее крупных регионов страны с центром. И, хотя конфликт, возникший между ними после референдума о независимости Иракского Курдистана, к настоящему времени в основном преодолен, сохраняется все же много нерешенных проблем. Формирование новых правительств в регионе и центре вселяет определенную надежду на их мирное разрешение и достижение консенсуса по большинству "наболевших" вопросов (спорные территории, распоряжение углеводородами, статус и снабжение бригад "пешмерга", доля расходной части федерального бюджета для региона и т.п.). Насколько известно, Адиль Абдул-Махди – весьма опытный и авторитетный политик, который заявляет о своем стремлении проводить независимый от региональных и внешних центров силы политический курс, имеется в виду, прежде всего, от Тегерана и Вашингтона. Насколько ему это удастся – покажет время. Несмотря на то, что новый премьер араб-шиит и представляет блок шиитских политических сил, в отличие от предыдущих шиитских премьеров Малики и Абади, новый глава правительства настроен более толерантно и доброжелательно ко всем основным группам населения Ирака (арабам-суннитам, курдам, туркоманам). Но при этом надо учитывать, что Тегеран не намерен отказываться от своего доминирующего влияния в Ираке, поскольку считает эту страну одним из своих плацдармов в арабском мире. Скорее всего, на новое правительство Ирака и шиитскую общину будет и дальше оказываться мощное давление со стороны иранских аятолл.

  Представляется ли Вам удачным назначение нынешнего главы Совета Безопасности Курдистана на пост курдского премьер-министра?

Безусловно, это одна из лучших кандидатур на пост главы регионального правительства. Масрур Барзани приобрел значительный опыт работы в региональном правительстве, в самый тяжелый период противостояния бандформированиям ИГИЛ (запрещено в РФ) отвечал за вопросы безопасности Иракского Курдистана. Он молод, энергичен, настроен на взаимодействие со всеми политическими силами региона.   

Все чаще звучат предостережения и угрозы из уст американских и иранских лидеров в адрес друг друга. Возможны ли военные столкновения между армиями этих стран, или они смогут прийти к компромиссу?

Действительно, с приходом в Белый дом администрации Д.Трампа антииранская риторика и враждебные действия американских властей по отношению к Тегерану набирают обороты. По мнению Вашингтона, Тегеран должен:

– заморозить свою ракетную программу и в будущем не вмешиваться в конфликты на Ближнем Востоке;

– прекратить "поддержку террористов" на Ближнем Востоке, включая повстанцев-хуситов в Йемене, шиитское движение "Хизболла" в Ливане и Сирии, а также ХАМАС в секторе Газа и палестинский "Исламский джихад";

– вывести свои воинские подразделения и наемников-шиитов из Сирии и Ирака;

– расформировать местные шиитские милицейские военные формирования в Сирии и Ираке (типа бригад "Хашд аш-Шааби").

Д.Трамп не только объявил об одностороннем выходе из ядерной сделки с Ираном и возврате к ограничительным санкциям, но и провел определенную работу по активизации всех антииранских сил на Ближнем Востоке (Израиль, Турция, страны Персидского залива). Реализуется так называемый проект арабского НАТО под эгидой Эр-Рияда. О каком-либо возможном компромиссе между Вашингтоном и Тегераном говорить не приходится. Для иранских аятолл внешний враг в лице США и Израиля и экспансия шиизма в регионе являются важной составной частью их внутренней и внешней политики, а для Вашингтона главным остается изолировать ИРИ и надежно защитить своих региональных союзников от потенциальных военных угроз со стороны Тегерана.

Что касается открытого вооруженного столкновения между США и ИРИ, то это маловероятно. Вашингтон вполне устраивает политика санкционной удавки, гибридной и прокси-войны с Ираном силами Израиля, арабских суннитских государств и Турции. Как известно, ВВС Израиля уже наносят ракетно-бомбовые удары по целям "Хизбаллы" и КСИР Ирана в Сирии.

 Поступают сообщения о том, что страны-члены международной коалиции, действующие против "Исламского государства" (ИГ) и поддерживающие курдские сирийские силы в их борьбе против ИГ, начали оказывать давление на правящую в Сирийском Курдистане "Партию Демократического Союза" (PYD), с тем, чтобы заставить ее отказаться от связей с турецкой "Рабочей партией Курдистана" (РПК) и от ее идеологии. С другой стороны, Турция, считающая РПК террористической организацией, использует эти связи как повод для атак на Сирийский Курдистан. Насколько Вам представляется реальным отказ PYD от союза с РПК?

Мне ничего неизвестно о союзе сирийской PYD с турецкой РПК. Пока об этом вещают турецкие СМИ и сам Эрдоган. Много доводилось слышать о связях турецких спецслужб с руководством РПК. Якобы, среди лидеров РПК больше этнических турок, чем курдов, а экстремистские молодежные организации типа "Ястребы Курдистана", "Соколы Курдистана", "Мстители" созданы в недрах турецких спецслужб для дискредитации курдского национального движения. За многими терактами в Турции "торчат уши турецких спецслужб". Лидер РПК А.Оджалан давно сидит в турецкой тюрьме и выступает под жестким контролем Анкары. Думается, что и для борьбы с сирийскими гражданами – этническими курдами хитрый и изворотливый Эрдоган использует тот же прием. Вбрасывается ложный тезис о связях PYD с РПК и их общей идеологии, после чего наносятся ракетно-бомбовые удары по курдским населенным пунктам в суверенном сирийском государстве, затем вторгаются механизированные колонны турецких агрессоров. Так, при молчаливом одобрении мирового сообщества новоявленный султан оккупировал значительную часть Сирии и заявляет, что никогда эти земли Асаду не отдаст. Вся эта возня с PYD/РПК затеяна Эрдоганом, чтобы оправдать свои агрессивные действия на северо-западе Сирии. Под прикрытием мнимой борьбы с "курдами-террористами" турецкие власти проводят этнические чистки в этих районах и на место уничтоженных или изгнанных курдских семей в Африне заселяются боевики "Джабга ан-Нусра" (запрещена в РФ) и ей подобных радикальных исламистских группировок. Чисто в тактическом плане, лидерам сирийской PYD было бы целесообразно разоблачить ложь Эрдогана, публично откреститься от каких-либо связей с турецкой РПК и наладить более тесное взаимодействие с Курдским национальным советом (КНС), ДПК и ПСК в Иракском Курдистане.  

Видите ли Вы в ближайшем будущем усиление курдского влияния на Ближнем Востоке? В частности, усиление Иранского Курдистана на фоне ослабления Тегерана?

Безусловно, курдский фактор с каждым годом играет все большую роль на Ближнем Востоке. 40-миллионный народ уверенно занимает свое место в жизни и истории. Особенно это стало заметным после активного участия курдских ополченцев в разгроме бандформирований ИГИЛ в Сирии и Ираке. На фоне панического бегства сотен тысяч сирийских и иракских военных и передачи боевикам ИГИЛ тяжелого оружия и боевой техники этих стран, курды смогли самоорганизоваться и дать достойный отпор джихадистам. Три года власти в Дамаске и Багдаде пребывали в растерянности и надеялись лишь на помощь иностранных военных коалиций, в то время как курды уверенно громили бандформирования Исламского халифата.

Говорить об ослаблении Тегерана пока преждевременно. Все же население ИРИ в большинстве своем поддерживает режим шиитских фундаменталистов. Иранские курды находятся, пожалуй, в наиболее сложном положении по сравнению с их собратьями в соседних странах. Их национальные права и свободы грубо нарушаются, районы компактного проживания по прежнему наиболее отсталые в социально-экономическом отношении, партии и общественные организации запрещены, существуют проблемы с общением и образованием на курдском языке, ежемесячно десятки курдов расстреливаются в приграничных районах и подвергаются смертной казни в иранских тюрьмах.

Что Вы думаете о перспективах пока не объявленной коалиции Саудовской Аравии, стран Персидского Залива и Израиля против Ирана?

Выше мы уже затронули этот вопрос. Как таковую, коалицию вряд ли удастся создать. Все же нерешенность палестинской проблемы оказывает свое негативное влияние на отношения Израиля с арабскими странами. Пока только Египет и Иордания имеют соответствующие договора и дипотношения с Израилем. Но, Израиль, Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, Лига арабских государств (ЛАГ), Турция – все они в отдельности настроены более активно противостоять иранской шиитской экспансии в регионе. Вашингтон прилагает все больше усилий по созданию единой ПВО и ПРО региона, усилению военного потенциала всех противников ИРИ на Ближнем Востоке. Речь также идет о создании новой военно-политической региональной организации арабских стран - мини-НАТО (6 монархий Персидского залива во главе с Эр-Риядом, Египет и Иордания).

Спасибо.

Ваша оценка материала: 
Average: 5 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.