Ради родственников и соседей. Как в Азербайджане геи и лесбиянки женятся друг на друге

13 декабря, 2018 - 14:22

В Азербайджане, где о гомосексуальности говорить не принято, а гомосексуальные связи, как правило, считаются позором, некоторые геи и лесбиянки женятся друг на друге. Родители обычно рады: свадьба, по их мнению, обеспечит спокойную жизнь, избавит от лишних вопросов родственников, «вылечит» детей и принесет внуков. Но чуда не происходит.

Би-би-си рассказывает истории людей, вступивших в такие фиктивные браки.

«Ты покинешь этот дом или женой, или в саване, когда я убью тебя», — сказал отец Гюльнур, после того как ее, сбежавшую из дома, вернули обратно.

Она сбегала несколько раз, но мать всегда ее находила: стояла у дверей квартиры, где Гюльнур укрывалась, плакала и просила вернуться. Девушка знала, что дома ее первым делом будет ждать отец, который снова изобьет ее. Но она возвращалась, потому что не могла вынести слез матери.

«Я хотела уйти, и дело не только в том, что я гомосексуальная женщина, но и в том, что мне уже давно не 18, и уйти было моим правом», — вспоминает Гюльнур.

Но тем августовским вечером, когда после очередных побоев отец пригрозил убить ее, Гюльнур поняла, что единственный шанс покончить с кошмаром — выйти замуж.

«Ей уже за 30»

В этом году Азербайджан снова оказалась в конце рейтинга из 49 европейских стран, ранжированных по уровню соблюдения прав лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров. Составляющая список организация ILGA-Europe (Международная ассоциация лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов) среди проблем отмечает отсутствие убежищ, язык ненависти, отсутствие поддержки в семье и дискриминацию.

Гомосексуальные отношения перестали считаться преступлением в Азербайджане в 2000 году, однако законов, защищающих права ЛГБТ-сообщества, в стране по-прежнему нет. Гомосексуальные браки также запрещены.

В прошлом году в Баку прошли полицейские облавы на представителей ЛГБТ: десятки человек были доставлены в отделения для допросов, некоторых держали там несколько дней.

Некоторые геи и лесбиянки находят выход в фиктивных браках. Партнеров ищут через интернет, закрытые группы в социальных сетях и общих знакомых, сочувствующих ЛГБТ. К активистке Гюльнаре Мехтиевой за помощью обращались, по ее словам, не менее десяти человек.

«Была даже женщина, которая предлагала некоторую сумму денег. Она говорила, что если сама не найдет мужа, то родители выдадут ее насильно за кого-то, а ей было уже за 30», — рассказывает Гюльнара.

Родители в традиционных семьях Азербайджана играют большую роль, когда речь заходит о выборе пары для ребенка. Глава организации «Гендер и развитие» Кямран Рзаев говорит, что «браки-договорняки» между лесбиянками и геями возникают из-за того, что молодые люди зависят от мнений и суждений родителей, а сами родители — от мнений родственников и соседей.

Но и тут, по его словам, родители бывают капризны и могут не согласиться выдать сына за «мужековатую» девушку или дочку — за слишком уж «жеманного» мужчину.

«Хочешь — разводись, но домой не пустим»

Уже через несколько дней после того, как отец ей угрожал, Гюльнур договорилась с другом-геем, что выйдет за него замуж. «Я рассказала ему свою историю и сказала, что если для тебя это проблема, я могу отдать тебе все деньги, которые соберу со свадьбы (в Азербайджане принято дарить молодоженам деньги — Би-би-си), — говорит она. — Но он как друг сказал, что ему это не нужно».

«Мы тихо сказали это своим семьям, и те встретились в сентябре», — рассказывает Гюльнур. После традиционной для Азербайджана встречи родителей обе стороны были так рады, что быстро обручили детей, а уже в январе сыграли свадьбу.

«Мне пришлось надеть свадебное платье, меня просто заставили», — вспоминает она. Гюльнур говорит, что пыталась свести к минимуму традиционные обряды, которые казались ей пустой бутафорией. Она отказалась от традиционного разукрашивания рук хной. Но в остальном это была традиционная азербайджанская свадьба.

Как водится, с мужем они сидели вдвоем за отдельным столом. «На свадьбе я ужасно нервничала, и, чтобы расслабиться, с самого начала и до конца свадьбы мы с ним не переставая пили, — говорит она, — И после свадьбы мы оба уже еле стояли на ногах».

В первую брачную ночь они просто уснули. Неприятности начались потом.

«Нормальным другом он не стал: после свадьбы он все время был со мной, иногда не пускал [в дом] мою подругу, ругал моих друзей, — говорит Гюльнур. — Однажды мы хотели пойти с друзьями в клуб, он запер дверь и не хотел меня выпускать».

Незадолго до свадьбы ее муж расстался со своим парнем, и у него, как говорит Гюльнур, начались психологические проблемы. И ей, и его друзьям было трудно с ним общаться.

По ее словам, она точно знала, что он гей, но, возможно, он не мог принять себя таким и пытался стать обычным азербайджанским мужем; несколько раз он пытался заняться с ней сексом и плакал.

«Когда впервые он меня пнул, я как будто вернулась в свою семью, — говори Гюльнур, — А тем временем, как у нас водится, семья спрашивала, не забеременела ли я наконец».

Совместная жизнь продолжалась двадцать дней. «Я решила рассказать об этом [побоях] семье, на что они сказали: «Хочешь разводись, но обратно домой не пустим, — говорит Гюльнур. — На самом деле это было для меня облегчением».

Снова в бегах

Гюльнур нашла работу, снимала квартиру у подруги и пыталась развестись с мужем, который отказался давать ей развод: «Адвокат хотел 600 манат (350 долларов), но денег у меня не было, и я не знала ничего о процедуре развода и не могла найти подробной информации в интернете. Так что я до сих пор формально замужем».

Гюльнур уже полгода живет в Турции. «В Турции гомосексуалы живут более приличной жизнью — я говорю конкретно о Стамбуле, — рассказывает она, — Они не боятся своих семей. Я знаю тут одну лесбиянку, ей за 40, и у нее дочери моего возраста, потому что в 15 лет ее насильно выдали замуж. Но сейчас она открыто ведет свою жизнь, любимый человек приходит к ней домой. И дети это принимают».

По словам Гюльнур, в Баку она никогда не встречала гомосексуальных женщин старше 30: «Наверняка они есть, просто они напуганы. Может, они неграмотны или не хотят себя принимать, считают себя больными. Здесь есть гомосекусуалы разных возрастов, не прячутся, принимают себя».

Она хочет скопить денег на юриста, вернуться в Азербайджан, чтобы развестись, и уже после этого уехать в Европу. «Вместе со мной будет мой любимый человек, моя девушка. Она будет меня поддерживать, и мы хотим уехать вместе», — говорит Гюльнур.

Тем временем неблизкие родственники Гюльнур до сих пор думают, что она замужем и нормально живет с мужем. До сих пор они спрашивают у мамы Гюльнур, не беременна ли дочь.

«Все идет по плану»

У Арифа все получилось. Он уже год как живет в счастливом браке с женой, с которой у него никогда не было секса. Но, по его словам, им хорошо вместе. И они даже ждут ребенка.

С будущей женой Ариф познакомился через своего бывшего. К тому времени родители пытались насильно выдать ее замуж и отправить в родную деревню подальше от Баку. Это приводило ее в ужас: в деревне она, скорее всего, была бы вынуждена стать «примерной женой», которая работает исключительно матерью для своих детей.

«Она боялась этого, не хотела уезжать в деревню, хотела остаться в Баку, в комфорте, и продолжать работать», — вспоминает Ариф. Когда они познакомились, он немедленно сделал ей предложение, и она согласилась.

На Арифа также напирали домашние. «Я хотел, чтобы семья и окружающие увидели, что я наконец женат, — вспоминает он. — Но при этом я не хотел жениться на натуралке, чтобы потом ее обманывать, прятать номера телефонов, жить двойной жизнью до самой смерти».

Родственники Арифа не знают, что он гей. «Я чувствовал себя на свадьбе шикарно, я понимал, что все идет по плану, — вспоминает он. — На свадьбе было 350 человек, и среди них больше всех танцевал и развлекался я».

«Сейчас у нас нормальная семейная жизнь, есть все, кроме секса, но мы даже не говорим об этом, нам этого не хочется», — рассказывает Ариф.

Жена его работает в офисе, а сам он фрилансер. Они снимают квартиру, и они, по его словам, никогда не ссорятся. С помощью ЭКО (экстракорпорального оплодотворения) они завели ребенка. Пока у Арифа нет денег, но он хотел бы двух или трех детей.

«Я никогда не хотел уезжать, — говорит он, — Неважно, гей ты или натурал, — я думаю, уезжают только из трусости. Для лесбиянок действительно сложнее тут жить, но и они, мне кажется, могут сделать так же, как я, и жить спокойно».

При этом постоянного партнера у него нет. На вопрос о том, не хотел бы он жить с тем, кого действительно любит, Ариф говорит, что задумается об этом тогда, когда такой человек появится. «Пока у меня и интимная жизнь, и друзья, и развлечения — всё на месте», — говорит он.

Имена героев материала изменены.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.