Армения в зоне геополитического оппортунизма

14 декабря, 2018 - 20:19

Путин и Алиев должны начать работу с Саакяном

Глава МИД России Сергей Лавров посетил Баку, где принял участие в работе совета министров иностранных дел Организации Черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС). Лаврова принял президент Азербайджана Ильхам Алиев. В первую очередь стороны обсудили вопросы двустороннего сотрудничества, обозначили планы совместной работы на 2019 год, проанализировали то, что было сделано в уходящем году.

Говорить было о чем. Отношения между двумя странами расширяются уже на системном уровне, приобретают объемный характер, затрагивая почти все сферы сотрудничества: политическую, экономическую, военно-техническую и гуманитарную. При этом между лидерами России и Азербайджана Владимиром Путиным и Алиевым установлен необходимый уровень доверия, что позволяет разрешать существующие противоречия на основе двустороннего диалога, правда, чаще всего в непубличном режиме. Это при том, что Закавказье относится к региону геополитической турбулентности, а в условиях ужесточения санкционной политики США в отношении соседнего Ирана существуют реальные риски дестабилизации ситуации. И вот сразу же парадокс: Армения, являющаяся членом ОДКБ и Евразийского экономического союза, в силу переживаемых «революционных» потрясений перестает выступать (или сама отказывается) в роли системообразующей площадки обеспечения региональной безопасности.

Объективно обозначен треугольниках Москва — Баку — Анкара, в котором партнерские отношения Москвы и Баку, а не Баку и Анкары являются началом и продолжением альянса. То же самое может касаться и другого треугольника, Москва — Баку — Тегеран. Панорама этой большой картины была бы неполной без упоминания треугольника Москва — Тегеран — Анкара, в рамках которого решаются вопросы урегулирования сирийского кризиса и частично иракского. То есть фактом является то, что Москва и Баку становятся одной частью конструируемой трансрегиональной системы безопасности и экономического взаимодействия, другая часть упирается в Ближний Восток. Что же касается Закавказья, то потенциально именно Москва и Баку способны предопределять ход многих событий в Грузии и в Армении. Ведь, например, именно в Азербайджане на сегодня сложилась устойчивая система государственного управления.

Эти изменения в геополитической ситуации в Закавказье первыми заметили не мы, а западные эксперты, которые считают, что приход к власти в Ереване Никола Пашиняна призван «стимулировать процесс демократизации в регионе, который застрял в плане продвижения в Грузии», хотя и признают, что «Запад запоздал с разжиганием армянского демократического маяка». Тбилиси и Ереван все еще находятся на пути структурных преобразований, но в ситуации, когда зашкаливают внутренние проблемы Европейского союза, те же Грузия и Армения оказываются в состоянии политической растерянности. Для разработки нового подхода им необходимо провести интеллектуальный штурм, проанализировать ситуацию, на что необходимы соответствующие кадры и историческое время. При этом намеченные демократические преобразования Тбилиси и Еревана не вписываются в траекторию движения стран Большого Ближнего Востока, где слабеют позиции американцев, которые лишены возможности оказывать ожидаемое содействие закавказским «геополитическим оппортунистам».

Обозначим еще один важный момент, связанный с региональными конфликтами. Из трех республик — Абхазии, Южной Осетии и Республики Арцах (Нагорный Карабах) — только Степанакерт застыл в ожидании разрешения застарелой неопределенности. Любопытно, что Алиев, выступая на церемонии в национальном Олимпийском комитете, неожиданно заявил, что «сегодня для урегулирования армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта сложилась более благоприятная ситуация». Указывая на укрепление международных позиций республики, он обозначил фактор стратегического партнерства с Россией. Более тонко действовал Лавров. В приветственном слове на встрече с азербайджанским президентом он заявил следующее:

«Мы хотим продолжать содействовать прямому диалогу между Баку и Ереваном по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Я знаю, что у вас были контакты с исполняющим обязанности премьер-министра Армении, у моего коллеги и друга Эльмара Мамедъярова были контакты с исполняющим обязанности министра иностранных дел Армении Зограбом Мнацаканяном. Хотим, чтобы это урегулирование состоялось на справедливой и обоюдоприемлемой основе. Россия и в своем национальном качестве и как участник «тройки» — Россия, США, Франция — сопредседателей Минской группы ОБСЕ будет делать все для того, чтобы способствовать достижению таких договоренностей».

Что ж, действительно, в уходящем году состоялось три встречи глав МИД Азербайджана и Армении, в общей сложности они провели за столом переговоров около 10 часов. Правда, о чем именно шли столь продолжительные дискуссии, знает только узкий круг посвященных, хотя понято, что конфликтующие стороны обсуждают нечто конкретное. А после последней по времени встречи Мамедъярова и Мнацаканяна в Милане на полях саммита глав МИД стран — членов ОБСЕ официальный представитель МИД России Мария Захарова подчеркнула: «Здесь не нужно никакого официального заявления, потому что после принятия упомянутых документов и упомянутых контактов очевидно, что диалог есть, он ведется». Комментируя содержащийся в миланском заявлении призыв стран — сопредседателей Минской группы, она призвала «стороны нагорно-карабахского конфликта принять конкретные меры с тем, чтобы готовить население двух стран к миру».

Выходит, что на столе переговоров лежит готовый проект предполагаемого соглашения по урегулированию конфликта, выстроенный все же на определенной компромиссной основе. В противном случае призыв «готовить население к миру» выглядит нелогичным. Важно отметить, что именно Москва выступила посредником в «диалоге на ногах» между Алиевым и Пашиняном, на саммите СНГ в Санкт-Петербурге этот диалог был продолжен. Теперь России нельзя допустить важную методологическую ошибку. И поэтому она должна способствовать вводу в переговорный процесс президента Республики Арцах Бако Саакяна, остающегося самым опытным политиком на армянском пространстве, не допустить (возможно, вместе с Баку) политической дестабилизации в Нагорном Карабахе, которая разнесет в пух и в прах все достигнутые договоренности по урегулированию конфликта. Это диктуется многими соображениями, в том числе и геополитическими «треками».

Прежние кондовые подходы, как известно, не дали никаких результатов. Кстати, Пашинян ведь уже заявлял, что «Армения — отдельно, Карабах — отдельно». Может быть, настал момент, когда и Баку примет такую формулу, заглядывая немного в будущее и отказавшись от постимперских фантомных настроений, оставляя Ереван один на один с перспективами строительства «национальной демократии». Если Алиев пойдет на такой шаг, он впишет прекрасную страницу в историю Азербайджана. Такое решение стало бы первым прецедентом на постсоветском пространстве, такую политическую перспективу можно было бы расценить как настоящий прорыв Баку, да и Москвы тоже.

Станислав Тарасов

Ваша оценка материала: 
Average: 1 (1 vote)

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.