Лукашенко подставляет Путина, Алиева и Саргсяна. Чем запахло в Закавказье

15 декабря, 2018 - 11:38

Президент Белоруссии Александр Лукашенко насторожил. На встрече с российскими журналистами в Минске он поведал интригующую историю о том, как раньше (во времена, когда президентом Армении был Серж Саргсян) Минск и Москва выступали с предложениями по разрешению нагорно-карабахского конфликта. Обращаясь к Саргсяну на одном из саммитов ОДКБ в Ереване, Лукашенко сказал следующее (цитируем по сайту президента Белоруссии):

«Слушай, как они говорят, оккупировали 7 районов. Серж, отдай эти 5 районов. Какая причина не возвращать их, они же пустуют». Он говорит: «Если я верну, они там дорогу перережут, оккупируют Карабах и прочее». И мы с Путиным четко пообещали, что мы введем свои войска и это не позволим (при азербайджанцах это говорили). Он сказал: «Нет, мы на это не пойдем, мы этого не хотим. Тогда и Азербайджан, и Армения были бы и в ОДКБ, и в ЕврАзЭС. Это было условие, при котором Азербайджан может вступить в эти организации. Почему вы отказались?».

Как интерпретировать эти слова белорусского президента и почему они произнесены именно сейчас, когда Россия выступает в качестве главного посредника в диалоге между президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и и.о. премьер-министра Армении Николом Пашиняном? Говорят, что Лукашенко — человек, склонный выражаться афористично и делать громкие заявления. Действительно, его заявления воспринимаются многозначительно: то ли Саргсян вообще не пожелал возвращать под юрисдикцию Баку пять районов, то ли проявил нежелание, чтобы в зоне конфликта оказались российские и белорусские миротворцы. При этом президент Белоруссии явно подчеркивает, что Азербайджан был не против предлагаемого сценария развития событий.

Напомним, что Лукашенко еще совсем недавно на саммите стран СНГ в Душанбе выступал с интригующим: «Вопрос безопасности — это, можно сказать, центральный вопрос сегодняшнего саммита. Все президенты об этом говорят. Даже мы, казалось бы, спокойная Белоруссия, постоянно об этом говорим, учитывая еще и те опасности и вызовы, которые таят в себе действия западных государств и НАТО у наших границ, у границ Союзного государства… Кстати, мы в таком конфиденциальном порядке обсуждали эту проблему с Владимиром Владимировичем. Я не буду конкретизировать, но лично мы общались именно по этому вопросу. Вопросы востока Украины, вопросы Приднестровья, особенно Нагорного Карабаха. Нам бы как-то сорганизоваться и разрубить эти гордиевы узлы».

Ясно, что Лукашенко, как подметил известный российский политолог Сергей Маркедонов, стремится повысить свою геополитическую капитализацию. Но при этом он провоцирует действующих президентов России, Азербайджана и экс-президента Армении на определенную реакцию на свое заявление. Зачем? Ведь в марте 2017 года он на встрече с послом Армении в Белоруссии Арменом Хачатряном по случаю завершения дипломатической миссии того в Минске, говоря о Нагорном Карабахе, сообщал, что «это не наш вопрос, это не мой вопрос», что «нам там делать нечего», что «есть стороны конфликтующие, которые должны в этом разобраться». И далее: «Минская группа по Нагорному Карабаху… ни черта не сделала за эти десятилетия и не сделает. Пока два лидера не сядут и не скажут: «Давайте проблему решим в интересах людей».

Что-то наводит на мысль, что такая активность Минска может быть результатом некой договоренности с Алиевым, посетившим недавно с визитом Белоруссию. Можно предполагать, что последняя таким образом высказывает свои претензии на то, что именно она может стать местом предполагаемой встречи между Алиевым и Пашиняном. Это первое. Второе: предавая политическому остракизму Минскую группу ОБСЕ, Лукашенко пытается выступить вместе с Россией — или отдельно? — в качестве главного посредника в карабахском урегулировании, и в этом вопросе, как любит говорить сам Лукашенко, «есть определенные подтексты». Как известно, в состав Минской группы входят Белоруссия, Германия, Италия, Швеция, Финляндия и Турция, а также Армения и Азербайджан. Странами-сопредседателями — Россия, США и Франция.

Не секрет, что Минск и Анкара стремятся заполучить статус сопредседателей или вообще изменить формат переговоров. Вот и известный азербайджанский политолог Мубариз Ахмедоглу заявляет, что «Лукашенко намного активнее в нагорно-карабахском урегулировании, чем президенты стран-сопредседателей», а в Нагорном Карабахе, Приднестровье и на Украине «необходимо по-европейски, цивилизованно наводить порядок». Да и вообще, «ОБСЕ может рассчитывать на Белоруссию как на донора безопасности в европейском регионе» и «выдвинутое президентом Белоруссии предложение (встреча в Минске Алиев — Пашинян) соответствует интересам Азербайджана». Кстати, и белорусские эксперты считают, что «нагорно-карабахский конфликт вполне может стать фактором, который принесет некие бонусы Минску».

Однако для Лукашенко гнуть свою линию на закавказском направлении, будучи не просто членом ОДКБ, но и Союзного государства, общего с Россией, вряд ли удастся. Хотя создать сложную интригу Минск может. Но делает он это в ситуации, когда в Карабахе запахло мирным политико-дипломатическим урегулированием.

Станислав Тарасов

Комментарии

Из последнего абзаца автора явствует, что Лукашенко, окончательно распоясавшись, ратует за поджигание войны в Арцахе? Или я сам охренел от этого недоумка?

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.