«Первый апокриф» — незаурядная книга Артура Григоряна

4 января, 2019 - 12:28

Книгу Артура Григоряна «Первый апокриф», я прочла два раза. В первый раз — залпом. Было интересно, чем же все это закончится. Интрига повествования началась с самой первой страницы и не отпускала до конца… Во второй раз — погружаясь в атмосферу исторического повествования, переосмысливая глубже философско-религиозную концепцию самого произведения.

Думаю, эта книга предназначена для читателя старше сорока лет. Почему именно в 40+, лично я рекомендую ее прочесть? Потому, что современный homo sapiens именно к этому возрасту созревает и морально, и психологически, и уже имеет устоявшийся багаж знаний, что позволит ему открыть по-новому, переосмыслить или же утвердиться в том, что он уже знает.

Естественно, у этого романа с религиозной точки зрения будут и противники, и критики, что христианского, что иудейского мира. Незаурядная книга рассказывает о той части жизни Иисуса Христа, о которой обычно умалчивается как в художественной, так и в религиозной литературе. А именно: чем он занимался с 18 до 30 лет. Кем он был? Где он был? Что он делал? Около 2000 лет человеческие умы занимает этот вопрос… Многие современные религиозные деятели, историки и независимые эксперты пытались пролить свет на неизвестные факты биографии Иисуса.

Но Артур Григорян гораздо глубже и интереснее продвинулся в этом направлении, — досконально, детально изучив исторические, религиозные и даже географические факты жизни Йехошуа (Иисуса), проделав титанический труд, воссоздавая даже топографию. Читая роман, полностью погружаешься в реалии того времени, сталкиваешься с уже знакомыми библейскими и историческими персонажами, но в абсолютно новой трактовке, интересном обрамлении художественного вымысла и исторических фактов.

Артур Григорян сделал очень смелое заявление. Многим, начав читать роман, может показаться, что он посягнул на божественность бытия Сына Божьего, что противоречит христианской догме о происхождении, жизни, учении и смерти Иисуса Христа. Но прочитав до конца, лично я открыла Иисуса, который мне близок, который один из нас, который есть ЧЕЛОВЕК, а не мифический образ… Без его религиозной составляющей, что позволяет увидеть ИСТИНУ. Истину его философии, истину его величия как человеческого создания. Истину, что он СЫН БОГА, как и мы все — дети Бога.

Главный герой романа, Йехошуа, — так называемый «бар энаш» («Сын человеческий»; др. евр. «бен адам»; арам. «бар энаш», или «барнаша») — термин, берущий своё начало в Танахе (Ветхий Завет). Он обозначал вначале принадлежность к роду человеческому, отличался незаурядными умственными способностями и целительскими, врачебными навыками.

Так как сам автор — медик по профессии, он очень скрупулезно и профессионально описал эпизоды, касающиеся чудесных исцелений, которые были описаны в Евангелии от Иоанна.

Роман, помимо всего, вскрывает целые пласты философии и богословия: «Не может такой Отец Небесный внушать любовь, обожание и почитание к себе. Не Божьи то дела, а людские, которые именем святым прикрывают свои грехи. Не принимаем ли мы веками за свет истины лишь его отражение в грязной луже?».

Или же в споре со своим учителем Йохананом Йехошуа поднимает животрепещущие вопросы: «Разве отнимающий у ближнего своего даже малую толику в нужде его, не повинен в грехе куда большем, чем тот, кто не осознавая ценности, разбрасывается своим добром?»

Также автор блестяще справился с лингвостилистической составляющей текста. К примеру, «фальцетное сопрано петушиной переклички», «глубокие басы коровьего племени», «теноры овечьего блеяния», «ударный ритм собачьего лая» и, наконец, «оглушительное соло ослиного рёва», «перекрывающего весь хор» — являются индивидуальными авторскими экспрессиями, которых в романе предостаточно.

Отлично представлена также и историческая канва. В сюжет умелой рукой автора вписаны разные архаизмы, например, корпия (нащипанные из тряпок нитки), клепсидра (водяные часы) и др.; историко-топографические названия, к примеру, забытые уже всеми названия: Корама (древнее поселение в Каппадокии), Понт Эвксинский (Черное море).

Языковая структура произведения глубоко продумана автором с точки зрения наиболее полной и эффективной реализации эстетической концепции, в повествование, помимо архаизмов, вплетены исторические названия, имена на латыни, на греческом и иврите, давно вышедшие из употребления, к примеру, Шломо (царь Соломон), Пырат (Ефрат). Григорян умело использует весь языковой инструментарий, чтобы читатель как можно глубже погрузился в реалии того мира, который фактически мало чем отличается от современного.

Несмотря на кажущиеся ляпы (противопоставление неологизмов архаизмам) в повествовании (вроде «Ох, уж мне этот гильадский простонародный! Вот и пойми его криптограмму. И так-то прононс тут одиозный для непривычного уха нашего брата северянина, так ещё и рассказ до того сумбурный, что дешифровальщик нужен, не иначе…»), они придают как раз ту самую легкость, жизненность и правдоподобность, которые позволяют нам погрузиться в мир 2000-летней давности.

Каждая фраза, каждое выражение в этой книге несет огромную смысловую нагрузку, которые смело можно растащить на цитаты: «Каждый человек — частица божественного замысла, а значит, и частица Бога… Значит, нет горя своего и чужого? Получается, что любое горе, которое случается с кем-то, случается и с тобой; потому что ты, как и он — это частица единого целого, частица Бога!»

Роман получился насыщенным, целостным. Совершенно с другой стороны были раскрыты образы Лонгина, Андрея Первозванного и других братьев-апостолов, Марии Магдалины.

Автор не только описал жизнь Иисуса до 30 лет, но также и рассказал в своей оригинальной трактовке известные нам библейские сюжеты. Знаменательна его встреча с Марией Магдалиной: «Мне бы пройти мимо — и всего-то делов; но опять, в который раз, неистребимая мысль искателя приключений — “а вдруг чем сумею помочь” — толкнула меня вперёд, в самую гущу…»

Шаг за шагом, глава за главой мы наблюдаем новую трактовку жизни Человека прежде всего, а не мифического, библейского персонажа. Видим его страдания, колебания, любовь, ненависть, страх, боль, предательства, проблемы отцов и детей, проблемы воспитания, проблемы веры и религии, проблемы государства и челяди, богатых и плебса. Проблемы нравственные и психологические, отношение к смерти, к мирозданию. Автор попытался поднять многие животрепещущие вопросы современного бытия…

«Почему человечество никак не вырастет из детских пелёнок? Почему бы не научиться оценивать истинность мысли при помощи разума, а не под звон шаманского бубна?»

Роман можно назвать событием в современной прозе как с точки зрения художественно-философской, так и с исторически-религиозной. Он достоин перевода на другие языки.

Елена Вартанян,

переводчик и лингвист

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.