Незаслуженно забытый Арно Бабаджанян, или С кого армянским магнатам надо брать пример

7 января, 2019 - 09:59

Имя выдающегося армянского композитора Арно Бабаджаняна вспоминают сегодня не так часто, как хотелось бы. Вечера памяти и конкурсы в его честь организуются довольно редко. О том, как исправить ситуацию, рассуждает колумнист Sputnik Сергей Баблумян.

О певце Муслиме Магомаеве говорят очень много, очень часто, очень душевно (совершенно справедливо), о композиторе Арно Бабаджаняне – время от времени, мало, можно сказать, почти ничего (совершенно несправедливо). В чем же секрет?

Секрет – в человеке и его отношении. Во всех телевизионных шоу, посвященных Магомаеву, рядом с вдовой певца – народной артисткой СССР Тамарой Синявской – всегда сидит один человек.

"Солидный мужчина средних лет аристократического вида, в модном, сшитом по индивидуальным лекалам костюме, с платиновыми часами Patek Philippe на руке и лучезарной улыбкой на лице. Настоящий принц. Но это не принц, а один из "королей" российской недвижимости Араз Агаларов", - так представило бизнесмена публике одно из популярных московских изданий.

Начинал Агаларов с экспорта российских сувениров и импорта компьютерной техники. Ныне президент Crocus Group – одного из крупнейших строительных российских холдингов, сотрудничавшего аж с самим Дональдом Трампом во времена, когда тот еще не стал хозяином Белого дома.

Текущее состояние Агаларова по данным журнала "Форбс" - один миллиард семьсот миллионов долларов на 2017 год. Текущее не значит утекающее: состояние миллиардера с каждым годом увеличивается, даже с учетом того, что, скажем так, на непрофильные проекты, уходят большие деньги. Например, на то, чтоб имя, голос и слава Магомаева не увядали.

Еще десять лет тому назад, в октябре 2009 года на территории "Крокус Сити" Агаларов открыл многофункциональный концертный зал на шесть тысяч двести мест и назвал его в честь Магомаева. Здесь проводятся вечера памяти, конкурсы и многое другое, прославляющее имя певца.

Скажете, завидно? Нет, Магомаев получает по праву. Но обидно из-за другого.

Лучшие песни для Муслима Магомаева написал Арно Бабаджанян. Слова, чаще всего, сочинял Роберт Рождественский. Тройка титанов советской эстрады не только тесно сотрудничала, но и крепко дружила. Поэта вспоминают время от времени, композитора еще реже. Что же получается? Получается, что песню слышим, исполнителя видим, а чья музыка звучит – не знаем. Не объявляется. Упорно, глухо, тупо. Пауза, тихо, минута слепо-глухо-немоты. Положение, как если бы поступали наоборот: имена поэта и композитора называли, а исполнителя - нет. Абсурд!

Да, кто платит, тот и заказывает концерт. Чаще всего и заказывает, и платит Араз Агаларов. Понять азербайджанского миллиардера можно, оправдать неучастие его армянских "аналогов", прописанных в журнале "Форбс", нельзя. Возникает немузыкальный момент.

О вкладе финансовых магнатов из Армении (и не только) в организацию концертов Арно Бабаджаняна, вечеров памяти Арно Бабаджаняна, фестивалях песен Арно Бабаджаняна (да так, чтобы на высокой ноте, и так, чтобы помнилось долго) слышали? О том, что котлеты отдельно, а мухи отдельно, знаем?

Сына композитора – Араика Бабаджаняна – как-то спросили: "Армянин, азербайджанец, русский... Это был творческий союз или идеологический?".

"Творческий. Потому что отец совсем был неполитизированный человек. Муслим пришел к нам домой, у нас мамина подруга живет в доме – композитор Султанова, созвонились через знакомых, попросили, чтобы он пришел. Ему восемнадцать или девятнадцать было лет. Отцу очень понравился его голос, его исполнительское мастерство", - рассказал Араик.

По его словам первой песней, которую исполнил тогда Магамаев, была "София": "Помню Болгарию, садов благодать…". Потом он спел песни "Не спеши" на стихи Евгения Евтушенко, "Будь со мной" на стихи Горохова.

"С Робертом Ивановичем они стали чуть позже сотрудничать. Я помню, они к нам домой пришли вместе с Аллой Борисовной, супругой Роберта Ивановича, и первая песня была "Песня о капели", ее даже исполнял не Магомаев, а Жан Татлян. Потом была песня "Воспоминание", тогда ее начал записывать Муслим", - вспоминал сын композитора.

Он отметил, что Бабаджанян просто дружил с Рождественским, им удавалось сотрудничать. Сначала сочинялась мелодия, а затем уже писались стихи. По воспоминаниям Бабаджаняна-младшего, Рождественский был очень музыкальный человек.

"Отец ему запишет мелодию на кассету, он дома послушает, сам поиграет и как-то он точно попадал образно", - сказал Араик.

А композитор Шаинский говорил, что Бог вложил в Бабаджаняна "потрясающую музыкальность, которой славится весь армянский народ". По его мнению, армянский композитор сочинял действительно выдающуюся музыку.

"Диапазон его музыкальной деятельности очень обширен. Кроме эстрадных песен, которые пользовались огромнейшей популярностью, нельзя не упомянуть его композиций, его сочинений в такой называемой академической серьезной музыке. Это было очень талантливо", - говорил Шаинский.

А теперь от автора: ушедшим, даже очень известным, даже выдающимся, таким, к примеру, как Арно Бабаджанян, на том свете уже ничего не надо – ни телевизионных посиделок в дни круглых дат, ни книжно-журнальных воспоминаний, ни обращений к творческим взлетам. Все это нужно нам. И никто за нас этого не сделает.

Ваша оценка материала: 
Голосов еще нет

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.