Нахиджеван. Вагончики скоро тронутся: Что они повезут? И кого?

31 января, 2019 - 18:59

В конце 2018 – начале 2019 гг. на территории Нахичеванской Автономной Республики снова наметилось некоторое оживление. На сей раз речь не идет об активизации армейских частей и подразделений с нескрываемым антиармянским подтекстом. Цели декларированы сугубо экономические. Во всяком случае, в комментарии турецкому информационному агентству “Анадолу” министр транспорта, судоходства и коммуникаций Турции Ахмет Арслан сообщил о работах над проектом строительства железнодорожной линии Карс-Игдыр-Аралыr-Дилуджу в направлении Нахичевана, к каковым работы и планируется приступить месяцев через четыре-пять.

По словам Арслана, новая железная дорога будет построена с учетом возможности запуска скоростных поездов, которые будут развивать скорость до 160 километров в час. Новый транспортный проект предполагает строительство двухколейной железнодорожной линии протяженностью 224 километра. Эта линия, отметил министр, будет соединена с железной дорогой Баку-Тбилиси-Карс (БТК), с дальнейшим выходом на магистраль Капыкуле-Карс, пересекающую всю Турцию с востока на запад и далее – на Европу.

Тем самым, конструируется железная дорога Капыкуле-Эдирне-Стамбул-Эскишехир-Анкара-Йозгат-Сивас-Эрзинджан-Карс, которая будет соединена с железнодорожными сетями Азербайджана и Ирана через турецкую провинцию Игдыр, граничащую с Нахичеваном. При этом глава транспортного ведомства Турции особо подчеркнул, что новая железнодорожная ветка в направлении Нахичевана и Ирана “будет иметь важное значение с точки зрения роста грузопотока в регионе”.

Таким, образом, в непосредственной близости от Армении предпринимается масштабная транспортная инициатива, которая, при её успешной реализации, может существенно “перекроить” карту региона в плане грузовых и пассажирских перевозок. Наличием разветвлённой железнодорожной инфраструктуры в соседнем Нахичеване – с выходом в Европу – наверняка заинтересуется Иран. Что, в свою очередь, может привести к ослаблению товаропотока между Арменией и Ираном, осуществляемого большегрузным автотранспортом через Мегри. И роль Армении как транзитного коридора для иранских предпринимателей рискует понизиться. Тем более, что железнодорожной линии, которая соединила бы наши страны через Аракс, несмотря на неоднократные высокопарные заявления отечественных госдеятелей, до сих пор нет, и в обозримом будущем ожидать её прокладки явно не приходится. Это ещё – только экономические реалии. А ведь следует помнить и о геополитических.

Дорога, дорога, ты знаешь так много…

Транспортная – как, впрочем, и любые другие – инициатива Анкары в отношении Нахичевана возможна и, так сказать, аргументирована исключительно наличием миниатюрного – всего 11-километрового участка государственной границы, соединяющего Турцию с Нахичеванской автономией. С Турцией граничит Садаракский район НАР – административная единица в составе автономии на юго-западе. (Кстати, административным центром этого района сегодня является посёлок, с присущим нашим соседям идолопоклонством названный Гейдарабад). Единственный участок границы между Турцией и Азербайджаном находится именно здесь. Этот “аппендикс” появился в 1930 году, когда, воспользовавшись трудностями, которые тогда испытывал Иран, Анкара сумела приобрести у Тегерана под предлогом “необходимости борьбы с курдскими повстанцами” небольшой коридор, который и позволил наладить непосредственную сухопутную границу с Нахичеваном.

Уместно, думается, напомнить, что статья 134 Конституции Азербайджана, которая гласит, что “Нахичеванская Автономная Республика является неотъемлемой составной частью Азербайджанской Республики” противоречит положениям Карсского договора 1921 года, которые определили статус этой территории на многосторонней, международно-правовой основе. В частности, в вопросе предоставления Азербайджану легитимного международно-правового статуса владения Нахичеваном как составной частью своей территории существовало ограничение в виде статьи 5 Карсского договора. Этот договор, заключенный в октябре 1921 года в г. Карсе между Азербайджаном, Арменией, Грузией, вошедшими к тому времени в состав СССР, и Турцией, запрещал Азербайджанской ССР распространять свой суверенитет на Нахичеванский регион, который был передана ей всего лишь под протекторат. И положения Карсского договора, вообще-то, до сих пор никто не отменял. Однако Азербайджан, невзирая на правовые ограничения, ещё в советский период осуществил политико-правовое включение области в свой состав на правах автономии – в виде Нахичеванской АССР. Фактически аннексировав этот регион. Как говорится, миру мир, Азербайджану – Нахичеван и всё остальное. А все разговоры о дружбе и братстве – развесистые восточные словеса (грубо говоря – лапша на чьи-то уши). На которые бакинские власти – изрядные мастаки. Учатся, надо полагать, у “старшего брата”.

В 1988 году газета “Hurriyet” распространила заявление турецкого дипломата Инала Бату, возглавлявшего тогда информационный департамент МИД Турции, о том, что Турция “имеет право слова в вопросе Нахиджевана”, и что это право “распространяется также на НКАО и Зангезур” (“Hurriyet”, 18.04.1988). Тем самым, в очередной раз наглядно подтвердилось, что турецкое руководство не собирается отказываться от намерения втянуть Нахичеван в сферу собственного влияния, дожидается подходящего момента и не сидит сложа руки. 

Такую удобную возможность Турция увидела после распада Советского Союза. И не замедлила с конкретными шагами. Уже 5 февраля 1993 года в Нахичеване заработало Генеральное Консульство Турецкой Республики. Анкара перманентно оказывает разностороннее содействие населению этого региона, по сути – активно внедряясь во все важнейшие сферы его жизнедеятельности и прибирая его к рукам в геоэкономическом, геополитическом и военном аспектах. При этом Турция не останавливается перед немалыми финансовыми затратами. Упомянутый вначале масштабный железнодорожный проект, думается, служит наглядным тому подтверждением.

“Половина моя, половина – наша”

Турецкая экспансия в Нахичеванском регионе расширяется, разветвляется и расползается. Лет пять назад ИА РЕГНУМ опубликовало “карту новой Турции”, на которой в составе страны, наряду с нынешними территориями, был указан и Нахичеван. Такие карты, в CD-формате, прилагались к школьным учебникам истории и географии.

В Азербайджане начали испытывать по поводу всего этого некоторое беспокойство: старший-то он брат, но уже вроде чересчур вольготно начал себя вести. Последовали некоторые ответные меры. К примеру, в феврале 2014 г., по сообщению портала qafqazinfo.az, “Комитет телерадиопередач Нахчывана запретил трансляцию зарубежной эстрады, включая и турецкие песни”. Теперь там по радио можно слушать исключительно азербайджанскую музыку. Причем тоже не всякую: рок и рэп тоже попали “под нож”. Запрет турецких песен другой азербайджанский портал - haqqin.az расценил как “странный и непонятный”. А вот поди ж ты – усмотрели опасность.

Но песни-то ладно, при всей их назойливости это все-таки – верхушка айсберга. Есть проблемы посерьёзнее. Например – изменение демографической ситуации в Нахичеванской автономии, проявляющееся всё явственнее. Это тревожит официальный Баку, можно сказать, весьма шибко. Ведь в последние годы существенно активизировался приток в автономию населения из восточных районов Турции. Мигранты практически не сталкиваются с проблемами и легко интегрируются в текущую жизнь на новом месте. Другой вопрос, почему им дома-то не сиделось. Объяснение, видимо, очевидно: “переселение народа” инициировано в рамках стремления Турции и далее укреплять своё присутствие и влияние в Нахичеване. Между прочим: многим переселенцам сравнительно быстро удаётся приобрести недвижимость, что уже приобретает характер устойчивой тенденции.

Общей сухопутной границы с Нахичеванской Республикой у Азербайджана нет. Что, по-видимому, существенно затрудняет азербайджанским властям контроль над жизнедеятельностью автономии. Политолог Александр Саркисов усматривает в этом факте причину нарастающих противоречий между анклавом и “метрополией”. “В автономии, оказавшейся в анклаве, созданы почти все условия для утверждения авторитарных или деспотических порядков, свидетелями которых мы являемся сегодня. Как отмечают жители НА, на каждом шагу попираются основные права и свободы человека, однако население, под давлением местного руководства, не имеет никакой возможности говорить об этом вслух. Нередки также случаи, когда оппонентов местного руководства автономии, открыто выражавших возмущение по поводу утвержденной в НА деспотии, атмосферы несправедливости и безнаказанности, задерживали с обвинениями в шпионаже”,- пишет А.Саркисов.

Сегодня турецкий капитал уже утвердился в таких отраслях нахичеванской экономики, как строительство, транспорт, туризм, службы по предоставлению услуг. На сегодня Нахичеван уже подключен к энергосистеме Турции, оттуда же поступает и продовольствие. А от тесной экономической зависимости недалеко и до изменения политической принадлежности. Где гарантия, что, по аналогии с аннексией в 1975 году 35% территории Кипра, турецкие стратеги не готовят превращение Нахичеванской автономии в, скажем, “Турецкую Республику Юго-Западного Азербайджана”? Нет такой гарантии. И предпосылки к этому уже налицо: в последнее время в автономии прошел ряд митингов, на которых озвучивалось требование включить эту область в состав Турции. Распространяются также листовки с подобным содержанием. Пока официальный Баку на такой сепаратизм предпочитает не реагировать. По оценке Александра Саркисова, исходя из опыта предыдущих периодов истории Азербайджана, можно предполагать, что всё это вполне может стать предвестником более серьезных революционных событий, которые завершатся выводом Нахичевана из подчинения Баку и вхождением в состав Турции.

Граница на цепочке

Железнодорожный “въезд” Турции в Нахичеванский регион преследует ещё одну далеко идущую цель. Связанную уже с Каспийским морем, на которое уже давно зарится НАТО. Каспий является внутренним водоёмом пяти государств – России, Ирана, Азербайджана, Туркменистана и Казахстана. Единственный для НАТО способ прорваться на Каспий – принять в свой состав одну из этих стран. С Ираном и Россией такой номер не пройдет. Казахстан и Туркменистан далеко, сухопутный путь к ним проходит либо через Иран, либо через Россию. Остаётся Азербайджан. Вот он вроде подходит. Ведь азербайджанцы – это, по сути, этнические турки (“каспийские турки”, или “кавказские татары”). Сегодня Азербайджан “зажат” между Россией и Ираном, причем достаточно жестко. Однако, если возникнет сухопутный коридор из Турции в Азербайджан, то ситуация изменится кардинально. Азербайджан быстренько примут в НАТО, может, даже быстрее Грузии. И Североатлантический альянс двинет в Каспий свои корабли с крылатыми ракетами. Излишне, думается, говорить, чем это в геополитическом плане чревато как для России, так и для Ирана.

Так что активное освоение Турцией Нахичеванского анклава ставит новые задачи и выдвигает новые вызовы. Оставлять которые без внимания было бы, по меньшей мере, самоубийственно.

Ашот Гарегинян

P.S. A упомянутый Aхмет Арслан – мужик, видать, суровый, спуску давать не любит. Даже механическим существам. К примеру, в ходе официального мероприятия, организованного в феврале прошлого года в Центре науки и технологий в Анкаре в честь Дня безопасного интернета, созданный турецкими инженерами робот Sanbot, которому было поручено вести прием, несколько раз перебивал чиновника, жалуясь, что ничего не понимает. Арслан отомстил роботу. Как сообщал Рамблер, министр потребовал взять кибернетический механизм под контроль. И злополучный кибер жестоко поплатился за дерзость: у него сперва отключили микрофон, а после завершения мероприятия перепрограммировали его, фактически стерев изначальный набор установок и поведенческих шаблонов.  

Комментарии

А не проще ли было бы вернуть Нахиджеван Армении?

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.