SONA: «Музыка — это моя жизнь»

31 января, 2019 - 19:35

14 февраля в концертном зале «Известия Hall» певица SONA представит свою программу «Станция любовь». В интервью Армянскому музею Москвы SONA (Сона Саркисян) рассказала, как началась ее сольная карьера, об участии в съемках культового юмористического фильма «Наш двор» («Mer Bake») и возрождении Джазового оркестра под руководством Константина Орбеляна.

— Сона, Ваша сольная карьера началась с известного музыкального конкурса «Утренняя звезда», открывшего много юных талантов. Какие ценные воспоминания у Вас сохранились о нём?

Прежде всего, это был мой первый опыт участия в конкурсе, к тому же еще и в таком популярном, как «Утренняя звезда». Я дошла до финала, где встретилась с Валерией.

На «Утренней звезде» мне посчастливилось познакомиться с очень интересными людьми. Самым ярким воспоминанием стало знакомство с Ириной Понаровской, которая была на одном из этапов конкурса в составе жюри. Её добрые слова в мой адрес, конечно, окрыляли меня, а советы были бесценны.

В жюри «Утренней звезды» были выдающиеся музыканты, среди которых — Александра Пахмутова и Игорь Корнелюк. Ведущий Юрий Николаев и вовсе был для нас как член семьи. Помните передачу «Утренняя почта»? Мы ее с детства смотрели.

«Утренняя звезда» стала очень счастливым периодом в моей жизни. Уже в 18 лет я исполняла свои песни, которые для меня тогда писал композитор Семён Гликман. Моим продюсером был Иосиф Пригожин. Тогда же вышел мой первый сольный альбом, который был назван моим именем — SONA. Записали его в Москве, но мастерингован и выпущен он был в Испании. В него вошли мои песни на английском языке. В 1993 году в ДК «Москворечье» прошел мой первый сольный концерт.

Отмечу еще, что конкурсы очень закаляют характер, делают сильнее. Правда, есть и другая сторона: иногда они могут и сломать музыканта.

— Поддерживаете сегодня дружбу с другими участниками конкурса?

Нет, но бывало, что виделись на разных телепроектах и фестивалях.

— В 1996 году Вы получили предложение принять участие в съемках фильма «Наш двор» («Mer Bake»), впоследствии ставшего, можно сказать, культовым. Его создатели отразили жизнь типичного ереванского двора. И вот Вы стали частью этого маленького мира. Как проходил Ваш съемочный день? Было ли место импровизации? Как выстраивалась взаимосвязь с другими актерами?

Я снялась в первой и второй частях «Нашего двора». Этот юмористический фильм стал очень популярным, я бы сказала, даже известным во всем мире. Видеокассеты с ним были в каждом армянском доме — в какой бы стране мира армяне ни жили.

Было очень интересно находиться на одной площадке с профессионалами, знаменитыми актерами Армении и не только. Мы, новички, снимались с такими мастерами, как Армен Джигарханян, Грант Тохатян и Ашот Казарян. Атмосфера и теплое отношение друг к другу были просто фантастическими. Съемки фильма пришлись на ту пору, когда в Армении почти не было света, электричества. Несмотря на трудности, было настоящее творчество, импровизация, душевность и уважение.   

Спасибо сценаристам и руководству проекта, компании «Шарм», режиссеру Михаилу Довлатяну, что предоставляли актерам свободу, разрешали импровизировать. Вспомните мою фразу на русском языке «Ну говори же, Мко, говори», ставшую крылатой. Кстати, спустя время мы с Мко, Мкртычем Арзуманяном, записали два дуэта.

— Ваша музыкальная биография неразрывно связана с Джазовым оркестром Армении под руководством Константина Орбеляна. Расскажите, как началась история его возрождения?

В 1995 году я познакомилась с великим Маэстро Константином Орбеляном, который написал мне две песни — «Ромашки любви» и «Мир для двоих» (слова Риммы Казаковой). Песня «Ромашки любви», к слову, была спета в фильме «Наш двор». После работы с Орбеляном я загорелась одной идеей. Не возродить ли оркестр?! Мы с композитором Арменом Мартиросяном решили рискнуть. Армен настаивал, что я именно та певица, которая должна выступать с оркестром.

Конечно же, Константин Орбелян позвал меня и спросил, стоит ли приниматься за такое дело и зачем мне это нужно, ведь потребуются огромные затраты и энергия… На все вопросы я ответила: «Да, Маэстро! Однозначно стоит. Я за идею!».

Я была солисткой Государственного эстрадно-джазового оркестра с 1997 по 1999 год. Полгода репетиций и подготовки. Первые сольные концерты прошли в 1997-м в филармонии, в Большом концертном зале им. А. Хачатуряна. В 1998-м — в концертном зале «Амалир». В 1999-м — в летнем концертном зале кинотеатра «Москва». Я приобрела невероятный опыт, в будущем он мне очень пригодился.

К 80-летию Константина Орбеляна в течение года проходили концерты в Москве, Ереване, в Арцахе. Не могу описать свой восторг от того, что стояла на одной сцене с легендарным дирижером. Очень рада, что джаз-оркеcтр Армении действует по сей день. Все было не зря.

— Вы несколько раз получали приглашение стать наставником в армянской версии шоу «Голос». Какой опыт дала Вам роль наставника? Чему учили Вы своих подопечных? И, может, чему учили они Вас?

Я очень обрадовалась приглашению от руководства телеканала «Армения» стать наставником в армянской версии международного проекта «Голос» (The Voice). Тогда же, в 2012 году, я получила приглашение принять участие в российском «Голосе», но в качестве участника. Передо мной возник выбор — Ереван или Москва? Я посоветовалась со своей мамой. В общем, решение было принято в пользу Еревана. Мама сказала: «Сона, у тебя такой опыт и знания, передай их армянским молодым талантливым конкурсантам». Вдобавок она мне напомнила, что я когда-то сказала, что не буду принимать участие в конкурсах.

Я понимала, что быть наставником так же эмоционально сложно, как и быть конкурсантом, но самое главное здесь — ответственность. Мне очень помогли мои знания и опыт. Ведь участники не новички, они поют очень хорошо. Это довольно серьезный конкурс. И, конечно, я была счастлива, когда в двух сезонах, в которых я была наставником, победили мои подопечные. В первом сезоне победила Маша Мнджоян из Гюмри, а в третьем — Раиса Аванесян из Ирана.

Я всегда говорю, что те, кто участвует в конкурсах, для меня герои! Я поделилась моими знаниями, навыками, опытом с конкурсантами. От них же я много узнала о новых тенденциях и предпочтениях в музыке, имена новых исполнителей сегодняшнего поколения. Спасибо моим подопечным за уважение и любовь ко мне. Это было взаимно. К сожалению, не со всеми, но с несколькими участниками я очень подружилась. Спасибо мамочке моей. Хорошо, что я послушала её!        

— Есть ли у Вас музыкальные кумиры?

У меня кумиров нет, да и не было никогда. Но определенное влияние на меня, как на музыканта, оказали Майкл Джексон, Стиви Уандер, Рэй Чарльз, Джеймс Браун, Уитни Хьюстон, Тина Тёрнер. Из молодых исполнителей нравится Бейонсе.

— Вы пели с такими артистами мировой эстрады, как Manolo из группы Gipsy Kings и Кевин МакКой. Как складывались Ваши дуэты?

Маноло — нереально талантливый музыкант. Он считается одним из лучших гитаристов в Европе, исполняющих фламенко. В юности я слушала и любила танцевать под его хиты «Бамболео», «Джоби Джоба» «Воларе».

В 1997 году я записала кавер-версию песни «Бамболео» в джазовом стиле и попросила продюсера Маноло Виктора Логая показать ему этот материал. Чуть позже с нами связался Логай и сказал, что Маноло в восторге от моего голоса, тембра, энергетики и готов вылететь в Москву для записи совместного дуэта.

В 2005 году я начала запись моего второго альбома «Всё пройдёт». Его презентация и сольный концерт состоялись в 2008-м в Московском театре эстрады, а также в Ереване в филармоническом зале им. Хачатуряна. Гостями программы «Всё пройдёт» были Сергей Пенкин, Борис Моисеев, Влад Сташевский, Сосо Павлиашвили и Маноло, в исполнении которых прозвучали наши совместные дуэты. После, с программой «Всё пройдёт» мы выступали в различных городах России и Европы. В мою программу надолго вошли два дуэта — с Сосо Павлиашвили и Сергеем Пенкиным, спетые на армянском языке и записанные для проекта «Ереван-Москва-Транзит», музыкальным продюсером которого была Араксия Мушегян. Это был мой первый опыт, когда я спела на армянском языке.  

Несколько песен, в том числе «Luna En El Anima», из альбома «Всё пройдёт» написал Сергей Воробьёв на слова К. Агуэра. Эту песню мы смогли предложить Маноло через Виктора Логая. В 2007-м был снят клип на наш совместный дуэт. Режиссером клипа стал Алан Бадоев, который ранее снял клип на мою песню «Всё пройдёт». В 2016-м вышел второй дуэт SONA & Manolo Gypsy Gitanes, и снят клип на песню «Baila Soledad».

В 2013 году, когда я была наставником «Голоса», позвонил продюсер Кевина МакКоя и предложил сделать дуэт. Кевину нравился мой голос, он называл меня «Джо Кокер в юбке». Я послушала несколько из присланных мне песен. Понравилась «Do what you do». Кевин МакКой вылетел в Ереван. В итоге был записан наш дуэт, клип снят режиссером Ареном Баядяном.

Дуэты с Маноло и Кевином стали для меня интересными экспериментами в разных стилях музыки. В складывании дуэта для меня важны энергетика, харизма, тембр, вкус музыканта, от которых должны идти мурашки по коже.

— Какую идею Вы доносите до слушателей своими песнями?

Идея одна. И посыл один. Петь для людей, заряжая их позитивной энергией. Музыка — это моя жизнь. А мой зритель, мой слушатель, меня никогда не предавал.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.