ИСТОРИЯ ОДНОГО ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ ВЛАСТЬЮ

1 февраля, 2019 - 13:50

Несмотря на наличие многочисленных нерешенных проблем (в первую очередь социально-экономического характера) сегодня в Армении отмечен некоторый прогресс в борьбе коррупцией и криминалом. Понятно, что снижение уровня коррупции или доведение её до минимума, требует больших усилий и времени. Но самой этой системе, слаженно функционирующей годами в Армении, нанесен сильнейший удар. Под удар попали монополии, установленные в бытность прежнего режима почти во всех сферах. Впервые за долгие годы армянские предприниматели свободно вздохнули, осознав, что равные условия для бизнеса могут быть созданы, и у них появился шанс работать не на карман ненасытной и антинародной власти, а на государственную казну и свое благо. Предпринимаются усилия по расследованию трагических событий 1 марта 2008 года, что является одной из важнейших предпосылок для оздоровления морально-психологической атмосферы в стране.

Наверное, этот список можно было бы и продолжить, если бы не одно грустное обстоятельство: в том, что касается злоупотребления должностными полномочиями, новая власть, к сожалению, повторяет некоторые грубейшие ошибки прежней.

В последние пару недель армянский сегмент сети Facebook и многие СМИ взбудоражены информацией о возможном помиловании отбывающего пожизненное заключение Мгера Енокяна. В этой связи обратимся к некоторым фактам, имеющим непосредственное отношение к истории одного жестокого преступления и одного наглого злоупотребления должностными полномочиями.

Амнистия

Осенью прошлого года Национальное Собрание Армении одобрило проект решения об объявлении амнистии по уголовным делам, приуроченное к 100-летию Первой республики и 2800-летию Еревана. Амнистия распространилась на 6500 человек. По словам министра юстиции Артака Закаряна, речь идёт о самой масштабной амнистии, не предусмотренной, впрочем, для лиц, осуждённых по ряду «тяжких» статей.

«В уголовно-исправительном учреждении (УИУ) "Нубарашен" 644 осужденных и заключенных, при том, что общее количество мест в учреждении  – 780. В УИУ "Вардашен" – 339 мест, в то время как осужденных 155. Эти данные предоставляются для того, чтобы было ясно – амнистия не нацелена на сокращение загруженности тюрем, а преследует исключительно гуманистические цели», – отметил представлявший законопроект на тот момент и.о. министра юстиции Армении Артак Зейналян. – Из находящихся в УИУ 2888 заключенных будет освобождено 270, или около 15%, для 396 будет ликвидирована оставшаяся часть наказания, то есть более 660 осужденных получат амнистию. Амнистия распространится на 2720 лиц, приговоренных к пробационному виду наказания. В отношении 1096 из 6140 расследуемых в Следственном комитете уголовных дел также будет применена амнистия. Общее число лиц, попадающих под амнистию, составляет 6500 человек».

Что же касается лиц, осужденных на пожизненное заключение, то здесь, по словам Зейналяна, будет продемонстрирован индивидуальный подход, так как министерство не вправе пересмотреть вынесенные приговоры: «Мы даем положительное заключение для условно-досрочного освобождения. Недавно было принято беспрецедентное решение, и пожизненно осужденный был выпущен условно-досрочно. Для Армении 93 осужденных на пожизненное заключение – это много».

Эти шаги властей вызвали неоднозначные отклики в обществе, часть которого, даже с учетом гуманного шага властей, тем не менее, выступает против освобождения столь большого числа заключенных, готовых пополнить армию безработных. Уже сейчас некоторые эксперты связывают с объявленной властями амнистией наметившийся рост преступности. Некоторые наблюдатели разглядели в столь масштабной амнистии, объявленной незадолго до внеочередных парламентских выборов 9 декабря, политический подтекст и даже завуалированное стремление власти увеличить число своих сторонников.

В то же время немалое число юристов полагает, что амнистия не соответствует заявленному министром юстиции широкому охвату. «Мягко говоря, аморально на протяжении месяцев обманывать тех, кто в тюрьме, и их родственников (уж не говорю – весь народ) «сказками» о беспрецедентности амнистии. Трижды аморально не предусмотреть распространения амнистии на часть пожизненно заключенных», – отмечается в заявлении, распространенном адвокатом Мушегом Шушаняном.

Профессиональные правозащитники подвергли критике министра юстиции за то, что амнистия не коснулась не всех пожизненно осужденных. Так, глава Хельсинкского комитета Армении Аветик Ишханян считает, что под амнистию должны были подпасть лица, совершившие преступления в возрасте до 21-22 лет, ибо, по его мнению, 18 лет – это лишь условный возраст для совершеннолетия. Раздавались призывы к властям применить амнистию в отношении молодых людей и в частности пожизненно осужденных военнослужащих. Увы, не исключено, что возможность применения индивидуального подхода могла стать одной из причин, вдохновивших сторонников жестокого убийцы Мгера Енокяна

История одного убийства

23 года тому назад армянское общество потрясло страшное убийство 19-летнего студента медицинского института Иосифа Агаджанова, совершенное его однокурсником Мгером Енокяном и другом последнего Арамом Арутюняном.

Решением суда в конце 1996 года Енокян, будучи студентом третьего курса Ереванского медицинского университета в возрасте 20 лет, был признан виновным в резонансном преступлении. По материалам дела, скрыв после совершения преступления труп, они требовали от родителей убитого 20 тысяч долларов. За содеянное Енокян был приговорен к расстрелу, заменённому затем на пожизненное заключение.

В отличие от приговоренного к 15 годам лишения свободы Арама Арутюняна, Енокян ни в ходе судебного процесса, ни после своей вины не признавал. Дважды он бежал из мест заключения (в 2004 и 2009 годах).

Отметим, что указанные лица, пробыв за решеткой по 17 лет, дважды (!) совершили побег из мест заключения (в 2004 и 2009 годах).

И вот сегодня, по прошествии 23 лет после приговора, в прессе и социальных сетях появилось множество публикаций о возможном помиловании Енокяна. Более того, сообщалось о том, что что рекомендация о его помиловании уже принята специальным Советом по помилованию (решения органа не подлежат огласке). Отметим, что подельник Енокяна Арам Арутюнян уже вышел на свободу, отбыв весь срок заключения.

Всё это происходит во многом благодаря усилиям жены пожизненно осужденного Енокяна, бывшей журналистке Заруи Межлумян. По убеждению отца убитого заведующего кафедрой биохимии Ереванского государственного медицинского университета им. Мхитара Гераци профессора Михаила Агаджанова, Межлумян, ныне работающая пресс-секретарём Государственной контрольной службы, активно использует свое должностное положение в деле организации помилования своего мужа. И профессор Агаджанов в своем убеждении не одинок. Аналогичное мнение высказывают также некоторые аналитики, публицисты, представители СМИ и пр. Так, публицист Нарек Малян со ссылкой на достоверные источники не раз говорил о злоупотреблении Межлумян своими должностными полномочиями, которые она использует в качестве рычага давления на членов комиссии по помилованию.

По словам Маляна, ранее работавшего советником начальника Полиции Армении и хорошо знакомого с делом Енокяна, он крайне опасен для общества. «Руководитель пресс-службы Государственной контрольной службы / Службы государственного надзора (возглавляемой Давидом Санасаряном), полностью находится под влиянием преступника. «Очень опасная ситуация, при которой у убийцы собственный защитник в правительстве», – отметил Малян, добавив, что факты указывают на то, что Енокян пользуется непосредственной симпатией Санасаряна. За минувшие годы, по словам Маляна, Енокян неоднократно пытался связываться с журналистами. В частности, выходил на «Радио Азатутюн» / «Радио Свобода», пытался манипулировать журналистами, используя в качестве «наживки» различные сенсационные версии. «Жена скорее жертва, она платит большую цену за героизацию преступника. Но это – её выбор», – отметил Малян. По его словам, Межлумян обратилась в Полицию с заявлением, что Малян, якобы, доводит ее мужа (Енокяна) до самоубийства.

«Здоровое общество должно быть на стороне жертвы, а не убийцы… Енокян не сожалеет о происшедшем. За прошедшие годы он пошел еще дальше и получает удовольствие от преступления», – подчеркнул Малян.

Интересную позицию в этом вопросе занял глава Службы государственного надзора Давид Санасарян, заявления которого в целом подтверждают правоту Маляна.

Давид Санасарян: «Я подам в отставку и больше не буду заниматься политикой, если…»

Пресс-секретарь Службы государственного надзора Заруи Межлумян не применяла административных рычагов по делу о помиловании пожизненно заключенного Мгера Енокяна», – уверен глава СГН. – …Я горжусь моим пресс-секретарем, она осуществляет свою службу на достаточно высоком уровне и ее служба исключительно входит в функции Государственной надзирательной службы. Я знаю, какие манипуляторы пытаются сделать все это, эти два дня фальшивые благочестивцы пытаются говорить о высоких ценностях и переводят какие-то стрелки, у них одна цель, не хочу сказать, спросите их, какова их цель».

Господин Санасарян заверяет, что не оказывал давления на тогдашнего исполняющего обязанности министра юстиции Артака Зейналяна для начала процесса помилования Енокяна:

«Ложь, ложь, если кто-то официально заявит – окажется в суде. Когда я попросил Заруи Межлумян приступить к работе в СГН, она сказала, что могут быть подобные нападения, и назвала имена этих лиц. Я сказал, что никакое нападение не имеет отношения, мы здесь занимаемся профессиональным делом, и Заруи Межлумян никаким образом ни секунды не занималась никаким другим делом, кроме как своей работой. Я официально заявлению, что с любым чиновником в этом вопросе, если чиновник скажет или что-то покажет по этому вопросу, я сказал: сотрудники Службы государственного надзора сказали, что мы выразим позицию по этому вопросу, я обещаю, что подам в отставку и больше не буду заниматься политикой».

На наш взгляд, крайне маловероятно, что такая уверенность основана на детальном изучении ситуации, включая опросы всех членов комиссии по помилованию на предмет давления со стороны его сотрудницы. По словам некоторых экспертов, ссылающихся на источники в Госкомиссии по помилованию, даже на фоне поднявшегося шума в обществе, включая и акции протестов сторонников семьи Агаджановых, Санасарян довольствовался лишь заверениями Межлумян.

Она отрицает, что использовала свое служебное положение. Однако ни Межлумян, ни ее начальник, по сути, не дают никакого вразумительного ответа или объяснения фактам давления на членов Государственной комиссии по помилованию, из рамок которой и вышла информация о воинственном поведении чиновницы. «Я уверена, что он будет оправдан по делу, якобы рассмотренному 23 года назад, основанному на одном показании», – заявляет жена Мгера Енокяна.

Помилование без признания и раскаяния?

Сожительствующие на протяжении многих лет Енокян и Межлумян заключили законный брак пять лет тому назад. Работая журналистом, Межлумян предпринимала активные попытки для пересмотра дела Енокяна, причём ее усилия не ограничивались только журналистской деятельностью. В частности – многочисленными публикациями (в том числе и при финансовой поддержке фонда Сороса, играющего во всей истории весьма знаменательную роль), направленными на защиту и героизацию жестокого убийцы. По словам некоторых сотрудников правоохранительных органов, в течение ряда лет Межлумян в целях обеспечения прорыва в деле своего сожителя, а потом и мужа, обивала пороги многих чиновников. После «бархатной революции» для освобождения своего супруга она стала использовать свое служебное положение главы пресс-службы Госконтроля.

В основе «защитной версии» Межлумян лежит тезис о том, что обвинение против Енокяна, якобы, основано только на показаниях одного свидетеля – Арама Арутюняна. Но на что же всё-таки она надеется? Ведь Енокян совершил тяжкое преступление, и естественно, он не подпадает под амнистию. Для пересмотра дела нужны новые обстоятельства, коих нет. Подтверждением этого является принятое несколько месяцев тому назад решение Апелляционного суда отклонить жалобу Енокяна о пересмотре дела. И, наконец, третье – вопрос о помиловании. Но как можно помиловать того, кто не признает своей вины?

Возможно, Заруи Межлумян посчитала, что в Армении произошла также «революция» и в сфере моральных ценностей? К счастью, судя по реакции общества, эти надежды совершенно неоправданны. Однако поведение Заруи Межлумян вызывает большую обеспокоенность в более широком контексте, нежели дело Енокяна. Речь идет о позиции Давида Санасаряна, который вместо того, чтобы серьезно разобраться в том, насколько обоснованы сведения об использовании государственных рычагов со стороны Межлумян в личных интересах, всячески пытается отвести удары. Подобное поведение наносит серьезный урон имиджу новой власти, пользующейся пока значительным доверием со стороны населения.

В новейшей истории Армении в чём-то аналогичные примеры имеются. Так, в 1991 году исполняющий обязанности министра внутренних дел Ашот Манучарян выдвинул обвинение в коррупции против депутата парламента от Армянского общенационального движения Альберта Багдасаряна. Но тогда парламент большинством голосов депутатской неприкосновенности с Багдасаряна не снял.

Аналогичными понятиями криминального мира («Своих не сдаем!») руководствовалась и предыдущая власть. Почему-то власти Армении, не упускающие случая поговорить с высоких трибун о европейских ценностях и демократии, в некоторых случаях стремятся им следовать. Например, в случае обвинения в нечистоплотности то или иное должностное лицо покидает свой пост и должно самостоятельно доказывать свою невиновность в судах и правоохранительных органах. Вот некоторые наиболее яркие примеры последних лет:

– отставка Гельмута Коля из с поста канцлера Германии и лидера ХДС из-за скандала с незаконным финансированием партии в конце 1990 -х годов;

– экс-премьер-министр Франции (2005-2007 гг .) Доминик де Вильпен, в отношении которого было начато расследование по обвинению в «соучастии в ложном доносе» (в попытке клеветы на Николя Саркози) перед президентскими выборами. Прокурор потребовал назначить ему наказание в виде штрафа 45 тысяч евро и условного заключения на 18 месяцев, однако  парижский исправительный суд признал его невиновным;            

– депутат парламента Финляндии и бывший министр иностранных дел страны (2007-2008 гг.) Илкка Канерва, который после обвинений в коррупции почти 3 года доказывал свою невиновность в судах различной инстанции. В конечном итоге – доказал, что позволило вернуться ему в политику побывать (в 2014-2016 гг.) на посту президента Парламентской ассамблеи ОБСЕ.

Все эти примеры не нашли отклика как у бывшей, так и у нынешней политической элиты Армении, что не может не вызывать глубокого сожаления.

Ануш СИРУНЯН

Фото: Спутник Армения

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.