Развеян миф о «развязке» конфликта

7 марта, 2019 - 12:25

При практическом отсутствии процесса урегулирования азербайджано-карабахского конфликта как такового в последнее время активизировались события, а вернее заявления и комментарии политиков и экспертов вокруг него.

Многие наблюдатели отмечают, что  этап «армяно-азербайджанского потепления», начавшийся после первой неформальной встречи премьер-министра Армении Никола Пашиняна и президента Азербайджана Ильхама Алиева в сентябре 2018-го года в Душанбе, исчерпал себя. Конкретнее: убедившись, что новое руководство Армении на мякине не проведёшь, Ильхам Алиев и его команда, продекламировавшие на весь мир, что в диалоге с армянской стороной Баку находится на пороге «развязки» карабахского конфликта, сбросили маски конструктивных переговорщиков и вновь в открытую заявили  о своих истинных намерениях и целях. Соответственно руководство Армении стало более чётко говорить о принципиальных вопросах по урегулированию конфликта.

В последнее время премьер-министр Армении Никол Пашинян неоднократно публично подчёркивал, что на встречах с президентом Азербайджана  по карабахскому урегулированию представляет именно Республику Армения, а не Арцах, отмечая, что он и не обладает мандатом представлять Республику Арцах по той простой причине, что граждане Карабаха не участвовали в выборах в Армении и не избирали его премьер-министром. «У них есть свой президент, парламент и правительство. По этой причине я не могу вести переговоры от имени Нагорного Карабаха», – доходчиво объяснил армянский премьер.

Более того, Никол Пашинян подчеркнул, что Армения не собирается даже обсуждать муссируемую с подачи Баку формулу «территории в обмен на мир», а затем дал твёрдо понять, что армянская сторона не будет говорить о компромиссах, пока официальный Баку внятно не ответит на вопрос, готов ли Азербайджан к компромиссу.

Как это внешне ни парадоксально, но ужесточение позиций стало происходить после неожиданной для общественности  неформальной, почти полуторачасовой  встречи Ильхама Алиева и  Никола Пашиняна 22 января на полях всемирного экономического форума в Давосе. Встреча, о содержании которой поначалу ничего определённого не говорилось, породила массу вопросов у обществ обеих сторон конфликта. Наряду с резонными вопросами в ход также пошли спекуляции и явные провокации, в частности, утверждения о готовящихся территориальных уступках с армянской стороны. Масла в огонь подливали заявления азербайджанской стороны  о готовности  предоставить Нагорному Карабаху статус автономии в составе Азербайджана. Разумеется, подобные циничные и провокационные по своей сути заявления  вызвали соответствующую реакцию представителей арцахских властей и общественности. Так, секретарь Совета национальной безопасности Республики Арцах Виталий Баласанян заявил о том, что «всё армянство не готово к территориальным уступкам взамен чего-либо». Категорично выразился и  председатель Национального собрания НКР  Ашот Гулян : «Я неоднократно напоминал и до сих пор продолжаю настаивать: принципы «территория в обмен на мир», «территория в обмен на статус» или «территория в обмен на международные гарантии» неприемлемы». А руководитель пресс-службы президента Арцаха Давид Бабаян, позитивно оценив встречи руководителей Армении и Азербайджана в плане  сохранения  преемственности мирного процесса и содействия стабильности и миру в регионе, одновременно отметил: «В Арцахе не представляют,  что может быть принята какая-то антикарабахская резолюция и предприняты шаги по ослаблению безопасности Арцаха, потому что ослабление одного из двух армянских государств сразу скажется на другом».

Между тем  президент Азербайджана Ильхам Алиев на расширенном заседании своего правительства не преминул сделать очередное деструктивное заявление о том, что переговоры вокруг урегулирования карабахского конфликта должны продолжаться только между Баку и Ереваном. «На первом этапе новое руководство Армении пыталось избегать переговоров. Прозвучали заявления, что Азербайджан должен вести переговоры с самопровозглашенным Нагорным Карабахом. В результате – переговоры проходят между Азербайджаном и Арменией», – сказал Ильхам Алиев.

Комментируя заявление Алиева, Давид Бабаян отметил, что это ещё раз демонстрирует истинные цели Баку, для которого  «урегулирование – не что иное, как сдача Арцаха». «Это абсурд, проявление армянофобии и реваншизма», – сказал Бабаян, подчеркнув, что без официального Степанакерта урегулировать конфликт невозможно. Вместе с тем он добавил, что «конфликт имеет две взаимосвязанные плоскости: первая – непосредственно урегулирование, вторая – поддержание мира и стабильности в регионе. «Мы не можем заводить этот процесс в тупик, настаивая на участии Степанакерта… Армения, ведя переговоры с Азербайджаном, вместе с международным сообществом продолжает способствовать усилению мира и стабильности в регионе», – заключил Давид Бабаян.

В целом руководство Нагорно-Карабахской Республики считает прямые переговоры Степанакерт – Баку не только возможными, но и наиболее приемлемым форматом для поиска всеобъемлющего решения конфликта. Однако Баку отказывается от прямых переговоров со Степанакертом, пытаясь представить карабахский конфликт в глазах международного сообщества как противостояние между Азербайджаном и Арменией. Цель реваншистской политики Алиева очевидна: выставить армянскую сторону агрессором и нивелировать факт самоопределения Арцаха.

Да, устная договорённость премьер-министра Армении и президента Азербайджана в ходе их краткой встречи на саммите глав СНГ в Душанбе способствовала снижению напряжённости и уменьшению количества нарушений на передовой. Однако все прекрасно  понимают хрупкость и временный характер подобных  устных договорённостей, основанных, образно говоря, на «честном слове», так как они не создают институциональных гарантий для установления стабильного мира в зоне конфликта. Тем более с учётом того, что Баку грубо попирает даже фундаментальное бессрочное Соглашение о прекращении огня, подписанное всеми тремя сторонами конфликта в мае 1994-го года по итогам войны (1991– 1994 гг.).

Что касается попыток официального Баку лишить основную сторону конфликта  – Нагорный Карабах (Арцах)  – права голоса, то они  органично вписываются в стратегию политико-пропагандистских спекуляций, последовательно  проводимую официальным Баку на протяжении уже третьего десятилетия. В этой связи нелишне напомнить нашим читателям, что за Нагорным Карабахом, основным  субъектом развязанной Азербайджаном широкомасштабной войны, закреплён статус  полноправной стороны конфликта в Бишкекском протоколе 1994-го года о прекращении огня.  Данный факт  зафиксирован также на Будапештском саммите СБСЕ (ОБСЕ) 1994-го года и в Пражском Резюме Действующего председателя на Первой встрече Руководящего совета  ОБСЕ от 31 марта 1995-го года.

Согласно этим документам, действенным механизмом урегулирования карабахского конфликта являются полноформатные переговоры с участием Нагорного Карабаха. Таким образом, нынешний формат переговоров (если их можно назвать таковыми) по урегулированию азербайджано-карабахского конфликта без участия НКР нарушает принятые официальные решения ОБСЕ о трёх сторонах конфликта. Конечно, Армения также официально является стороной азербайджано-карабахского конфликта. Однако она была вовлечена в конфликт  в условиях нарастающей агрессии Азербайджана, стремящегося физически уничтожить, изгнать, лишить родины армян Нагорного Карабаха, дабы завладеть их территорией.

В ходе ежегодной итоговой пресс-конференции министр иностранных дел Республики Арцах Масис Маилян подчеркнул, что участие в переговорах не является самоцелью для арцахской стороны, а преследует конкретные практические цели, в частности  содействие установлению стабильности и безопасности в регионе. «Как ответственный член международного сообщества и важный военно-политический фактор в регионе Арцах готов де-юре взять на себя свою долю ответственности за судьбу региона и региональную стабильность. Де-факто мы эту ответственность несём. По сути, Армия обороны Арцаха, сдерживая Азербайджан от новой агрессии, выполняет миротворческую функцию, играет роль стабилизатора, и Арцах является провайдером безопасности. Поэтому наше участие важно с точки зрения общих интересов и обеспечения мира в регионе», – сказал Масис Маилян.

При этом глава МИД заметил, что нежелание азербайджанской стороны  вести переговоры в трёхстороннем формате свидетельствует о неготовности Баку к урегулированию конфликта. Основным препятствием для продвижения переговорного процесса, по словам министра, является стремление Азербайджана насильственными методами воспрепятствовать народу Арцаха жить свободно и независимо на родной земле.

Комментируя заявления представителей бакинского режима  о том, что Азербайджан готов предоставить народу Арцаха «гарантии безопасности и право самоуправления на высоком уровне в рамках границ Азербайджанской Республики», Масис Маилян заявил, что «статус Республики Арцах и определение этого статуса находятся в исключительной компетенции граждан Республики Арцах, и никакой министр, президент или монарх той или иной страны не может определять для нас статус». При этом он добавил, что статус Арцаха определён его народом на референдуме от 10 декабря 1991-го года и подтверждён на двух конституционных референдумах в 2006-ом и 2016-ом годах и многочисленных выборах общереспубликанского значения.

Глава МИД Арцаха категорически высказался против попыток сведения сути азербайджано-карабахского конфликта к «межобщинному» формату, расценив такие попытки как спекуляцию и подчеркнув, что  в официальных переговорах могут принимать участие лишь официальные представители Степанакерта, Баку и Еревана.

Пока же очевидно одно: официальный Баку не намерен отказываться от своих реваншистских целей и максималистских позиций. Об этом, в частности, свидетельствует провокационное заявление министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедъярова о том,  что «краеугольным камнем переговоров по армяно-азербайджанскому конфликту, переговоров под эгидой Минской группы ОБСЕ является вывод вооружённых сил Армении с оккупированных территорий Азербайджана». Иными словами, в Баку надеются на капитуляцию армянских сторон и преподнесение ему на блюдечке независимого вот уже почти 30 лет Арцаха, отстоявшего свой суверенитет в результате общенародной  победы над агрессором, столь легкомысленно развязавшим кровавую войну в ответ на реализацию арцахцами своего исконного права на свободу и независимость...

Гипертрофированные политические амбиции и реваншистский дурман никак не дают нынешним властителям Азербайджана смириться со сложившейся ситуацией, и они продолжают тщетные попытки подавить волю карабахского народа угрозами, шантажом и грубой силой, жертвуя при этом жизнями простых азербайджанцев, которым в принципе Нагорный Карабах не нужен – они  не хотят погибать за чужую землю.

В контексте вышесказанного становится понятно, почему азербайджанские власти на протяжении многих лет препятствуют созданию международного механизма расследования инцидентов в приграничной зоне. В Баку понимают, что  внедрение таких механизмов на линии  соприкосновения войск позволит очень быстро выявлять истинного агрессора и провокатора. Тогда бакинскому режиму будет трудно пускать пыль в глаза международной общественности, рядясь в тогу невинной жертвы и миротворца…

Так что Баку полностью раскрыл свои карты и перед новыми властями Армении, а потому наивно ожидать в ближайшей перспективе какого-либо прорыва в процессе карабахского урегулирования. А это означает, что противостояние двух хорошо укреплённых лагерей, чреватое новой эскалацией напряжённости,  будет продолжаться ещё неопределённое время.  Однозначно можно сказать лишь то, что если Арцах, как основная сторона конфликта, будет включён на полноправной основе в процесс урегулирования, то подвижки в переговорах обязательно будут. А для развязки конфликта необходимы настоящий, а не показной настрой и здоровая политическая воля официального Баку.

Ашот Бегларян, Степанакерт

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.