Только несведующий в делах мог назвать Апрельскую войну «диверсией»

25 марта, 2019 - 19:12

До апрельских военных действий 2016 года ВС Азербайджана периодически организовывали на границе диверсионно-наступательные операции, вплоть до сбития в ноябре 2014 года нашего вертолета, выполнявшего учебно-тренировочный полет.

Мы все это помним. Но как можно крупномасштабные и развернутые враждебные действия, осуществляемые с использованием сил нескольких корпусов, бригад, спецназа и, наконец, почти всех видов вооружений, называть «диверсией»?

Об этом в беседе с информационным агентством Арцахпресс, обращаясь к утверждениям о том, что в апреле 2016 г. Азербайджан инициировал не войну, а диверсию, заявил секретарь Совета безопасности РА, Герой Арцаха Виталий Баласанян.

«По поручению президента Азербайджанской республики были созданы две условные группы для проведения крупномасштабных военных и информационных боевых действий. Информационный блок приступил к активной атаке, начиная с сентября 2015 года. Вначале они внесли и успешно провели в ПАСЕ проект доклада о Сарсангском водохранилище, тем самым пытаясь легитимизировать планы по его последующему захвату посредством военных действий. За этим последовало интенсивное распространение дезинформации о ситуации на границе, призванное подготовить почву для военной агрессии. А уже в начале 2016 года Азербайджан начал активнейшим образом приближать к передовой линии артиллерийские и ракетные огневые точки.

Теперь я обращусь к реальным планам действий врага в апреле 2016 года, о которых нам стало известно как из расшифровки целого ряда документов, так и из других источников. На южном фланге вражеские подразделения ставили цель стремительной атакой достичь Ковсакана, захватив весь южный фланг Арцаха. На северной стороне в ходе первого этапа или до 4 апреля они собирались установить контроль над водохранилищем в районе Матагиса. Согласно планам их командования, это должно было обессилить центральное направление Армии обороны, поскольку наши войска были бы вынуждены выдвигаться в южном и северном направлениях. Они же танковыми соединениями планировали рассечь центральное направление и установить контроль над городом Акна, близлежащими населенными пунктами и высотой Ухтасар (Шелли). А 5 апреля у мечети Акны должна была состояться торжественная церемония награждения с участием Ильхама Алиева. Чтобы для нашего читателя было более наглядно, опубликую кое-какие данные, которые нам стали известны с помощью нескольких приборов видеонаблюдения, осуществляющих мониторинг на глубину до 20 километров.

Так, в наступлении в направлении Акны со стороны неприятеля участвовало около 229 танков и бронетехники. Для предотвращения этого продвижения с нашей стороны было принято решение об осуществлении удара на глубину 15-17 км, и наша артиллерия блестящим образом справилась с этой задачей, остановив попытки продвижения противника, предпринимавшиеся два дня подряд. У нас также имеется точная информация о том, что в результате нашего артиллерийского удара был убит командир вражеской бригады.

И, как я уже указывал, противник пустил в дело практически весь арсенал своего вооружения. Они применили все виды беспилотных летательных аппаратов: и разведывательные, и ударные, использовали управляемые противотанковые ракетные комплексы типа «Спайк», артиллерию различного калибра, «Смерчи». Однако, встретив сильное сопротивление армянской стороны и опасаясь дальнейшего развития событий (учитывая тот факт, что Армия обороны уже готовилась к наступательным действиям), 4 апреля власти в Баку обратились к Москве с просьбой о посредничестве с тем, чтобы остановить ход активных боевых действий.

Это — факт и, повторюсь, что квалифицировать это с чьей-то стороны как диверсия, означает не владеть ситуацией», — сказал В. Баласанян.

Обращаясь к утверждениям о том, что результаты судебно-медицинской экспертизы убитых и раненых доказывают, что большая часть наших солдат погибла в результате диверсионных действий, Баласанян резко опроверг их, указав, что 88% раненых имели осколочные, 5,5% — огнестрельно-пулевые, 1,5% — минно-взрывные ранения, а еще 5% — сочетали их с нервно-психологическими нарушениями. 46% раненых по завершении лечения вернулись в строй. «Что касается судебно-медицинских заключений погибших военнослужащих, отмечу, что у нас было 106 убитых, из которых 67 — в ходе боевых действий. В 85% случаев причиной их смерти стали осколочные, около 5% — минно-взрывные, а в остальных — огнестрельные ранения», — добавил герой Арцаха.

«Это — реальность, и пусть никто не пытается заработать какие-то дивиденды, вводя людей в заблуждение. Это не только не правильно, это еще и аморально», — подчеркнул генерал В. Баласанян.

На вопрос, как он относится к идее превращения Арцаха в мандатную территорию, В. Баласанян дал крайне резкий ответ: «Я категорически против попыток решения нагорно-карабахской проблемы в подобном формате. Карабахская проблема не связана с территориальной целостностью Азербайджана, и приоритет в урегулировании проблемы должен быть отдан мирному договору. Лишь в этом случае стоит вести переговоры по любым вопросам. Это касается и территорий, и беженцев, и материальных потерь, и военного фактора. В ином формате Карабах в лице властей, избранных его населением, сегодня не готов уполномочить кого-либо вести переговоры вместо себя».

Говоря о балансе между сторонами, В. Баласанян отметил, что в полном понимании этого слова, начиная с 1991 года баланса не существовало никогда, будь то в контексте человеческих ресурсов или материально-технической базы, однако итоги войны доказали обратное.

«И сегодня я убежден, что нельзя, чтобы кто-либо спекулировал этой темой. У нас имеется достаточно условий не только для того, чтобы обуздать амбиции противника и защитить наш народ от физического истребления, но и для того, чтобы, в случае необходимости, освободить новые исторически армянские территории. Поэтому я бы советовал им из собственных амбиций не пытаться вдруг создать атмосферу страха и запугивать наш народ. Подобного права нет ни у кого», — сказал в заключение секретарь Совета безопасности Арцаха.

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.